Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ШЛЯПА
Тема: работает ночью

    СИСТЕМА  СТАНИСЛАВСКОГО


Мне хотелось развлечься, и я завернул в кафе.

Там я немного выпил и подсел к нарядно одетой барышне. Она откровенно скучала.

- Коньячку? По случаю знакомства? - предложил я.

- Но мы не знакомы, - возразила барышня.

- Сейчас познакомимся. Меня зовут Петр Иванович. А вас?

- Анна Петровна, - улыбнулась она.

- Да вы мне в дочки годитесь. Ваше здоровье!

Мы чокнулись.

- Чем вообще занимаетесь? - осведомился я, разваливаясь посвободнее. Барышня была ничего себе, довольно изящная. Слишком накрашенная, но это необходимое и достаточное условие.

- Я работаю ночью, - она потупилась. Меня покоробил ее неуклюжий эвфемизм.

- А где же ужас, летящий на крыльях ночи? - я оглянулся в поисках сутенера.

Она жеманно рассмеялась.

- Думаю, мы поладим, - обнадежил ее я. - Договоримся. Как насчет Госпожи?

- Пока не доверяют, - вздохнула она.

- Жаль. Ну, не беда. И сколько денег это стоит?

- Тысячу рублей. Заходите.

- Что-то дешево, - отозвался я деловито. - За анал, конечно, доплата?

- Нет же, - она вскинула брови. - Я работаю ночью. Я играю Ночь в Театре Юного Зрителя.

Я встал. На мое плечо легла большая рука и усадила обратно. Я покосился: надо мной нависал огромный бугай - кавалер барышни, ненадолго отлучившийся.

- А вот и Ужас, - сообщила барышня. - Он играет Ужас.

- Очень убедительно, - голос мой дрогнул.

И я не ошибся в оценке.



Далее: Тема: призраки. Грех

ШЛЯПА: Предисловие и оглавление




© Алексей Смирнов, 2010-2020.
© Сетевая Словесность, 2010-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность