Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МЫ  ПРИШЛИ,  ВЫ  НАС  ЗВАЛИ


 


      * * *

      Когда-то давно
      Я жил окнами в лес.
      И в тот миг,
      Когда дождь,
      Пролетая с небес,
      Видел меня,
      Он не видел тот лес.
      Да, я жил высоко...
      И в окна мои
      Не глядели глаза.
      Штор не знал...
      Говорят, на земле шли пиры и бои.
      Не знаю. Был лес!

      И в балконную дверь
      Я его иногда запускал.
      Но не помню,
      Давно,
      Из деревьев каких
      Был он соткан...
      Но это окно
      Был мой
        первый
          триптих...

      И я много
        с тех пор
          рисовал...

      _^_




      * * *

      И пять недель
      немытая палитра
      пыталась плакать
      светлыми цветами.
      И пять гостей пришли
      как будто выпить,
      Но были все
        в малиновом
          опальном.
      И позвоночником
      звеня,
      как по звоночкам,
      тянул один из них
      фальцет всё выше.
      С него весь хор
      степенно и по очереди
      снял мягко взгляды
      и оставил в нише...
      И бархат
      складками свисал,
      и бледных рук
      прозрачные молитвы,
      и утончённый
        неподвластный сад
      Всё рос и рос
        между гранитных
          плитин.
      И вот тогда,
      как в плавном
      завершенье,
      На фиолетово-
        сиреневом
          снегу
      я окунал
      в блаженную неделю
      Кисть дней своих,
        обещанных
          холсту.

      _^_




      НЕБО

      Синее небо.
      Ночью и днём.
      Как много синего цвета
      На свете...
      Сон.
      Говорят, оно чёрное
      Ночью.
      Но разве может быть
      Чёрный свет?
      Оно синее.
      Бальзам на беду
      Чью?
      Оно ведь белое днём -
      Этот тот же
      Солнцем разбавленный
      Синий цвет.
      Чёрно-белое только кино.
      В радуге таких цветов нет.
      И я не хочу потому
      Смотреть чёрно-белые сны.
      За чёрным снегом
      и белой землёй
      Не видеть весны,
      Чёрным по-белому
        что-то читать,
      Белым по-чёрному жить,
      Чёрными думами
        письма писать,
      В белом по-чёрному пить.
      Навек бы рассориться
      чёрному и белому.
      Одному жить как хочет -
      по-чёрному,
      Другому - как надо -
      по-белому.

      _^_




      * * *

      ...Что же
      В этой святой простоте
            такое,
      Что без Бога молиться
            хочется!
      И этим цветам,
        названья которых не знаю,
      И этому небу перед дождём...

      _^_




      * * *

      Строгие лица,
      Молчаливые звенья.
      Двери открою
      И - на колени.
      Давайте молчать
      На пороге мгновенье,
      Прежде чем жесты,
      Прежде смиренья.
      И, провожая
      После молчанья
      В бессмыслицу лестниц,
      В пролёты отчаяния,
      Прежде чем цепи
      Замкнут - не откроешь,
      Жалобу скрепим
      Молчанием
        всего лишь.

      _^_




      * * *

      Мне сказали,
        что попугай
      Не знает,
      Что кричит гостям...
      И хозяйке.
      Мол, и сам не поймёт,
      Что сказал,
      И глазами вращает...
      Я не верю!
      Ведь синие посвисты
      И зелёные
        с жёлтеньким
          перья
      С сизо-красным -
      Прекрасные повести.
      Отчего же словам
      Мне не верить?
      Заступлюсь я за попугая.
      Хоть скажу,
        что и сам такой.
      И хозяйке скажу:
        Дорогая!
      И
         хозяину:
        Друг ты мой!

    _^_




    * * *

    Американский авианосец
    И готический собор
    Потопили друг друга
    Посреди Тихого океана.
    Молодой викарий
    До последней минуты
    Играл на органе.
    До сих пор кружат в небе
    Ангелы и самолёты,
    Которым некуда приземлиться...

    _^_




    * * *

    Повезло.
    Мы слетались на полночь,
    Распускалась
      оконная вечность...
    Мы, конечно, подставим ладони,
    Мы, конечно, придумаем песни.
    И когда, не увидев проёмов,
    Среди звёзд, и луны, и печали
    Ослеплённые крикнут:
      "На помощь!"
    Мы шепнём:
      "Мы пришли,
      вы нас звали".

    _^_




    * * *

    Ты постарела так в моей душе,
    Как не состарят годы и вино.
    Хоть платьев накупи,
    Хоть перешей,
    Что было старого. И всё равно
    Ты для меня как тот цветок,
    Что оставляю зло и, не таясь,
    Я еду с балаганом на восток,
    Где сто цветов всегда,
        куда ни пасть.
    А он один хранит пустой мой дом,
    Ни влагою, ни солнцем ни богат.
    И если напоит его другой,
    Отдам ему его. Он будет рад.
    Да, знай, я отрекусь и уступлю.
    Быть может, только ты того и ждёшь.
    Пусть под дождем покажется - люблю,
    Когда с лучом ты солнечным уйдёшь.
    И всё равно полночное шоссе
    И первый светофор на Кольцевой,
    Хоть не желай того, вернутся все.
    Куда тебе, куда ещё домой?

    _^_



© Александр Немировский, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]
Словесность