Словесность

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Эдвин Эстлин Каммингс

э.э. каммингс

Эдвин Эстлин Каммингс  

Эдвин Эстлин Каммингс (14 октября 1894 - 3 сентября 1962).

Один из основоположников модернизма, поэт, художник, прозаик и драматург Эдвин Эстлин Каммингс известен не только тем, что отказался от прописных букв даже в написании собственного имени и фамилии, но прежде всего неожиданным, ироничным и пристальным взглядом на мир и на людей, от которого невозможно спрятаться фальши, лжи, ханжеству и фарисейству, отразившийся также в оригинальном синтаксисе и словоупотреблении. Окончивший классическое отделение Гарвардского университета и защитивший степень магистра, Каммингс отправился добровольцем вместе со своим другом и однокурсником Джоном Дос Пасосом на Первую мировую, где немедленно влюбился в Париж. После всевозможных проволочек, он, наконец, принял участие в военных действиях как водитель машины скорой помощи, но вскоре он и его товарищ Уильям Слэйтер Браун были арестованы по подозрению в шпионаже и "нежелательной деятельности", так как их письма домой, которые проверялись военной цензурой, были полны антивоенных и антимилитаристских взглядов и отказом считать всех немцев врагами. Кроме того, полагают, что их начальник некто Андерсен невзлюбил молодых интеллектуалов и приложил усилия, чтобы от них избавиться. Друзья провели в заключении в лагере Ла-Ферте-Масе в Нижней Нормандии более трех месяцев и были освобождены после того, как отец Каммингса обратился к президенту США Вудро Вильсону. Впоследствии Каммингс описал свой опыт в романе "Огромная комната" (1922), о которой чрезвычайно высоко отзывался Ф.С. Фитцджеральд. В 1920-х и 1930-х гг. Каммингс неоднократно возвращался в Париж, где подружился со многими выдающимися художниками, писателями и поэтами-авангардистами, прежде всего с Пабло Пикассо и Эзрой Паундом. Побывал Каммингс и в России в 1931 г., где от его пристального взгляда также не могли укрыться фанатизм, человеконенавистничество, ложь. Все это описано и в стихах, и в романе "Айме", опубликованном в 1933 г. Однако в этом ироничном и скептичном человеке, который даже престижные Нортоновские лекции в своей "альма матер" озаглавил "шесть нелекций", было не меньше любви, чем иронии.

Ян Пробштейн   







 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]