Словесность

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]



СОБСТВЕННОСТЬ НАРИЦАТЕЛЬНОГО

э.э. каммингс мог бы не писать ничего, кроме своего имени. Начертав его с маленькой буквы, он превратил собственное в нарицательное. Имя файла - в расширение. Отсёк привязанности, если хотите. Дал всем понять, что э.э. каммингс - такой же род вещей, как таракан, вяз, электровоз. Э.э. каммингсов, возможно, много, но все они для говорящего неразличимы. Имя собственное подставляет своего носителя, делает его собственностью Других ("которые ад", см. Жан-Соль Партра).

Но без бумажки ты букашка. Букашка вольна ползати, куда вздумается. Без бумажки ты э.э. каммингс. Этому э.э. каммингсу мы дадим кличку Тузик, а тому - Жирный, но все клички бессмысленны. Э.э. каммингс - вещь в себе, неподвластная акту именования.

Что касается данного стихотворения: конечно, э.э. каммингс (а чего еще ждать от э.э. каммингса, э.э. каммингсы - они такие) своровал стратегическую уловку у Одиссея. Никто всесилен - ибо он Никто. Персонифицированные служебные слова (верные Мухтары) э.э. каммингса, напротив, враждебны главному герою. Но одновременно - they shape his life by their absence (Шишков, прости, не знаю, как перевести). Страшный мир - даже изгоям он навязывает свои законы.

Русские реалии - это сознательно. Цель шкурная - помочь читателю идентифицировать себя с героем. Город Очень-Некий, по моим предположениям, расположен на полпути из пропойска (Пропой-ка) в Златоуст. В провинции из-за скученности (каждый -на виду) жизнь ближе к смерти и они обе вместе - к сути.

светлана силакова   




e.e. cummings
(1894-1962)

anyone lived in a pretty how town
(with up so floating many bells down)
spring summer autumn winter     
he sang his didn't he danced his did.

Women and men (both little and small)
cared for anyone not at all
they sowed their isn't they reaped their same
sun moon stars rain

children guessed (but only a few
and down they forgot as up they grew
autumn winter spring summer)
that noone loved him more by more

when by now and tree by leaf
she laughed his joy she cried his grief
bird by snow and stir by still 
anyone's any was all to her

someones married their everyones
laughed their cryings and did their dance
(sleep wake hope and then) they 
said their nevers they slept their dream

stars rain sun moon
(and only the snow can begin to explain
how children are apt to forget to remember
with up so floating many bells down)

one day anyone died i guess
(and noone stooped to kiss his face)
busy folk buried them side by side
little by little and was by was

all by all and deep by deep
and more by more they dream their sleep
noone and anyone earth by april
wish by spirit and if by yes.

Women and men (both dong and ding)
summer autumn winter spring
reaped their sowing and went their came
sun moon stars rain


swet4.jpg
койкто жил в одногороде очень неком
работал в нескладе рожден человеком
солнце облако дождь радио небо
он пел свои бы и плясал свои не бы
любые переженились на любых
всякие шлялись потом вышли в люди
колеса ботинки провод верба
ниоднане влюбилась в него беззаветно
swet5.jpg
swet2.jpg
койкто мечтал о просторах небраски
читал не по складам про нерпы несчастье
миссисипи ганг обводный терек
ниоднане говорила обойдемся без денег
прочие звали разных на кофе либо чай
ехал ли автобус или директор кричал
птицы воздух лужи автомобили
а ниоднане любила ниоднане любила
swet3.jpg
swet7.jpg
койкто вышел неодетый во мгле
захворал сгорел похоронен в земле
бабочки крылья паруса кили
ниоднане рыдала на его черной могиле
swet6.jpg Перевод и фотографии
Светланы Силаковой



© Светлана Силакова, перевод, фотографии 1998-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 1998-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]