Словесность

Наши проекты

Выставка визуальной поэзии "Платформа"

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Джузеппе Куликкья

Джузеппе Куликкья

Джузеппе Куликкья родился в 1965 году. Он посещал философский факультет Туринского университета, проходил альтернативную службу, в 23-летнем возрасте на год уехал в Лондон. Пять его рассказов (из десяти посланных) были опубликованы в антологии "Under 25", и по предложению её составителя Пьера Витторио Тонделли он начинает "писать что-то более длинное". Так в 1993 году появляется роман "Tutti giщ per terra" - "Всё равно тебе водить" и его протагонист - лишенный фамилии бритоголовый пацифист Вальтер.

Успех книги оказался оглушительным. Она получает премию Монблан и в апреле 1994 года выходит в престижном издательстве "Гардзанти". Уже в июне выходит второе издание, за ним следуют другие, роман переводится на французский, немецкий, голландский, греческий, испанский, каталонский языки, сразу же был снят выдержанный в жесткой стилистике "нового европейского кино" одноименный фильм (режиссер Дбвиде Феррарио). Продавец книжного магазина, вольнослушатель философского факультета провозглашается одним из самых перспективных авторов и выпускает уже третий роман, его литературный опыт - "парадигматическим", и открывается целая мода на новых молодых писателей - с совершенно другим стилем, языком и, главное, мировосприятием.

Новизна романа состоит прежде всего в том, что в нём едва ли не впервые в итальянской литературе оказалось четко и адекватно артикулировано самосознание уроженца и обитателя огромного мегаполиса, для которого - в отличие от его родителей и даже многих сверстников - постиндустриальная эпоха, эпоха "конца истории", уже началась, и единый некогда мир безнадежно распался на несколько абсолютно несмешивающихся реальностей, ни в одной из которых герой не может почувствовать себя "своим".

Это новое мировосприятие определяет и чисто эстетическую новизну романа: в нём отчетливо проступают метаморфозы, происходящие с искусством по пути в постиндустриальную эпоху - снятие таких жестких бинарных оппозиций, как fiction / non-fiction и переориентация произведения с "вневременного" на настоящее и с читателя-потребителя на читателя-соучастника.

Именно такой позицией "соучастника" и объясняется подчеркнуто неакадемический язык сносок и примечаний переводчика.

Вообще, эстетическая значимость и актуальность перевода романа на русский язык представляется мне очень высокой. Жизнь крупных городов во всем мире становится всё более одинакова. В нашу повседневную реальность стремительно врывается поток новых понятий - эмпирических и, главное, ментальных, и русская литература остро нуждается в их назывании. Понятно, что проще и естественнее делать это через описание такой среды, где они воспринимаются не как что-то новое и появившееся внезапно, а как привычное и пришедшее естественным путем.

Моя цель как переводчика, т.е. посредника между русской и итальянской в данном случае культурой состояла прежде всего в том, чтобы помочь русскому читателю почувствовать себя вписанным в общий контекст развития цивилизации. Дружный восторг молодых москвичей, читавших мой перевод: "Надо же, оказывается, у нас всё как у них!" свидетельствует, что роман Джузеппе Куликкьи "Всё равно тебе водить" - благодатный для этого материал.

Михаил Визель
Март 1998, Хамовники

20 негритят
главы из романа
Перевод Михаила Визеля

(3 ноября 2004)
Всё равно тебе водить
глава из романа
Перевод Михаила Визеля

(13 октября 1998)

Роман можно приобрести на бумаге в Культурно-информационном центре "Панглосс": 119034. Москва, ул. Пречистенка, 8/3,
тел.: (095) 202-29-33. olga_riabova@mtu-net.ru

При подготовке к печати перевод был заново отредактирован.








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]