Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ВЫХОД С ТВОИМИ ВЕЩАМИ


 


      * * *

      никогда не пойму, почему я -
      истерический тощий мальчонка,
      отбитее которого поди поищи, -
      нравлюсь таким настоящим людям.
      вот они собираются рядом,
      вот они уже вместе со мною -
      родные, вечные, страшные -
      садятся в невидимый поезд
      и едут как можно дольше,
      похожие на голубей.
      школьницы с глазами шире лица,
      с улыбками - точно н е радости,
      с неказистыми моими строчками
      поперёк заблёванного вагона,
      с первыми встречными юношами
      говорящие своим длинным видом:
      вам на следующей? что же, езжайте!,
      и вот эти случайные тёти,
      неслучайные тёти и дяди -
      что останется в нас друг от друга -
      в вас от Бога, в тебе - от меня?
      молодые хорошие люди,
      жильцы многоквартирного дома,
      наблюдавшие меня в нетрезвом виде
      с папироской в нетвёрдых зубах! -
      мы когда-нибудь встретимся, точно, -
      непременно увидимся с вами,
      и никто не обидит другого, -
      и ведь это серьёзно, друзья!
      уж какие здесь, братцы, шутки,
      переезды, подъезды, маршрутки! -
      я люблю вас так, словно в жизни
      всех вас вижу в последний раз.

      _^_




      * * *
              А.

      пожуём неспелую волчанку
      поиграем в чёрную молчанку
      за стеной высокой за спиной
      Бог с тобой мой свет и чёрт со мной

      я черты любимые забуду
      буду жить как буду мыть посуду
      горбунком стучать в твоё окно
      делать всё что мне запрещено

      заполночь накачиваться дымом
      утром просыпаться нелюбимым
      не молиться Богу своему
      [как Ему на небе одному?]

      так себе должно быть хмарь да холод
      вечный сон неутолимый голод
      расширенье мира на дрожжах
      жуть под кожей ужас божий страх

      _^_




      * * *
              А.

      нашёлся мальчик для битья
      остался в пустоте
      на всё отдельная статья
      и все статьи не те

      ни тени жалости вдогон
      кулачный нежный друг
      как ты отчаялся так он
      найдёт себе подруг

      сегодня таяло сего
      не высказать вполне
      аминь глагола твоего
      вино вослед вине

      аминь глаголу твоему
      и имени аминь
      ты всё услышал краем у-
      ходи амфетаминь

      на первой скорости косми-
      честной господь горит
      ложится маленький костьми
      за свой метеорит

      он просит милого в аду
      гори гори везде
      творяй разверстую беду
      два ангела в узде

      _^_




      * * *
              И.

      людей собирают крупицами
      как золото и жемчуга
      решетчатых сумерек с птицами
      веками влекут берега

      и я молоко обожания
      глотаю взахлёб из ковша
      вселенной что всех моложавее
      живёт неизбежным дыша

      мой берег далёко рассеянный
      и мысли мои не сюда
      мне снится безвременник северный
      еловых распутиц вода

      безумный нарост можжевеловый
      на корках столетних пород
      таких что гляди не выведывай
      таких что никто не поймёт

      безжалостный светлый единственный
      мой мир на беду и на боль
      вчера я терзал тебя письмами
      а завтра расстанусь с тобой

      _^_




      * * *

      минус семьдесят девять
      градусов мой игнор
      что мне с тобой поделать
      чем увенчать позор

      чем оправдать бесправье
      нежного отвали
      горькое разнотравье
      слёзы сырой земли

      что-нибудь точно взбесит
      в-первых и во-вторых
      год проживать за десять
      плакать за семерых

      минусы делать милым
      неотвратимым да
      это всегда по силам
      прочее ерунда

      _^_




      * * *

      когда-нибудь ты скажешь: ну и пусть!
      вполне довольно видеть, что во взгляде
      и я тебя запомню наизусть:
      прощу тебя (простимся - Бога ради!)

      - вам имя - страх, безумье, молодёжь,
      вы друг темнотам, болям и печалям -
      когда-нибудь ты сам меня найдёшь -
      несбыточен, беспечен и отчаян

      ты станешь свет, зерно и перегной
      (что есть любовь?) - любой о ней прознает
      так ты - через меня, так летний зной
      собой простор рассеянный пронзает

      и блазнится на скользком склоне лет
      - непоправимо тих и переборщен -
      поэт любовь поэт любовь поэт
      глазницами не помнящими больше

      _^_




      * * *

      человечек-тростничок
      переломишь хрусть
      позвоночник ни при чём
      впрочем наизусть

      рот оскоминой оскаль
      затаскай с собой
      словно маленький паскаль
      сдавленную боль

      жвала чёрного труда
      жабры пересуд
      не ходи туда куда
      тёплого несут

      на носилках и в силках
      сахарных простых
      как подсолнечное ах
      и земное ых

      длинным туловом вины
      звуком без следа
      там где будете равны
      вместе навсегда

      _^_




      * * *

      моя любовь моя фиалка
      невзрачный бросовый цветок
      но даже с ним расстаться жалко
      прожилка стебель завиток

      завивка выкройка украдка
      зачем уходишь поутру
      и бьёт соцветья лихорадка
      на истерическом ветру

      _^_




      * * *

      мне никого не пристало нежить
      даже тебя дружок
      перемежается жисть на нежить
      пажитник
      на рожок

      ненависть на: ненароком выцвесть
      высеменить шаги
      в голосе взвесить сурьму и известь
      Господи
      помоги

      пальмою лавром кипреем вербой
      с прочими наряду
      заповедь старую новой верой
      сбрызни
      и я приду

      _^_




      * * *

      Это было море, слыло море,
      Это переполнило края.
      Дымчатый Некрасов на повторе,
      Плачущего Надсона шлея.

      Это перешло границы рифмы,
      Переразложилось и ушло
      Полистать раскосые страницы
      Алгоритму времени назло -

      Золотым веслом плакучих гениев,
      Скомканным пунктиром городов.
      Это мог почувствовать Тургенев
      В складчатых раскатах Виардо.

      Задыхался век тоской и ложью,
      Перепутья выморочный страж,
      И дурной Париж с подкожной дрожью
      Заливал слезами бельэтаж.

      Вот и мы готовы расходиться,
      И водой запружен каждый взгляд.
      Никогда назад не возвратиться,
      Где любой побит и виноват,

      Где шумят туманные прибои
      Ужаса священного в словах,
      И сияет золото любови
      В светлых и понурых головах

      _^_




      * * *
              В.

      Так, бывало, расставят слова
      По местам нежилое и злое,
      Что ни правды, ни вымысла вам
      Не скажу, - но дышу тяжело я.

      Что сказать вам, живые глаза,
      Я смогу, переживший Петрарку?
      Что любовь - стрекоза, стрекоза,
      Что все речи насмарку, насмарку.

      Кто круги обессиленным ртом
      Надиктовывал дикому Данту?
      Попрыгуньи кошмарный притон,
      Горбунок, приласкавший инфанту.

      Оглашенного неба разброд,
      Разбитного отчаянья омут
      От винта раздают, от щедрот -
      И уходишь, раздавлен и тронут.

      _^_



      [Последние стихи 2019 года]


      * * *
                  Е.

      Леночка, здравствуй. Намедни обещанный снег
      так и не выпал. На юг уезжает сожитель.
      Я у тебя недалёкий, смешной человек,
      я у себя проводник, реагент, проявитель.
      Поезд качает, птенец пробивает стекло.
      Вижу, как вечер плывёт надо мной, неприкаян.
      Хочется сделать хоть что-нибудь - просто назло
      миру бессмысленных, серых, убогих окраин.
      Вот встрепенулся, припомнил тебя наяву,
      вышел сухим из глазниц стрекозиного горя:
      кто я тебе, почему до сих пор я живу -
      знают в провинции тихой, у самого моря,
      знают приказы да списки, пахан и декан
      лучшего в мире университетского вуза,
      знает святая любовь, что пошла по рукам
      улицы, блока общаги, лжецов студсоюза.
      Что нам поделать? Скорее бы вывалил снег
      темпами Баха и списками на пересдачу.
      Музыка будет с тобою прекраснее всех.
      - Я и на юге о ней спозаранку заплачу.

      [...]

      Я у себя - проводник, реагент, проявитель,
      а у тебя - недалёкий смешной человек.
      Лиза сказала: "Наград у меня целый китель"
      (ну, прояви, перечисли, родной имярек!)
      Первая будет Нева, а вторая - квакушка,
      третья - мяукалка, Раменка, зга, похвальбушка -
      милым её колыханье описывал Фет;
      вот и теперь от меня передай им привет.
      Я далеко-далеко, а печаль недалече,
      милые спят в антрацитовой саже зимы.
      Кто недолюблен, оставлен, забыт, недолечен? -
      Я недолюблен, оставлен, забыт, недолечен -
      я недолечен - и все недолюблены - мы.

      Всем нам расхлёбывать эту любовь на прощанье,
      звуки коробить ещё не запаянным ртом.
      Было бы время - найдётся и выход с вещами,
      выход прямой - непременно с Твоими вещами -
      с вырванным именем, с памяти скорбным гуртом.

      _^_




      * * *

      о синбаде мариенбаде
      о фрегате палладе где
      в разливанном солёном аде
      по волнующейся воде

      свою песенку о сезаме
      о сим-симе окстить меня
      обливающийся слезами
      запоёт на исходе дня

      злое море упрётся в берег
      моряки не уснут в гробах
      и Господь им себя поверит
      как органу поверил Бах

      стариковское своё тело
      артиллерии полых труб
      чтобы падало и летело
      до неведомых длинных губ

      до почти что замкнувших уши
      перепончатых звёзд-сирен
      возвращайся-ка дескать лучше
      восвояси убог смирен

      воспевай и поныне воздух
      не предавший стократ водой
      если сможешь заслужишь отдых
      а не то обернись бедой

      пролети перекатным эхом
      по голодной пустыне дня
      да звериным душистым мехом
      оболги и убей меня

      _^_




      * * *

      видехом свет истинный...

      видя свет растерянной Вселенной
      как не встретишь Господа Христа
      Он живёт простой и вдохновенный
      расставляет вещи по местам

      по крестам бутыркам туруханскам
      письма милым шлёт из дальних мест
      не беда что почтальонам хамским
      достаётся этот светлый крест

      не со зла они с тобой бранятся
      боронят тобою чернозём
      вечного зубастого пространства
      все мы свет ломаем и грызём

      и по слову к свету прибавляет
      каждая приблудная овца
      где звезда камышная являет
      ясли увидавшего Отца

      _^_



© Ростислав Ярцев, 2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Людмила Табакова: Сиреневый блюз [День отгорел. Он оставил Вере немного тепла от пепла, немного от остывающих батарей, но окончательно отключил тепло душевное. В закрытое окно рвалась...] Любовь Артюгина: На бесконечном сквозняке [Будем жить - устали умирать. / Я одно скажу тебе, не целясь: / Где-то в позаправдашних мирах / Мы не дотянули до апреля...] Максим Жуков: А страна цветет, расширилась... [Отчизна во мраке. Но дело не в том: / Там есть у собаки свой собственный дом; / Где любят и знают, где пища и кров, / Но где отнимают и топят щенков...] Слави Арутюнян: Стихотворения [купола / в мирном небе / словно зонтики с пальцев Бога...] Александр Чернов: И Леннон такой молодой, и рядом Крупнов как живой [Шестые литературные чтения "Они ушли. Они остались" завершились разговором о рок-поэзии.] Сергей Казьмин: Стихотворения [звонят колокола, / и все бегут, / как будто без них Он не воскреснет / / некоторые даже на такси]
Словесность