Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ЗАМОРОЗОК


 


      там, далеко

      Остров Васильевский, не васильковый,
      Линии жизни неточной подковой,
      Где там Вилькицкий бульвар?--
      Мне на Кадетскую и на Донскую,
      На Крузенштерна я выпасть рискую,
      Море темнее, чем взвар.

      Значит, и я говорю не о море,
      Ходит Камская в нелепом уборе --
      Чёрная речка -- предел,
      Мне бы вернуться - пройти Иностранным,
      Слушая Баха с его фортепьянным,
      Лишь бы на миг поредел

      Список потерь, и закрылся Трезини --
      Там Благовещенский, смотрят разини
      На Адмиральский -- и я...
      Как я ребёнком звал Адмиралтейский,
      Все, кто смеялись, испили летейской,
      За переправой родня.

      То и осталось - Васильевский, Лета, --
      Это за речкой горит сигарета
      И не разводят мосты,
      Взгляд переходит за Марсово, к Мойке,
      Словно стирая каналы, постройки,
      И оставляя кресты.

      _^_




      побудь

      Разделишь со мной веселье?--
      А грусть?-- помолчать?-- а лес?--
      А дружбы незлое зелье?
      Изменчивый нрав небес?--
      прогулку за разговором,
      Под вечер, когда темно,
      Не время обидам, ссорам,
      И ветер стучит в окно,
      Не призраком -- тенью тени,
      Прикидываясь немым,
      И я промолчу из лени,
      Как будто мы оба спим,
      Вернулись, день тихо прожит,
      Разделишь его со мной?--
      И прошлое не тревожит,
      И я до сих пор живой.
      И я обнимаю горы,
      И небо, тебя, холмы,
      И счастье внутри простора,
      Вне осени и зимы.

      _^_




      ветерок

      Ветерок распахивает окна,
      Занавески лёгкие светлы,
      Запастись бы ранним утром впрок, но --
      Не торгуют здесь из-под полы
      Ни простором, ни речной прохладой,
      Переливом детских голосов,
      Полуромантической балладой,
      Тенью от драконовых усов, --
      Облако как парусник и птица,
      А другое -- замок и дракон. --

      Этот ветер двадцать лет мне снится,
      Словно запоздавший рубикон,
      Всё, что после -- почернели доски,
      Пыль, и даже утром -- тишина,
      Выросли кусты на перекрёстке,
      Яблони у самого окна.

      _^_




      из 12 года
      Из цикла Петербург

      У книги не разрезаны листы, --
      Как будто бы опущены мосты
      И нам на жизнь и смерть не разделиться,
      Не обронить последнее "прости",
      Как под себя по старости грести,
      Не стать легендой северной столицы, --

      Каналы сузят рвы, и станут - швы,
      Под ядовитым семенем травы
      Потрескаются мрамор и граниты,
      История извергнет чужака, --
      Тот город, что растягивал века,
      Меняясь с одержимостью улиты.

      Чем каменные джунгли веселей,
      Тем больше в них запущенных аллей,
      Где пропадают львы и василиски,
      Где под мостами жизнь почище той,
      Что падает с последней прямотой
      В амбарным игом тлеющие списки.

      Над городом не ночь, но царский плен,
      Когда твой взгляд на уровне колен,
      И двери в небо - мост меж берегами,
      Когда провал - бегущая вода,
      Но странствия растлили города,
      И откровенья кажутся снегами.

      Застыл поток? - под аркой всё мертво,
      Быков одолевает естество,
      Атланты оскотинились, застыли,
      Так воздух пуст, что неподвижен свет,
      Что Клодтов конь анфас и в профиль - блед,
      Что наледь - миф о масле или мыле.

      Не жизнь, но тень в падении видна,
      Что более Фонтанка холодна,
      Чем Млечный путь и высохшая Лета,
      Что книга распадается сама
      На прошлое и горе от ума,
      На свет и тьму, на безнадежность света...

      И если жизнь - игра в царя горы --
      Какой звездою мы озарены? --
      И город бледен немочью холеры,
      Не Петербург -- Щелкунчик, Петроград,
      Сон разума и золото монад,
      Химеры одиночества и веры.

      Поэтому и книга -- без листов,
      Так монолитом одеянье вдов,
      Кирпичная надсада над гранитом,
      Всё, что в двадцатом было и прошло,
      И разделилось на добро и зло,
      И заново оплакано пиитом.

