Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




ВЫУЧЕННАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ


Менеджер караулил Наума Наумыча за порогом. Едва тот вышел от хирурга, менеджер взял его в оборот.

– Пройдемте сюда, – осклабился он и распахнул соседнюю дверь. – Пожалуйста, прошу заходить. Присаживайтесь. – Он проворно повернул ключ и спрятал его в карман. – Чай, кофе?

– Не стоит, благодарю, – отказался Наум Наумыч.

– Тогда к делу, – и менеджер уселся за стол. – Сейчас мы с вами обсудим способы и сроки оплаты, подпишем договор...

– Погодите, – сказал Наум Наумыч. – Я пока не готов платить.

Менеджер изобразил полную растерянность и захлопал глазами. Он стал похож на зверушку из мультфильма, огорчать которую – подло.

– Вероятно, тут возникло какое-то недопонимание. Но я помогу вам разобраться, это моя работа.

– Недопонимание есть, это верно. – Наум Наумович помахал счетом. – Я недопонимаю анализы. Зачем они вдруг понадобились?

– Как же без анализов? – ласково улыбнулся менеджер. – Без анализов никак невозможно, без них и шагу не сделать.

На это Наум Наумович выпятил губу.

– Я обварил палец, – сказал он. – Кипятком. Хотел, с вашего позволения, выпить чайку, и нате вам.

– Чайку! – понимающе закивал менеджер. – Это мы знаем! С этим чайком часто бывает... того.... Чаек это дело такое!

– Возможно. Повторяю: я обварил палец. К чему тут анализы?

– Ну, это доктору виднее, – развел руками менеджер. – Я не врач. Вот, черным по белому написано: анализы. Значит, быть посему.

– Нет, не быть, – возразил Наум Наумыч. – Пока я не пойму, на кой они ляд сдались.

– На кой ляд сдадите их вы, – уточнил тот. – Видите ли, в медицине существуют профессиональные стандарты. Диагностический минимум, если угодно. Мы должны получить представление о состоянии пациента вообще. Вдруг у него что-то?

– Например?

– Например, рак. Вы о нем ни сном, ни духом, а мы вам скажем.

– Большое спасибо. Не хочу вас обременять.

– Это наша почетная обязанность. К тому же работа должна приносить удовлетворение. Теперь, надеюсь, я понятно объяснил?

– Вполне, но старались напрасно.

– То есть вы не будете сдавать анализы?

– Не буду, – покачал головой Наум Наумыч.

– Если вам наплевать на себя, то подумайте о нас. Придет проверка, анализы не сданы, диагностический минимум не выполнен. Нас накажут. Вам не жалко?

– Чуть-чуть, но не так, чтобы очень.

Глаза менеджера зловеще сверкнули.

– Что ж, уважаемый Наум Наумыч, придется убеждать вас иначе. Вы же понимаете, что нам легко выяснить, где учится ваш ребенок, где работает жена. А где вы живете, нам и так уже известно.

– Нет у меня ни жены, ни ребенка. Я один. Сказал же русским языком: заваривал себе чайку! Неужели я делал бы это сам при живой жене?

Менеджер побарабанил по столешнице.

– Что, и вообще родных нет? – спросил он настороженно.

– Представьте себе – вообще.

– Ну, хорошо. Возможны и другие последствия, намного хуже. Вы в курсе, что о нас знают на самом верху? На самом-самом? – И менеджер указал на потолок.

Наум Наумыч вяло взглянул туда же.

– Нет, еще не в курсе. И что из этого?

– Они опекают нас, переживают за нас. Там очень нервные люди. Они могут расстроиться. Это прямо пороховая бочка. Достаточно чиркнуть спичкой... и все, они за себя не отвечают. Могут устроить войну. Даже ядерную.

– Если я не сдам анализы? Ведь недешево обойдутся!

– Да. Если вы не сдадите анализы.

– А если не сдам все равно?

– Тогда нам всем придется плохо, – прищурился менеджер. – Вы слышали, что в последнее время активизировались неопознанные летающие объекты? Если начнется ядерная война, они вмешаются. Запросто могут. Как два пальца. И вам тогда уж точно не поздоровится.

Наум Наумыч смотрел на менеджера молча. Тот закипал медленно, но неуклонно.

– А все почему? После, если будет кому, вам зададут вопрос: где вы были все это время? В белом пальто – где вы были? Это называется выученной беспомощностью! Все, что от вас требовалось – поссать и посрать в банку! Но вы не сделали даже этого. Вы пальцем не пошевелили!

– Вы думаете, все так серьезно? – спросил Наум Наумыч.

– Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь: где вы были, Наум Наумыч, когда все это еще зрело? Почему не удосужились поссать в банку?

– Хорошо, – Наум Наумыч выставил ладони. – Вашим красноречием вы меня убедили, только успокойтесь. Я поссу в банку. И посру. Надеюсь, мне зачтется этот жест доброй воли?

Менеджер, теперь стоявший, вытер лоб и снова сел.

– Зачтется, – сказал он устало. – Подпишите здесь и здесь. Банку возьмете у стойки регистрации.

Через десять минут Наум Наумыч покинул лабораторию.

В коридоре работал телевизор. Наум Наумыч остановился посмотреть и послушать. Спустя какое-то время он мрачно пробормотал:

– Кто-то все-таки так и не сдал анализы.

март 2023




© Алексей Смирнов, 2023-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Елена Мудрова (1967-2024). Люди остаются на местах [Было ли это – дерево ветка к ветке, / Утро, в саду звенящее – птица к птице? / Тело уставшее... Ставшее слишком редким / Желание хоть куда-нибудь...] Эмилия Песочина. Под сиреневым фонарём [Какая всё же ломкая штука наша жизнь! А мы всё равно живём и даже бываем счастливы... Может, ангелы-хранители отправляют на землю облака, и они превращаются...] Алексей Смирнов. Два рассказа. [Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь...] Любовь Берёзкина. Командировка на Землю [Игорь Муханов - поэт, прозаик, собиратель волжского, бурятского и алтайского фольклора.] Александра Сандомирская. По осеннему легкому льду [Дует ветер, колеблется пламя свечи, / и дрожит, на пределе, света слабая нить. / Чуть еще – и порвется. Так много причин, / чтобы не говорить.] Людмила и Александр Белаш. Поговорим о ней. [Дрянь дело, настоящее cold case, – молвил сержант, поправив форменную шляпу. – Труп сбежал, хуже не выдумаешь. Смерть без покойника – как свадьба без...] Аркадий Паранский. Кубинский ром [...Когда городские дома закончились, мы переехали по навесному мосту сильно обмелевшую реку и выехали на трассу, ведущую к месту моего назначения – маленькому...] Никита Николаенко. Дорога вдоль поля [Сколько таких грунтовых дорог на Руси! Хоть вдоль поля, хоть поперек. Полно! Выбирай любую и шагай по ней в свое удовольствие...] Яков Каунатор. Сегодня вновь растрачено души... (Ольга Берггольц) [О жизни, времени и поэзии Ольги Берггольц.] Дмитрий Аникин. Иона [Не пойду я к людям, чего скажу им? / Тот же всё бред – жвачка греха и кары, / да не та эпоха, давно забыли, / кто тут Всевышний...]
Словесность