Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СВЯТКИ


Колесо луны, на березах иней
Заячьим мехом, пока не тронешь.
Рождество! Год ушел, по сугробам синим
Туда, где даже себя не догонишь.
Обезьяньи ужимки високосных истин
Исчезли, с собой прихватив сомнений
Рухлядь. И… с богом! Ведь как ты ее не чисти -
Разит нафталином, даже под сенью
Полусферы глобуса звездного. Впереди ни зги.
Тропа по пояс. И на мысли "Где Вы?"
Застряли спиртом разбавленные мозги,
Как Юпитер нынче в созвездии Девы,
В буквах имени Вашего, линии ладони
(впрочем, линия то, скорее, сердца),
Но как ни крути - ни в Рождество, ни до,
Ни после - от нее уже никуда не деться.
На Святки каждый сам себе астролог.
Хватает всем коммунальных вертепов.
И, короток путь впереди иль долог,
Поворачивать - поздно; стоять - нелепо.
Пусть иной устал, а кому-то неймется,
Пусть хвост кометы давно потух -
Узнать обязательно доведется,
Каждому, где Ирод, а где Пастух.
Что в морозы держит на себе вода
Не единых праведников, зима - не лето,
А среди тайги, сугробов и льда
Тем и ценен вопрос, что не ждешь ответа.
Должно во внутрь повернулись глаза.
Но из себя выглядывать, как из щели заборной,
Противно уму. Да и душу выносит не только за
Скобки времени, а и… Проповеди Нагорной.
Белая муть. Впереди окна
Желтый квадрат в черноте Вселенной.
Снега падающего тишина,
Накладываясь на тишину Селены,
В пику Алгебре, плюс на плюс -
Минус Вас создает в итоге…
Но кого сужу, на кого молюсь,
Сегодня иные решают боги.
Где-то там, где, сорвав с головы парик,
Стар и мудр, а потому всесилен,
Пишет в вечности Глухой Старик
Свое Adagio molto e contabile.
И, найдя среди метеорных трасс
Ваших звезд голубые точки,
Можно увидеть уже сейчас,
Как Дорога, которую в одиночку
Не пройти, казалось, - обретает финиш.
А, не загадывая, кто там будет встречать,
Ту стену, что ни пробьешь, ни сдвинешь,
Можно, по крайности, не замечать.
Со Временем Памяти вечен спор-
Звездная, Каинова печать.
Хранит Фонарщик свой уговор,
Зажигая те, что в основном молчат.
Но пишутся где-то клеенчатые номерки,
В новую свечу перетапливаются огарки
И чьих-то ниток запутанные клубки
Тупыми ножницами кромсают Парки.



© Валентин Твердяков, 2000-2020.
© Сетевая Словесность, 2000-2020.

Обсуждение








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность