Словесность

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Чеслав Милош



Чеслав Милош

Чеслав Милош (1911-2004) - один из самых выдающихся польских поэтов XX века, лауреат Нобелевской премии в области литературы за 1980 год. Иосиф Бродский, который был его другом, считал Милоша величайшим поэтом нашего времени. Родился будущий поэт в 1911 году в в Ковенской губернии Российской империи. Окончив университет Стефана Батория в Вильнюсе в 1934 году, он дебютировал книгой поэзии "Три зимы". В студенческие годы Милош - один из организаторов и лидеров поэтической группы "Жагары". Во время немецкой оккупации жил в Варшаве, издавая в подполье свои стихи. После войны опубликовал в Варшаве книгу стихов "Спасение" (1945), в которой, по выражению И.Бродского, он "не столько воспевает гнев и горечь, сколько шепчет о вине оставшихся в живых".

В 1951-м, будучи на дипломатической службе в "народной" Польше, попросил политического убежища во Франции, затем уехал в США. Там он преподавал современную литературу, в частности в Калифорнийском университете в Беркли. Уже за рубежом опубликовал множество книг стихов и поэм, книги прозы, эссе; публицист, литературовед, переводчик. Чеслав Милош был почетным доктором университетов многих стран мира. После перемен в Польше в 90-е годы Чеслав Милош вернулся на родину и до конца своих дней жил в Кракове и умер в 2004 году.

Милош прекрасно знал русский язык и, общаясь с переводчиками своей поэзии, нередко вносил свои поправки. Его стихи и прозу переводили Иосиф Бродский, Сергей Тхоржевский, Владимир Британишский, Наталья Горбаневская и другие.


Смотрите также: Наби Балаев, Ольга Роленгоф. "Чеслав Милош и пермяки" - "Сетевая Словесность", 15.12.2004

Стихотворения
Переводы Владимира Орданского
(7 июля 2011)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]