      _^_




      * * *

      Напои меня вечным покоем,
      Ненадолго -- до новой весны,
      Добровольно побуду изгоем,
      Чтобы видеть прекрасные сны --
      Бег полёвки по снежным туннелям,
      Ноздреватого наста раскрой,
      Убегающий к марту с апрелем,
      Облака на горе, над горой,
      След лисицы, синичью кормушку,
      Снежных шапок боярский размах,
      И когда заметает избушку,
      И ни свечки в холодных домах,
      И, когда темнота с тишиною
      Растворят мой обол без следа,
      Я глаза на минуту открою
      И смотрю, как струится вода.

      _^_




      скол

      Лёгкость осени -- жёлтое в алом,
      Сладкий привкус росы на цветах,
      Паутинка-муар покрывалом
      И плоды у зари на устах,
      А вечерней ли, утренней -- полно!--
      Всё чеширской улыбкой кота,
      Это вальса амурские волны,
      Даже если котомка пуста. --
      Привыкай к натюрморту, прохладе,
      Ранний сумрак всё более гол,
      Нарисуй страстоцветы в тетради,
      Как осеннего воздуха скол.

      _^_




      Пассионарность

                  Льву Гумилёву

      Мелькнуло, вспомнилось на миг -- пассионарий,
      Пусть образ выспренен и дик, и пуст гербарий,
      И дикари во все века звались иначе, --
      Грех не уважить старика и стать богаче
      На в меру умное словцо, пучок теорий,
      И пусть первично не яйцо, но и не торий,
      И мир худой, хотя война ничуть не краше,
      Побыть звездой, изведать дна, свернуться чашей,
      Порыв иссякнет, как волна, пассионарно,
      Плывёт отечество, страна, и всё -- попарно...

      _^_




      табачок

      Цветёт душистый табачок,
      Гусиных лапок шелестенье,
      И львиный зев сомкнул зрачок, --
      Прекраснодушное растенье,
      Преображающее сад
      В английский парк, античный портик,
      Где ожил гипсовый фасад,
      И можжевельник, символ готик,
      Всё выше с каждой сменой дат,
      И ягоды его - темнее,
      И лишь табак, герой-солдат,
      Стоит у мрамора аллеи, --
      Вернее - дух его живёт,
      Въедаясь в доски у веранды,
      Как в мох и шпалы - креозот,
      Как детская ангина - в гланды...

      А за теплицей - кабачки,
      Капуста, куст чертополоха,
      И мы играем в дурачки
      С тем, что оставила эпоха,

      Как птица, уронив перо,
      Качается температурка
      Волшебной сказкою Перро,
      Иль русской, там, где Сивка-Бурка...

      И не перо -- пристал репей,
      Чернеют в заморозок травы,
      И я -- игрушечный злодей,
      Плыву, не зная переправы...

      _^_




      не успел

      Все дома растут и умирают,
      Медленно и быстро, навсегда,
      Вне людьми придуманного рая,
      Без пилюли снега или льда,

      Просто возвращаются к истокам, --
      Камню и песку, ко праху прах,
      Без разрыва запада с востоком,
      Не теряя счастье или страх,

      Не читая хокку, сожалея,
      Не даря потомкам слог и строй,
      Не кляня ни галла, ни еврея
      Позднею осеннею порой,

      Впрочем, и жильцов не поминая, --
      Были или не были?- бог весть,
      Как слова и звёзды умирая,
      Так что ни страницы не прочесть.

      Если возвращаемся кругами,
      Иван-чай стоит - то синь, то бел, --
      Словно место, полное богами,
      Полдень перекрасить не успел.

      _^_




      ещё

      Перемежаются со временами
      Поиски истины, женщины, слов,
      Что же, дружище, останется с нами,
      Кроме любви и повинных голов?--
      Эта бегущая к небу дорожка,
      По небу, выше, за полночь, за край,
      Спящая медленным облаком кошка,
      Так что, дружище, теряй, не теряй --
      Внутренний взор сохранит эту спелость,
      Ягоды сладость и тяжесть плодов,
      Листьев осенних багряную прелость,
      Хрупкость и неистребимость садов, --
      Садом иду, даже в зимнюю стужу,
      И, замерзая, припомню одно --
      Кошка просилась из дома наружу,
      Солнечный зайчик стучался в окно.

      _^_




      и все слова

        "и все слова, как осенью листва"
        Наталия Федина
        "Чернила -- ответил он"
            А.Галич

      И все слова, как осенью листва,
      Сошли с небес и стали покрывалом,
      И я ищу не с музыкой родства,
      Не с общечеловеческим хоралом, --
      С огромным сотворением небес,
      Луной вполнеба -- скоро полнолунье, --
      С той тишиной, когда в шумящий лес
      Проскальзывает лисье или кунье,
      Тревога не близка, невелика,
      И манна то листвой, то облаками,
      Пока на землю падают снега,
      Преобразуя слово в оригами, --
      Фонариками эльмов такелаж,
      Журавлики, как белое на белом,
      И, счастье составляя из пропаж,
      Не кровь -- чернила -- заменяю мелом...

      _^_




      когда-то

      Я не знаю почти ничего
      О любви и о смерти,
      О падении после всего,
      О касании тверди,
      Но давно ощущаю простор,
      Забываю оковы
      На уступе скалы, в чаше гор,
      Где спадают покровы.
      Лес шумит. Далеко и вблизи.
      И, ночная кукушка,
      Ничего у меня не проси,
      Как подружка на ушко,
      Новый день поднимает заря
      На тяжёлые плечи,
      Как спокойно в конце октября,
      Словно время не лечит --
      Разделяет. И власть не страшит
      От и до, на рассвете.
      Когда свет на ладонях лежит,
      И ладони - на свете.
      Я не знаю и знаю одно --
      Далеко до заката,
      Полотно за спиной или дно --
      Я родился когда-то.

      _^_




      куст

      Так куст сплетает ветви в тесноте,
      Так видятся пожары в темноте,
      И голуби, и ласточки над крышей,
      Но воздух полон промелька мышей,
      Обломками разбитых миражей,
      Звездами, ниспадающими свыше.
      Что есть -- звезда?-- лучи, лучи, лучи...--
      На Морзе объясняются короче, --
      Так бьют о лёд в падении ключи,
      Падучая раскачивает ночи --
      Всё есть звезда, -- и чёрная дыра,
      И сердце за минуту до разрыва,
      И та любовь, что кончилась вчера,
      И остров за минуту до прилива,
      И воды над настолько глубоки,
      Что расплести мгновенье невозможно,
      И куст объят течением реки.
      Бессмысленно. Безропотно. Безбожно.

      _^_



© Илья Будницкий, 2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2022.





 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Ковсан: Чужие сны [Будет фейерверк: радужно весёлое многоцветье, набухающие на чёрном фоне неземные цветы, яркие нити, небо с землёй единящие...] Анна Нуждина: Литературный туризм. О модели организации стихотворения Вадима Муратханова "Путешествие" [...в наше время клипового мышления именно литературный туризм способен сосредоточить на себе истинное внимание аудитории. Это принципиально новая техника...] Александр Попов (Гинзберг): Детские стихи для читателей всех возрастов [...Но за Кругом за Полярным / Дом замшелый в землю врос: / Там живёт непопулярный - / Настоящий Дед Мороз!..] Илья Будницкий: Заморозок [И все слова, как осенью листва, / Сошли с небес и стали покрывалом, / И я ищу не с музыкой родства, / Не с общечеловеческим хоралом...] Владимир Бененсон: День, когда убили Джона Леннона [...Несмотря на сытый желудок и правильное содержание алкоголя в крови, спать не хотелось, и воспоминания о тех шести месяцах службы под Наро-Фоминском...] Надя Делаланд, Подборка стихов по материалам курса стихотерапии "Транс-формация" [Делаландия - пространство, в котором можно заниматься поэзией, живописью, музыкой, психологией, даже танцами... В общем, всеми видами искусства, только...] Наталия Прилепо: Лодка [Это твой маленький мир. Здесь твои порядки: / Дерево не обидь, не убей жука. / Розовым вспыхнул шиповник, и что-то сладкое / Медленно зреет в прозрачных...] Борис Фабрикант: Стихотворения [Пробел в пространстве залатать стихами, / заштопать строчкой, подбирая цвет, / не наглухо, чтоб облака мехами / дышали вслух и пропускали свет....]
Словесность