Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


 

Борис Кутенков

Книга отзывов


ЦИТОТРОН

Лента отзывов
Общий форум в LiveJournal
Книга жалоб и предложений


Андрей Баранов. Изгнание из Рая. Стихи
Иван Клочков. Стихотворения.
Александр Корамыслов. Поэт и финифть.
Александр Щедринский. Молчания ночного антитеза. Стихи
Денис Гербер. Будитлянин, или Приснившаяся змея. Рассказ
Ростислав Клубков. Разговоры птиц. Рассказ
Ирина Кадочникова. "Слово, ставшее событьем". Рецензия
Литературные хроники: Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной.

Поставьте себе кнопочку!
Инструкции по установке
Авторская кнопка
Имя:   
E-mail: 
Внимание! Указывая свой почтовый адрес,
Вы совершаете это на свой собственный страх и риск!
Сообщение: 
  Внимание: временно,
в целях борьбы со спамом,
нам пришлось запретить
любые web-адреса (URL)
в текстах сообщений.
Постарайтесь обходиться
без них!
Допустимые тэги: <b>bold</b>, <i>italic</i>, <u>underline</u>
<tt>моноширинный шрифт</tt>


  



Архивы: 



20.10.18 14:03:17 msk
Владислав Пеньков

Дорогой Борис, примерно год тому назад Вы гостили в Таллине. Вспоминается довлатовский анекдот о секретаре ленинградского горкома, оставившем надпись в книге почётных гостей "Авроры". "Посетил легендарный крейсер. Произвёл неизгладимое впечатление." Мне жаль, что тогда я так и не задал Вам вопрос - действительно ли Вы считаете свинство единственно возможным образом поведения? Впрочем, ответа не жду и сейчас.
Теперь о Ваших ст-ях. Ст-ния Ваши беспомощны, донельзя вторичных и, что очень показательно, больше всего напоминают продукцию пишущих девочек. Борис, а ведь совсем не обязательно писать адресаткам Ваших ст-ний так, как пишут адресатки. Что касается "золотистого гноя", который льётся в одном из Ваших ст-ний, но пропитал их все, уверяю Вас - это в высшей степени мерзко и, хоть я его не пробовал, уверен, что совершенно безвкусно. Разумеется, поделать с этим я ничего не могу - гной Ваш. Могу только попросить Вас самому его и употреблять. Я предпочитаю другие напитки. Думаю, я в этом не одинок. А Вам - приятного аппетита и всего самого доброго в том, что Вы считаете жизнью.
Я прошу редакцию не удалять комментарий. Написан он искренне, то есть исключает желание оскорбить. Просто, так сказать, народ должен знать своих героев, метящих в Новые классики, в местечковые Пушкины.


20.10.18 14:03:17 msk
Владислав Пеньков

Дорогой Борис, примерно год тому назад Вы гостили в Таллине. Вспоминается довлатовский анекдот о секретаре ленинградского горкома, оставившем надпись в книге почётных гостей "Авроры". "Посетил легендарный крейсер. Произвёл неизгладимое впечатление." Мне жаль, что тогда я так и не задал Вам вопрос - действительно ли Вы считаете свинство единственно возможным образом поведения? Впрочем, ответа не жду и сейчас.
Теперь о Ваших ст-ях. Ст-ния Ваши беспомощны, донельзя вторичных и, что очень показательно, больше всего напоминают продукцию пишущих девочек. Борис, а ведь совсем не обязательно писать адресаткам Ваших ст-ний так, как пишут адресатки. Что касается "золотистого гноя", который льётся в одном из Ваших ст-ний, но пропитал их все, уверяю Вас - это в высшей степени мерзко и, хоть я его не пробовал, уверен, что совершенно безвкусно. Разумеется, поделать с этим я ничего не могу - гной Ваш. Могу только попросить Вас самому его и употреблять. Я предпочитаю другие напитки. Думаю, я в этом не одинок. А Вам - приятного аппетита и всего самого доброго в том, что Вы считаете жизнью.
Я прошу редакцию не удалять комментарий. Написан он искренне, то есть исключает желание оскорбить. Просто, так сказать, народ должен знать своих героев, метящих в Новые классики, в местечковые Пушкины.


06.01.15 23:35:48 msk
Аноним

Беседин - ужасающий крымнашистский графоман, интервью соответствующее.


17.12.12 18:22:44 msk
Хелена Томассон (helena.tomasson@mail.ru)

Стихи ваши почитала, Борис. Все откывается. Стихи, кстати, понравились. Желаю успеха в обменах!

А интервью так и не открывается. Какая-то кодировка хитрая, может, мой комп не поддерживает.
Ну, присылайте, да, если не трудно.
Можно ссылку на там, где полностью оно опубликовано.


10.12.12 16:36:08 msk
Борис (boris.kutenkov@mail.ru)

Странно, у меня всё открывается. Вроде бы и у других. Может, переслать Вам на мэйл, если уж совсем никак? :(


10.12.12 15:39:12 msk
Хелена

Интервью с Бахытом Кенжеевым не открывается. Сначала текст виден, но потом вдруг исчезает. Симпатические чернила?


07.11.11 20:01:24 msk
Наталья Мамлина (ferns@inbox.ru)

Борис Кутенков из тех авторов, кто уделяет большое внимание технике стиха, совершенствуясь от подборки к подборке. И новые стихи не исключение – автор показал свое уверенное владение не только излюбленным пятистопным анапестом («Снится-бредится: белое солнце над нервной Невой…»), но и короткой стихотворной строкой («Колыбельная», «В сердце, Леночка, нож карманный…»), поиграл смыслами («Я живу как пасхальный кулич в ожидании рая: / ни о чём не пекусь…», «Меняюсь к лучшему. Меняю / двухкомнатную хату в центре / на однокомнатку с доплатой. / Мой худший – прост и безоружен, / а лучший – злится и вздыхает…»), выдержал натиск самому себе установленной схемы рифмовки («В сердце, Леночка, нож карманный…», «Объявление»), кое-где удачно недоговорил («всё это было б не- , когда бы не…»), хотя кое-где наговорил лишнего (неуместным мне видится сравнение лирическим героем себя с пасхальным куличём; стихотворение «Левой, правой, вот сюда…» я бы закончила на строке «воскресят меня иного»).
Объективно данная подборка обладает многими достоинствами – всё больше по части техники, но чего ей (подборке), на мой взгляд, не хватает – так это ясности, чёткости, прозрачности. Нужно ли это стихам Бориса Кутенкова? Никто не ответит на этот вопрос лучше, чем сами тексты автора.
При первом же прочтении в глаза бросается следующей словесный ряд: всё как-то туманно; овеяно горестным сном; лица размыты; голос – эхо, полузвук; плывущие призраки-лица; расплавленный день; внутри – туман; это что-то сродни туману; «…треть судьбы позади, остальное в тумане. / Впрочем, – прошлое тоже туманно на треть» и т.д. Количество «тумана» на подборку поражает и пугает. Такие чувства как зрение (лица размыты, плывущие призраки-лица) и слух (голос – эхо, полузвук) оказываются, практически, бессильны. Частые повторы и перечисления в стихах – живые свидетели того как трудно подобрать единственно верное, самое точное слово, когда

Внутри – туман, и всё же не такой,
как тот, наружный, что шалит вслепую…

Так недолго и вовсе продрогнуть, потеряв все ориентиры. Туман подбирается к сердцу: «В сердце, Леночка, стыд туманный», «У каждого на сердце ложь / и свой к другому счёт». И наконец следующее:

Но есть иной – и нет его страшней:
он – яблоко, туманом налитое;
он спрашивает с детской прямотою
у внутренней могилы: «ты в покое?», –
и сам же отвечает ей.

Это настроение холода царит во всех стихах. В «Колыбельной» оно выдает себя и неожиданно формальным обращением к младенцу: «Ребёнок, засыпай».
Как осознавать себя, будучи в таком состоянии? Как пытаться понять своего читателя? Задача не из легких. Понимает ли лирический герой весь ужас того, о чём говорит, о чём размышляет? Или это просто очередная игра: забавная и ужасная, смысловая и бессмысленная, смешная и грустная?

Там всё, что нужно: чёрный пистолетик
и два стишка на ювелирном дне,
чтоб резво посмеяться напоследок –
всё это было б не- , когда бы не…

Да, автор отдаёт себе отчёт, вернее только начинает отдавать себе отчёт: улыбка ещё не сошла с его лица. Словно человек, которому сообщили неожиданную трагическую весть: он нервически улыбается и говорит: «да нет, нет, этого не может быть…» Но потом приходит осознание – и начинается самое страшное…
В подборке заявлены две серьёзные темы: тема смерти, и тема двойников. Вполне возможно, что именно объединив эти темы – найдётся ответ на вопрос, поставленный выше: жаждет лирический герой Кутенкова ясности и чёткости, или это вовсе не надо «ограненным звукам» его стихотворений. О смерти в данной подборке говорится ни как об уходе из мира, но скорее как о перерождении. Назревает некий перелом, переход от себя одного к себе другому. «В этой системе разладилось что-то» и надо менять её. Есть «лучший» и «худший», есть «мой двойник», есть «мой враг» (может не только внешний, но и внутренний). Автор чувствует необходимость перерождения:

подзабытые черты
воскресят меня иного.

Холод возникает от обид.

…за словарь, что пленён обидой
и покорен сейчас не мне.
Не сверкнёт в огранённом звуке,
новых смыслов не породит,
а лежит с апатичным видом,
отвернувшись лицом к стене.

Слово уже не может вернуться в то, что означало, смысл не может стать абсолютным, словарь и вся техника стиха покорны не автору, но его обидам. Вспоминаются, ставшие уже хрестоматийными, строки Гандлевского: «Но стихи не орудие мести, а серебряной чести родник».
Борис Кутенков пишет: «Чем сеченье прозрачней – тем сердце моё горячее». Прозрачность, ясность, чистота сечения стиха – вот к чему, на мой взгляд, стоит стремиться автору подборки, прекрасно понимающему, что стихи вовсе не трибуна обид, а нечто другое. Сердце, ставшее горячее, обречено сгореть, но оно может и других поджечь. Внутренней могиле такое не под силу.
Будем ждать, когда закончится мучительное перерождение, и автор, быть может, выйдет на ясный свет, в котором согреется сам и сумеет согреть своего читателя. А то, что автор жаждет избавиться от холода, и за чудо почитает преодоление обид – тому подтверждением могут послужить следующие строки:

Так холодно, пойдём скорей отсюда…
Залив и дюны в череде камней.
Последнее оставшееся чудо –
в последний час не вспоминать о ней.










НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]
Словесность