Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ДЕВУШКА


i.

И я не единственно о реинкарнации, но о полном искоренении себя из вас. Вы звуки мои помните? Забудьте их. Вы мыслей моих читатели? Не слышно вас. Вы люди мои рабы?

Этот краткий индустриальный дискурс о девушке, которая хотела благополучия и любви. Хотела в ресторан с молодым человеком и чтоб оглянулись все. Хотела быть предметом зависти у школьных и институтских подруг. В столицу хотела на праздники и в курсе быть, что там в театрах сейчас. Актеров, актрис хотела всех знать новомодных, кто где снимался и кому предстоит только. Вы понимаете, чем она рисковала, что на другой чаше подрагивало? Рисковала наклюкаться в зюзю и потерять контроль над лифчиком, а это в руках людей злонамеренных засосами на сердце чревато. Поэтому еще раз прошу: подумайте! Поэтому еще раз прошу лелеять в уме это. Не прекращать гонки по вертикали в шатре на рыночной площади, покуда взимает плату за вход инвалид Влас Шлагбаум, или как его там.

И вот она в столице.




ii.

Парень к ней ходил, чай ложкой помешивал, она ждала: когда лезть станет, а он стеснительный, на историческом учился. А батарея у них уже шипела очень, к ноябрю дело шло. Паровое отопление, он спросил: у вас центральное?! У нее даже похолодело внизу живота, потому что он выкрикнул этот вопрос и оплевал и ее, и докторскую, и зарделся. Вот тебе и воздушный поцелуй, получается, долгожданный. И тогда она поняла, о чем лифтерша Слава Мойровна упреждала ее в свое время - парень этот, Ленька Болдышев, был скаженный.




iii.

Приехала с опозданием на ржавом дребезжащем велосипеде, долго привязывала его к столбу, прежде чем поздороваться. Долго и неинтересно рассказывала о пользе велосипедов в городе, о том, что живет недалеко, но так привыкла к велосипедам, что. Потом пошли на Альмодовара. Она видела фильм три раза, но все равно часто смеялась, особенно в тех местах, где герои обписывались или обкакивались. Фильм выбирала она - италианка с длинным носом и неопрятными кудряшками. У нее пальцы были толстые, короткие - первое время он только на пальцы дам и глядел, и если они отличались от пальцев N (тонких, с закругленными ноготками, которые он любил целовать) - огорчался. Понимал, что это глупо и несправедливо, но...

Она не понимала, почему ему было несмешно, а он не понимал, почему она выбрала именно этот фильм. Когда-то она тоже жила в Калифорнии. После фильма пошли пить чай в евро-трэшевое кафе "Данте".

Вам знаком этот миг на первом свидании, когда становится ясно, как Божий день, что второго свидания не будет ни при каких обстоятельствах, но встать и уйти все же неловко, потому что друзья, которые дали вам ее телефон (или ей ваш) спросят: "Что ж ты, млин, не мог дотерпеть до конца и попрощаться как человек и как джентльмен?" А вот не мог, ломало.




iv.

Лимузинщица Нана была нарасхват. Красивая - страсть, ей парни звонили, однако ж она к ним со всей строгостью. Но давала только двоим. Ну, троим: красавчику Геше и красавчику Леше. Геша ее любил по-разному, а Леша всегда однозначно, но дольше и пронзительней друга, оно и понятно: негр-человек. Игорь, получается, вырвал ее с мясом с переднего сиденья, где она истекала по двум причинам: по женским и потому что зима. Но зима, она и в прошлом году зима. А Игорю нужны были просто люди: смешные, суетливые, слабые априорно, славные до не могу.




v.

Сам из Тбилиси, сделал бабки на недвижимости, от нее же и умер: паралич. Купил дом с тремя бассейнами в Беверли-Хиллз, узнал, что жена путается с садовницей, и выгнал обеих. Дочка от первого брака снимается в телесериалах, разгуливает по Мелроуз-авеню без трусов. Лобок дышать должна, объясняет. Лобок - это он, поправляет бодигард: Мужского рода.

- У мужчин мужского, у женщин - иначе.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность