Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность



ДОЧЬ  ПОЛОЗА

(На мотив старинной песни)




      Ни мама, родная и крестная,
      ни отец, родной и духовный,
      ни белая бабка, ни строгая тётка,
      ни дед пчеловод, ни сестра, ни братья,
      ни знахарь, оставивший травы и яды,
      а теперь схимник обители ближней,
      который насквозь меня видит,
      ни жених - о нём я плакала больше,
      одна я, никого не осталось.

      Хотя, кому пою, тебе Полоз,
      а ты веси, что все они мне здоровы, все целы:
      духовник, кому за послушание говорила сердце,
      в тиши ответа не дожидаясь,
      отец, в путешествиях жизнь проведший, судьбу потерявший,
      мать, птица моя берегиня,
      крестная, а уж она-то меня любила,
      жених - он много ли понимает,
      хоть и любила его, любила.
      Бог молчит, а ты поёшь, Полоз.

      Что мне, девице, сад, а в саду могила,
      рудник горький золотожильный,
      мука моя да радость, Полоз сладкоголосый.

      Схимник один, в гонении, при болезни,
      золотая улыбка ходит, так мне поведал:
      изба твоя ведь не терем, ты в тереме-то живала.
      Вон околица, огородцы, после - опушка чащи,
      на опушке луг да болото, за лугом - озеро торфяное.
      Всё лес, всё горе-печали, а ты говоришь: Полоз.

      Слушай, дева, покуда женою не стала.
      Придёт крестная, скажет: в том, детка дело,
      что вместе не будут тебе Бог и Полоз,
      а этот, золото, он твой демон,
      играет, вишь, чешуёю своею,
      а тебе невдомёк, что Бог и что дьявол.
      Только ты, дева, крестной не слушай.

      Придёт мать и восплачется горько:
      кем была, дитя, и кем стала!
      Дай, спасу-сохраню, обойму-укрою.
      Только ты, дева, матери не слушай.

      Хуже, что отец родной промолчит,
      а духовный не пустит к причастью,
      но и прещенье ты превозможешь.
      О наречённом вовсе не думай:
      есть он, а всё как нету,
      такая ваша девичья доля.

      Пойдёт Полоз играть по осени,
      затем на солнце весеннем,
      как тысяча змей станет кольцами извиваться,
      придёт свита Полоза, кружат-кружат,
      сколько там изумрудных змеек,
      сколько затейниц из алой яшмы.
      Бытие станет - день вчерашний,
      что тебе Полозово царство.
      Ни тебе травы, ни тебе яды, ни заклинанья.
      Тогда найдёт на тебя Полоз,
      родит тебя Полоз
      из подземного травяного царства,
      разойдётся земля над тобою,
      отпустит прочь.
      В ясном небе возреет чаша,
      да орлы как будто из бронзы,
      лишь по пяткам блестящий холод
      проведёт напутствием.
      ...
      Хорошо мне схимник пророчил,
      а сам ушёл.
      Полоз лежит в саду у колодца,
      да за околицу, мимо грядок,
      мимо карьера да нового дома
      многоэтажного, с магазином,
      чешуя длится, золотом блестит.
      ...
      Я да Полоз; ни смерть, ни радость.
      ...
      Лишь когда Полоз молчит, Господь вступает,
      говорит не в разум, а в руки:
      так мол, так, сплети его звуки,
      его слова, лишь о том не думай,
      что яд его, Полоза, чешуя да тело
      людям вместо трав, вместо зелья.
      Я ещё Полозу поругаюсь, я ещё с ним поиграю,
      а он тебе за брата и мужа,
      а ты, душа, ему Госпожою.



© Наталия Черных, 2011-2024.
© Сетевая Словесность, 2011-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Елена Мудрова (1967-2024). Люди остаются на местах [Было ли это – дерево ветка к ветке, / Утро, в саду звенящее – птица к птице? / Тело уставшее... Ставшее слишком редким / Желание хоть куда-нибудь...] Эмилия Песочина. Под сиреневым фонарём [Какая всё же ломкая штука наша жизнь! А мы всё равно живём и даже бываем счастливы... Может, ангелы-хранители отправляют на землю облака, и они превращаются...] Алексей Смирнов. Два рассказа. [Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь...] Любовь Берёзкина. Командировка на Землю [Игорь Муханов - поэт, прозаик, собиратель волжского, бурятского и алтайского фольклора.] Александра Сандомирская. По осеннему легкому льду [Дует ветер, колеблется пламя свечи, / и дрожит, на пределе, света слабая нить. / Чуть еще – и порвется. Так много причин, / чтобы не говорить.] Людмила и Александр Белаш. Поговорим о ней. [Дрянь дело, настоящее cold case, – молвил сержант, поправив форменную шляпу. – Труп сбежал, хуже не выдумаешь. Смерть без покойника – как свадьба без...] Аркадий Паранский. Кубинский ром [...Когда городские дома закончились, мы переехали по навесному мосту сильно обмелевшую реку и выехали на трассу, ведущую к месту моего назначения – маленькому...] Никита Николаенко. Дорога вдоль поля [Сколько таких грунтовых дорог на Руси! Хоть вдоль поля, хоть поперек. Полно! Выбирай любую и шагай по ней в свое удовольствие...] Яков Каунатор. Сегодня вновь растрачено души... (Ольга Берггольц) [О жизни, времени и поэзии Ольги Берггольц.] Дмитрий Аникин. Иона [Не пойду я к людям, чего скажу им? / Тот же всё бред – жвачка греха и кары, / да не та эпоха, давно забыли, / кто тут Всевышний...]
Словесность