Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




БЫК


Бык носится взад-вперёд, взрывая специально насыпанный для него на камни мостовой песок. На губах уже пена. Нет, на песке нет крови, это так, безобидные шутки. Кто-то трясёт перед быком тряпичной куклой, кто-то размахивает куском картона. Резкий поворот, бросок, копыта забрасывают песком глаза зрителей. На заборе вырос живой лес: никому не хочется попасть на рога. Самые проворные просто отскакивают подальше. Куда уж ему угнаться, слишком много раздражителей. Бросок, ещё бросок...

Бык явно не понимает, что он им всем сделал, чего они от него хотят. Он пытается защититься, восстановить справедливость единственно доступным его пониманию способом: он нападает на обидчиков. Снова и снова... Нет, что вы, никакой крови, безобидные шутки. Вот, кто-то ухватил его за хвост. Недалеко дежурит машина скорой помощи: всякое бывает.

Бык, ведь, такой сильный, дразнить сильного почётно. Так демонстрируется ловкость, храбрость. Что ему, быку, сделается? посердится и перестанет.

Через день говорят: умер бык. Отчего? Было слишком жарко...

Через сколько булавочных (и не только) уколов проходим мы за свою жизнь? Человек выносливее быка. И что мы все друг другу сделали? Зачем при каждом удобном (кому?) случае стремимся показать своё превосходство, кто - совсем открыто и примитивно, кто - утончённо, а значит, более жестоко? Почему радуемся, одержав хоть в чём-то, хоть маленькую, но ПОБЕДУ над ДРУГИМ?

Думается, и самый добрый человек с трудом подавляет поганые мыслишки: я чище, добрее других. Помните, мир держится на семи праведниках. Но если один из них хоть раз подумает о себе как о праведнике, он тут же перестанет им быть.

Пройти через унижение для воспитания в себе человечности... Сколько об этом писали? Страшное это испытание, как некоторые древние инициации. Пройти через это и остаться, вернее, стать человеком, а не превратиться в зверя. В быка с налитыми кровью глазами, который готов мстить всем без разбору. Мстить, скорее всего, неповинным. Потому что мучители чаще остаются вне сферы досягаемости.

Как размыты грани между человеческими чувствами, как неточны названия человеческих порывов, поступков, качеств, придуманные людьми. Пройти через унижение - значит, унизиться? Стать униженным, низким? Но только таким путём возможно восхождение, вознесение: с креста на престол Духа.

Унижение. Внешнее: тебя пытаются унизить другие. Внутреннее: ты унижаешь себя сам. Но, если тебя унижают, а ты не повинен ни в чём, не заслуживаешь этого унижения - их попытки бесплодны. А твоя заслуга - кротость, терпение. И насколько больнее, а значит, полезнее, если ты осознаешь свою низость, вину, грех - и мучаешься этим, жесточе всех обвиняя себя сам. Вот, когда кровью отмываются одежды. Белые одежды святых...




© Ирина Фещенко-Скворцова, 2015-2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность