Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ОПЫТЫ  УПЛОЩЕНИЯ


- Вы живете на широкую ногу, - заметил гость, прогуливаясь по кабинету. - Сплошной Айвазовский - между нами, преизрядный халтурщик. Врун. Секстанты, штурвалы, барометры, компасы. Вот это все натуральное, смею заметить, медь и латунь. Вон я вижу на под потолком чучело нарвала. А шкура - белого медведя. Теперь мне ясно, что океанологам недурственно платят.

- Профессорам, - разгладил слегка раздраженный академик махровый халат. - И тем, кто выше рангом. - Сказать по правде, я принял вас исключительно из-за вашей назойливости. В придачу, признаюсь, мне хотелось позабавиться тихим - ведь тихим же? - безумием. Человек, который утверждает, будто живет на дне Тихого океана... - В квартире было душно, пахло нафталином и еще какой-то мерзостью. Гость, дюжий молодец, сел и поморщился. - Никак не привыкнуть, - пробормотал он. - Сказать по правде и только вам, иначе меня запрут в звуконепроницаемое помещение, я первый терранавт, который проник в ваши мозги. Я до отвала наелся вашей ядовитой корюшки. Вы не заметили, сударь, как уплостилась ваша грудь? А где же ваши черные от ультрафиолета квадраты, профессор?

- Член-корреспондент, - машинально поправил тот.

- Он уж точно не тот, каким был когда-то. Итак, вы напрасно приняли меня за масляное пятно. Я ваш Гагарин в космосе, где, кстати, всем вам тоже ничего не светит. Вернее, светит, но так морозит и жарит, что даже нас пробирает озноб. Я ведь вообще это вы. Гляньте в зеркало. Вас всех заменят.

Тот послушался и вдруг заорал:

- А меня куда же?

- Для этого, - нравоучительно сообщил Водяной, - внизу и стоит полицейский наряд. С циркулярной пилкой. У вас ведь нет небось ничего, кроме скальпа? Так, одному, мне не справиться. А эти ребята переведут вас в плоскость невидимости - разумеется, постепенно, чтобы вы привыкли к океаническим перегрузкам: обернут дыхательной пленкой, пока за миллиард лет не сформируются жабры. Пленка потом снимается, вы учитесь, пока не будет жабр, с позволения сказать, всем телом. Жабой выползете на берег, превратитесь в рептилию, погибнете от холода и метеоров. Ну, этого мы не допустим. За этим присмотрят, и вы представьте себе простейших и всю эволюцию заново. Вас интересует дно океана? Вы знаете, какое там давление? Как там жарко? Вам известно, что мы нарастали слоями источившись до микронов, ангстремов, нуклеотидных цепей? И при этом учиться? Но вот мы выбрались туда, где можно худо-бедно развиться из придонного ила. И даже развернуться. Поворотить всех жаб. как у вас выражаются.

- А дальше? - уронил слюну академик.

- Дальше? - А полицейский наряд?

По лестнице затопотал наряд.

- А я в Бога не верю! - вдруг выпалил океанолог. - И никакой эволюции не было!

- Дя? А где же он, ваш Бог?

Рассвет был близко.

- С иконками этими, ребята, аккуратнее. Оклады дорогие, снимайте их осторожненько. Образа - вообще крутизна. Полгода пасли! Конечно, через перископы.

апрель 2017




© Алексей Смирнов, 2017-2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018-2019.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Луис Камоэнс: Лирика [Луис Камоэнс (1524 - 1580) по праву считается Первым поэтом Португалии. Именно его называют создателем португальского литературного языка.] Литературно-критический проект "Полёт разборов", 27 января 2019: Рецензии [27 января 2019 в Культурном Центре им. Н.К. Крупской состоялась 39-я серия литературно-критического проекта "Полёт разборов". Стихи читали Алёна Каримова...] Дмитрий Гаричев: Стихотворения [мы всё прошли, и всё нам помогло / как бы благословение легло / на карты клубные без погашенья / всем видно нас, и к нам на afterglow / не нужно...] Алена Каримова: Стихотворения [а трава зелена и над нами солнце / смотрит прямо из космоса дай погадаю / на говорю протягиваю ладони / солнце водит по ним своими лучами...] Александр Фельдберг: Семь коротких историй про Блинную на Воронцовской [Когда становится особенно тоскливо, я отправляюсь в Блинную на Воронцовской, чтобы, подобно багдадскому халифу Гаруну аль-Рашиду, узнать, что обо мне...] Никита Николаенко: Знакомая ворона [Неожиданно прямо над ухом раздался громкий вороний крик, послышалось хлопанье крыльев и, зависнув надо мной на мгновение, ворона отлетела в сторону. Невольно...] Владимир Васильев. Диалоги о сокровенном и наболевшем [Подмосковный "Стихотворный бегемот" встречал тульскую литературную студию "Вега".] Виктория Смагина: От мая до декабря [Варить варенье из нарезанных ранеток. / Смотреть, как дольки превращаются в янтарь. / Прощаться с летом в мелких зернышках пометок, / шептать для...] Вера Суханова: Пчелиный путь [Катись, мой клубочек серебряных нитей, / Сквозь ушко игольное, землю, мытарства, / По жгучим пескам, облакам, по наитью / В неведомый край, в тридевятое...]
Словесность