Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ОДЕССКИЙ  АПВЕЛЛИНГ

О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018


Город - это трамвай и море. По этим признакам Одесса - архетип Города. А одессит - не просто тип горожанина. Одессит - это раса и цивилизация. И, хотя Вера Зубарева возводит имя Города к древнееврейскому "одека", к 30-му псалму Давидову ("На иврите "одека" означает "я буду Тебя благодарить"), я слышу в этом имени название одной из гипотетических внеземных цивилизаций. Это Десса в дельте Лебедя с планеты Ария. Ну, мало ли что я слышу!

Одессит отличается от туриста тем, что созерцает Город не только со стороны летнего Ланжерона. И море ощущает не как огромную купальню, заполненную в прибрежной части полуголыми телами, а ближе к горизонту - одинокими отчаянными пловцами, которые уж и сами не рады, что так отдалились от пляжа. Я, кстати, благодарю судьбу, что в Одессу хронически попадала в периоды апвеллинга - подъема глубинных вод к поверхности, когда в море не сунешься, а если сунешься - цапнет ледяными беззубыми челюстями и накажет жестокой простудой на весь отпуск. Только этот апвеллинг сподобил меня не валяться мешком на песке и не вздуваться волдырями солнечных ожогов, но познать Город хотя бы в том малом масштабе, в котором он открывается чужаку.

Книга Веры Зубаревой о другой, непляжной Одессе. Об Одессе "в канун ноябрьских ненастий", об позднеосеннем Городес облетевшими каштанами и скукоженными акациями, где "мирятся жизнь и смерть, /Как пространство и время". Где "к морским глубинам тянется душа", к тому апвеллингу, который объясняет нам, что на глубине холодно, очень холодно, и, чтобы глотнуть тепла, приходится снова и снова выныривать и брести по отмелям. Книга обрамлена "чёрным квадратом истории". Несмотря на веселое заглавие там вообще много чёрного цвета, рифмующегося с Чёрным клавишным морем. Море Веры Зубаревой "ёжится посреди снегов", "вьюжится множеством волн". "Над чёрным морем-куликовым полем" разворачивается новая - или вечная - трагедия вольного и никем не покоренного, но снова залегшего "на дно катакомб" Города после обугленного 2-го мая.

Но что же трамвайчик, второй - или первый - ключевой признак Города? Трамвайчик бежит как молодой с Малого и Среднего фонтанов, из воспетой поэмой Лузановки и песенно-фартовой Молдаванки - к центру, к центру. Трамвай всегда центробежен: "Придут новые кондукторы и вагоновожатые, сменятся декорации времени, переименуются улицы туда и обратно, а трамвайчик будет идти и идти". И ход, и звон, и пассажиры, которые вечно те же - и вечно другие, - помогают поэту решить его головоломную задачу, "незыблемое в зыбкое сманить".

И только остается неразрешимым вопрос Одессы-одеки, Одессы-Дессы к своему отлетевшему детищу:

      Зачем ты однажды оставил город
      На Чёрном море, где даже чайки
      Говорили с тобой на родном языке?



© Марина Кудимова, 2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]
Словесность