Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность




ДЕДУШКА


Дед по материнской линии был мастером выразительного чтения. Подхалимы и прихлебатели утверждали, что его голосовым связкам завидовал сам Шаляпин. Не удивлюсь, если это действительно было так. О дедушке, например, рассказывали, что он, будучи проездом на Капри, перекричал самого Энрико Карузо, а Энрико Карузо, как известно, не удавалось перекричать никому, если не считать великого Шаляпина. Сохранились воспоминания очевидцев и фонограммы этих удивительных вокальных схваток.

Вот почему мы с сестрой Лавинией (Лялей) с особым наслаждением внимали дедушкиным чтениям фантастических историй, вышедших из-под талантливого пера мусью Жюля Верна, этого плодовитого французского сказочника, страдавшего хроническими запорами и гепатитом, что не помешало ему снискать любовь и поклонение всего просвещенного Парижа младшего и среднего школьного возраста. Как известно, фантастические истории о кругосветных путешествиях и всяких диковинных изобретениях очень выигрывают от мастерства чтеца. Помню, как дедушка возвращался с Нижегородской ярмарки с целыми связками самодельных книжек с картинками, и вечерами, едва над усадьбой взойдет луна и вечнобрюхатая дворовая девка Прасковья зажжет лучину, дедушка кликнет, бывало, нас ребятишек, сядет на басурманский манер на потертый коврик у печи, и неторопливо раскачиваясь, станет читать приятным своим баритоном истории об удивительных приключениях капитана Немо, того самого, что лье под водой, поскольку там меньше заметно, о проделках детей капитана Гранта - бесстрашного борца за права американских рабовладельцев, о знаменитом профессоре Мордзе, который с группой отщепенцев от палеонтологии вывел целую колонию полезных ископаемых из Египта, и множество других историй, я их всех до сих пор помню, хоть и сам скоро дедом стану, вот только старшую пристрою, а то засиделась конопатая.

Осенью к деду приходили рисовальщики-евреи, хоть им это дело под страхом смерти и возбраняется, но еврей, как известно, всегда запрет обойти способ найти сумеет, ежели дело пахнет водкой, выгодой или же свержением существующего миропорядка, а дед не скупился ни на перцовку, ни на прокламансы, да и платил ходокам исправно: рисунок - копейка, акварель - копейка, масло - копейка. Самым талантливым среди художников слыл еврей Лейба, или как его еще звали гундосый Гершеле. Он лучше, живее прочих, изображал дедушку глядящим из-под руки в заоблачную даль, или себе под босые ноги, чтоб не споткнуться об плуг, или - задумчиво - на зад тощей Савраски, чтоб не заляпала ненароком. Лейба-Гершеле одно время учился у гениального Васнецова и дело свое знал туго. Способное все же племя, недаром их многие так любят.

Однажды, в октябре, когда с самого утра зарядил мелкий дождь и караваны уток кружили над дедушкиной усадьбой, а Прасковья, по своему обыкновению, с печальным шумом обнажалась в дедушкином кабинете, Лейбу-Гершеле пришла в голову мысль приступить к новой серии эротических рисунков, сделанных с натуры через замочную скважину. И вот, под дедушкин приятный баритон и Прасковьины причитания, гундосый Лейба-Гершеле, засучив рукава, берется за уголь.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность