Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность




ЖУКИ,  ГЕККОНЫ  И  УЛИТКИ


Жук

Юленька прыгала по дорожке вокруг бассейна через две плитки на третью, пытаясь не попасть на полоску шва. Эта игра надоела ей, но она старалась привлечь внимание мальчика, который стоял на краю площадки и смотрел в сторону.

- Привет! - не выдержала Юленька. - А ты английский?

Она остановилась рядом с мальчиком и посмотрела туда же, куда и он. На траве лежал огромный рогатый жук с коричневым панцирем.

- Я - русский! - угрюмо сказал мальчик и скосил на Юленьку глаза.

- А как зовут?

- Федя.

- Меня Юленька. Но у меня есть тайное имя! - она замолчала.

Федя исподлобья посмотрел на нее.

- Ладно, так и быть, скажу. Алена!- она прошептала имя мальчику прямо в ухо. - Только его нельзя знать.

- Зачем же сказала?

- Мммм, - она театрально почесала макушку. - Не знаю. Может, ты мне нравишься.

- Так быстро люди не нравятся.

- А мне нравятся. Мне все нравится. Кроме лука и вареных яиц. Ты любишь вареные яйца?

- Настоящие мужики едят все!

- А что, бывают игрушечные? - Юленька захихикала.

- Бывают мямли и размазни! - ответил Федя, не глядя на нее. Он старательно делал вид, что насекомое занимает его гораздо больше, чем девчонки. Федя присел на корточки и аккуратно взял жука. Жук не шелохнулся.

- Это которых по тарелке размазывают?- не унималась Юленька, посмеиваясь.

- Если ты будешь надо мной смеяться, я уйду! Я старше, к тому же, я - мужчина. Ты должна меня уважать!

- Ладно, ладно! -легко согласилась Юленька. - А тебе сколько лет-то?

- Восемь.

- Мне пять.

- Вот видишь!

Юленька снова стала перепрыгивать плитки, допрыгала до куста с темной, будто вощеной листвой и нежно-розовыми цветками.

- Смех, кстати, продлевает жизнь, - заявила она.

- Что? - не понял Федя.

- Ты сказал, чтобы я не смеялась. А смех продлевает жизнь!

Федя держал жука и смотрел на Юленьку с таким видом, будто собрался открыть ей тайну.

- Видела жука? - шепотом спросил он.

Она оглянулась на Федю, смерила его, худого, загорелого, коротко стриженного и лопоухого, взглядом и беззаботно махнула рукой:

- Ой! Да тыщу раз!

- Кто бы сомневался? - Федя сник и отвернулся, собираясь уйти.

- Шучу. Не понимаешь что ль? Покажи! Покажи жука!

Он загородился от нее плечом.

- Ну пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!

- Ты же тыщу раз видела. Отстань.

Юленька поджала губы и, засунув руки в круглые карманы платья, села на край лежака.

- Ну и ладно!

Она задумчиво смотрела на голубую воду, сквозь которую просвечивались выложенные мозаикой дельфины. За дорожками бассейна начинался тропический сад, полный зелени, острого пряного аромата и стрекотания неизвестных существ. Юленька громко вдохнула горячий и влажный воздух и сказала, указывая на соломенную крышу навеса:

- Хорошо в теньке. Шоколадка не тает, - она зашуршала в кармане фольгой. - Хочешь шоколадку?

Федя обернулся.

- Иди ко мне, - Юленька постучала по лежаку ладошкой. Федя подошел и сел.

- Смотри, вот жук, - он поднес ладонь к ее лицу. - Я просто не хотел тебя пугать.

Юленька кончиком пальца дотронулась до блестящего панциря, потрогала рога.

- Ой, как страшно! Ну и чудовище!

- Большой!

- Он кусается?

- Он же мертвый!

- А так бы пол пальца откусил.

- Да, наверное, руку по локоть!

Они засмеялись. Юленька деловито достала шоколадный батончик и долго примеривалась, наконец, отломила дольку Феде. Себе оставила три.

- Мальчикам нельзя много сладкого. А то они будут как девочки.

- Фигня! - оскорбился Федя. - Мальчики не бывают как девочки.

- Бывают!

Федя засопел и сморщился. Он быстро съел свою дольку и с тоской смотрел на Юленьку.

- Обиделся? - спросила она полным ртом.

- С чего бы?

- Обиделся, обиделся! - Юленька дунула ему в лицо своими шоколадными губами и засмеялась. Она вдруг стала щекотать его, а потом попыталась лизнуть в ухо.

- Ты что, дурочка?

Но через минуту оба уже хохотали от щекотки и мокрых, странных прикосновений.

- Бебебе! - кричала Юленька.

- Бубубу! - отвечал Федя.

- Быбыбыбы!

- Бябябя!

Они корчили рожи и смеялись, счастливые друга от друг, шоколада и рогатого жука, который лежал между ними на матрасе:

- А мои родители дом ищут, - вдруг сообщила Юленька. - Сейчас мы в другом месте живем. Но там собака злая.

От дальнего бунгало в зарослях желтовато-зеленого остролистого бамбука послышался женский голос:

- Юленька! Где ты? Мы едем.

- Мама! - Юля вскочила и захлопала в ладоши.



Мальчик

- Тук, тук, тук! Можно войти? - не дожидаясь ответа, Юленька толкнула дверь, которая распахнулась и громко ударилась о стену. - Ой!

Из прохладного, темного холла смотрела женщина, похожая на привидение. Она покачивалась в кресле качалке.

Юленька сделала шаг вперед и, запинаясь, спросила:

- Я... Можно я мальчика вашего заберу?

- Какого мальчика? - улыбнулась женщина. - Федю?

- Ага.

- Он отдыхает. Мы только с пляжа. Немножечко обгорели.

Федя, стараясь быть незамеченным, выглянул из проема комнаты. Лицо его было красным.

- А вы кто? Федина мама? - спросила Юленька.

- Да. Меня зовут Оксана.

- А мы переехали в соседний дом. Это там, - Юленька показала в сторону, где, по ее представлению, находилось бунгало. - Вы знаете, кроме Феди здесь все английские, мне не с кем дружиться. Можно я буду дружиться с Федей?

- Конечно! -Оксана подняла свои выгоревшие, почти незаметные брови и улыбнулась.

Федя, крадучись, пробирался к выходу.

- Сына, - всплеснула она длинными руками, - куда ты в одних трусах? К тебе девочка пришла!

Федя юркнул в комнату и снова выглянул из-за дверного косяка.

- А хочешь личи? - спросила Оксана Юленьку. Она встала и оказалась высокой и худой. Белое просторное платье свисало до пола.

- Это такие ежики? Бе! Гадость! Я люблю бананы и манго. Есть у вас манго?

- Есть банан. Будешь?

- Давайте. А то я уже голодная.

Оксана отломила один фрукт от связки перезрелых, неказистых, похожих на пальцы бананов, и протянула Юленьке.

- У меня зуб шатается передний, - пояснила девочка, кусая банан боком рта. - Мммм! Вкуснятина, - она целиком запихнула банан в рот и погладила живот. - Моему пузу нравится!



Федя, одетый в голубые шорты с желтыми пальмами, футболку цвета хаки и красные гольфы, вышел из комнаты.

- Федя! - Оксана страдальчески улыбнулась. - Это не идет друг к другу.

- Нормально, - тихо сказал Федя.

- Ничего нормального. Подумай немножечко, Феденька. Это не сочетается.

- Настоящие мужики носят, что придется! - пробубнил Федя и, как ящерица, юркнул в дверь на улицу. За ним устремилась Юленька.



Балда

Прислонившись лбом к стволу пальмы, Юленька считала:

- Один, два, три, пять, семь, одиннадцать, двенадцать!

- Ты не правильно считаешь! - крикнул Федя, выглядывая из-за куста, усеянного крупными красными цветками. Листья кустарника были мокрые после ливня, и Федя хотел забраться в самую глубину, в тень, где солнце не поджаривало бы его плечи.

- Я иду искать! - Юленька направилась к кусту и торжествующе закричала. - Нашла!

- Так не честно! - возмутился Федя. - Я себя выдал! Я подсказал!

- А ты не подсказывай!

- А ты считай правильно!

- Раз, два, три, пять, семь...

- Неправильно!

- Нет, правильно! - Юленька сжала кулаки.

- Ты необразованная! - спорил Федя. - Вот подучишься в школе, тогда скажешь, прав был Федя! Какая же я балда!

- Это ты не умеешь считать!

- Балда! Балда! Балда!

- Я не балда! Не балда-а-а!

- Нет, балда!

- Ааааааа! - завизжала Юленька. - Ма-а-а-ма-а-а! - она побежала к бунгало. - Я айпад тебе не дам! -выкрикнула она и скрылась в травянисто-зеленых зарослях бамбука.



Юленька вбежала в открытую дверь и со злостью хлопнула ею. На пол со стены упала резная маска с оскаленным ртом и выпученными глазами. Маска была похожа на красное злое Юленькино лицо.

- А-а-а-а-а-а! - вопила она.

- Что такое? Что? - Ната выставила вперед руки, зная манеру дочери бухаться головой ей в живот.

- Я не ба-а-алда-а-а, не ба-а-алда-а-а!

- Конечно, нет! Кто тебе такую ерунду сказал?

- Это Федя-а-а-а! Он говорит, что я ба-а-алда-а-а!

-Он пошутил, - Ната погладила ее по голове. - Это не на самом деле.

- На са-а-а-мом!

- Тшшшшшш! Тшшшшш!

Они сели на кровать, Ната прижала к себе вздрагивающее детское тело, пахнущее мороженным и солнцем, детским потом и еще чем-то неуловимым, что очень нравилось Нате, и убаюкивала ее долгим шипящим "Тшшшшшшшш", похожим на шум моря в ракушке. Когда вой дочери перешел в частые всхлипывания, Ната спросила:

- Хочешь мультики?

- Да! - слабым голосом согласилась Юленка, тут же забывая горе. - Мамочка, я тебя так люблю. До самого неба! - она порывисто обхватила Нату и прижалась, неуклюже чмокая ее в шею, щеку, плечо.

- Хватит! Хватит! - смеялась Ната. - Ты меня задушишь!



Через несколько минут Юленька лежала на двуспальной кровати, деловито скрестив на животе руки, и смотрела в айпад. На экране мелькали большеголовые разноцветные лошадки с завитыми гривами и бантами.



-Мам? А можно я тебе кое что скажу?

- Мммм? - не отрываясь от компьютера, промычала Ната.

- Подойди ко мне. Я хочу на ушко сказать. Это тайна.

- Кроме нас никого нет.

- А где ... дядя Алекс?

- А ты не хочешь называть его папой?

- Нет!

- Тогда зови его просто Алекс. Ему не нравится "дядя".

- Ладно! Ладно! Где папа? Алекс! - кривлялась Юленька.

- Вот зачем ты вредничаешь?

Юленька не ответила, а скорчила гримасу, передразнивая мать.

- Он уехал кататься на серфе.

- На чем?

- На серфе. Помнишь, мы вчера, или когда, позавчера... Господи, на этом Бали все дни перепутались. Что ты хотела сказать?

- Это секрет! Никому не скажешь?

- Нет!

- Поклянись смертью матери.

- Что за бред! Какой смертью? Ты либо рассказывай, либо нет!

- Ладно! Я вчера сказала Феде, давай жениться. А он ...

- И что он?

- Сначала сказал, что не хочет, но потом согласился. Так что мы решили жениться, - Юленька уставилась на маму. Ната сдержанно улыбнулась и внимательно посмотрела ан дочь, на ее застывшую, неестественную улыбку и наивно-круглые глаза. Ей стало жаль Юленьку, еще такую маленькую и глупую. Ната молчала так долго, что Юленьке начало казаться, что мама забыла о ней.

- Мам, ты чего? - она постучала ее по коленке. Ната очнулась от своих мыслей.

- И когда вы поженитесь? - спросила она.

- Когда вырастим.

- Аааа! - Ната облегченно вздохнула. - Поженитесь, когда вырастите. Что же, отличный план.



Девочка

- Можно? - Федя нерешительно заглянул в бунгало.

Никто не ответил. Он боком пробрался в приоткрытую дверь и нерешительно застыл. Юленька заметила его, вскрикнула и накрылась покрывалом, но уже через секунду скинула его и громко, заливисто засмеялась.

- Хорошая квартирка, - сказал Федя, оглядываясь.

- Ага! - Юленька ликовала.

- Что делаешь? - спросил Федя, подходя к кровати.

- Мультики смотрю, - Юленька подтащила к себе айпад за провод зарядки и тыкнула в него пальчиком. Федя аккуратно сел на край кровати и заглянул в планшет. Некоторое время они сосредоточенно смотрели в экран.

- Дурацкий мультик, - наконец сказал Федя. - Я пошел.

- Пока, пока. До свидания.

Федя встал, но не уходил, будто чего-то ждал.

- Чего тебе? - спросила Юленька.

- Ничего, - он побрел к выходу.

- Федя! Подожди! - умирающим голосом позвала Юленька.

- Что?

- Я плохо себя чувствую!

- Что с тобой?

- Живот болит, голова и нога. Кажется, кость переломилась, - слабым голосом пожаловалась Юленька и схватилась за сердце.

- Так не бывает! С чего у тебя нога-то переломилась? К тому же, правильно говорить сломалась.

- Ну и иди!

- Ну и пойду!



Ната, обернутая в полотенце, вышла из ванной комнаты. Федя покраснел и отступил на несколько шагов назад.

- Придется тебе, Юленька, делать укол, - сказала Ната.

Юленька, смущенная появлением матери, заныла:

- Како-о-ой укол? Я не хочу- у-у уко-о-ол.

- У тебя же все болит. Да еще и кость переломилась, - Ната сдерживала смех. - Гипс придется накладывать. И без мультиков, без бассейна.

- Долго?

- Недели две, три.

- До-о-ол-го-о-о-о! - Юленька откинулась назад, ударила кулаками по кровати и громко заревела. - Ма-а-а-а-ма-а-а-а! Я хочу к маме! К маме!

- Федя, ты иди! Она позже выйдет!

Федя выбежал в дверь, слетел со ступенек и пронесся мимо стеклянной стены, по темной каменной дорожке через изумрудный сад.

- Из-за чего ты расстроилась? - Ната села рядом с Юленькой, обняла ее и стала качать ее, как маленькую.



Гекконы

- Смотри, какой! - Федя отодвинул плотную льняную штору. На верхней перекладине оконной рамы сидела большая лупоглазая ящерица серо-зеленого цвета со слюдяными оранжевыми всполохами на чешуе. Вдруг она разинула пасть и пронзительно выкрикнула: "И-эээээ! И-ээээ! И-ээээ!"

Юленька взвизгнула и отскочила.

- Чего орешь?

- Я боюсь! - прошептала девочка. - Она на меня прыгнет!

- Нафиг ты ему нужна! - Федя дернул за штору. - Он мух ест. И бабочек. Людей не трогает.

- Смотри, смотри! Их двое!

К первому геккону приближался второй.

- Сейчас будут драться! - Федя радостно потер ладони.

- Это мальчик и девочка.

- Откуда ты знаешь?

- Вон, видишь, один побольше, другой поменьше! Они будут дружиться, как мы с тобой.

Вторая ящерица приблизилась к первой, и они вдвоем стали медленно подкрадываться к лампочке, у которой трепыхалось несколько жирных, коричневых мотыльков.

- Охотятся, - Федя отстранил Юленьку. - Тихо! Не спугни!

- Не спугну! - обиженная, Юля влезла вперед него.



Гекконы не двигались так долго, что Юленьке стало скучно.

- Подкрадывайся, подкрадывайся, - подгонял их Федя.

Вдруг один из гекконов рывком выпрыгнул вперед, схватила мотылька и застыл снова.

- Аааа! - завизжала Юленька.

- Ух ты! - восхитился Федя, глядя как серые крылья бабочки трепыхались в пасти ящерицы.

- Жаль бабочку, - грустно сказала Юленька.

- Что ж поделать, это жизнь!

- Как думаешь, он поделиться со своей подружкой?

- Я бы поделился, - сказал Федя, и Юленька улыбнулась.

- Я хочу показать маме. Ой, а где она? - девочка оглянулась.

- На кухне. Слышишь, посудой гремит?



Радостная и возбужденная, Юленька вбежала на кухню. Ната сидела на стуле и очищала манго от кожуры. Сок тек по ее рукам.

- Мам, я тебе такое покажу! Геккон поймал бабочку! - Юленька потянула Нату за руку, и наполовину очищенный фрукт упал на пол.

- Ну вот что ты делаешь? Не видишь, я занята! - Ната раздраженно вырвала свою руку у дочери. - Отстань!

- Ничего страшного! - успокаивала Оксана. - Я сейчас вытру.

- Ой! Да ладно! Я сама. Где у вас лежит тряпка?

Женщины стали спорить, кто вытрет с пола брызги манго, а Юленька, так и не дождавшись матери, умчалась смотреть, как гекконы поедают мотылька.



Улитки

- Кто выпустил улиток? Кто выпустил улиток? - кричала Юленька, стоя на ступеньках и с восторженным ужасом глядя в сад. По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи. Они переваливались желто-полосатыми панцирями и осторожно ощупывали полупрозрачными рожками воздух.

Юленька вернулась в дом, подскочила к кровати родителей и дернула Нату за высунувшуюся из-под покрывала ногу.

- Мама! Смотри! Мам! Там кто-то улиток выпустил!

- Дай поспать!

- Мам! Мам! Мам, ну мам! Я хочу тебе показать! Мам! Мам!

- Ну, что у тебя? -спросила Ната. Она сонно села на кровати и посмотрела на дочь.

- Там кто-то улиток выпустил! - восторженно выкрикнула Юленька.

- Тебе нужно умыться и почистить зубы.

- Их мильон!

- Хорошо! Только почисть зубы!

- Они разбегутся!

- Не разбегутся.

- Я буду за ними следить, пока ты придешь!

- Юлька!

Девочка выбежала за дверь, оставляя ее открытой.

За окном мелькнул силуэт Феди. Мальчик промчался словно Маугли в зарослях бамбука, и тут же раздался радостный визг Юленьки.

- Ааааа! Федя!



Дети мчались к бассейну, Юленька догоняла Федю. У беседки с лежаками он остановился и смотрел, как, размахивая локтями, бежала Юленька.

- Ну чего тебе? - спросил он, когда она остановилась рядом.

- Видел... улиток? - Юленька задыхалась от бега и восхищения. - Кто-то их выпустил?

- Никто их не выпускал. Сами наползли.

- Пойдем наблюдать.

- Я лучше в бассейне поплаваю! Весь день вчера не тренировался.

- Как хочешь! - Юленька сделала несколько шагов по дорожке к саду, но вернулась.

- А давай... - она старалась придумать, чем бы увлечь Федю.

- Что?

- Давай будем играть, как будто я - фея! А ты за мной бегаешь.

- Дурацкая игра, - Федя презрительно сплюнул, но плевок не получился, слюна повисла на губе и капнула на шорты.

- А во что ты хочешь играть?

- Не знаю, - он пожал плечами и принял позу, которая говорила: "Было бы еще с кем играть".

Юленька сложила молитвенно ладошки и сделала такое лицо, что Федя сжалился.

- Ладно, - сказал он, - пошли улиток смотреть.



Они сидели на корточках у клумбы со странными лиловыми цветами, листья которых тоже отливали в розовато-фиолетовый цвет. Улиток здесь было особенно много.

- Я, чур, вот эта! - Юленька ткнула пальцем в самую большую, отчего та спряталась в панцирь.

- Улитка Юленька! Ха-ха-ха! - Федя даже упал назад.

- Ха-ха-ха! Федя на попу упал!

- Юлька - улитка! - дразнился Федя.

- Улитка - пипитка! - смеялась Юленька.

- Пипитка - это как пиписька? Ха-ха-ха!

- Ой! Смотри! Целуются, - взвизгнула Юля.

Две улитки, которые до этого долго и пугливо изучали друг друга рожками, соединились брюшками и складками своих влажных и мягких тел.

- Размножаются! - сказал уверенно Федя.

- Что значит "размножаются"?

- Значит, они муж и жена!

-Бэ-э-э! - отодвинулась Юленька. - Гадость!

- А ты думаешь, у людей как?

- У людей тоже так бывает?

- Даже еще противней. Я по интернету видел. Называется секс.

- Фу! Какой ужас!

- Ага!



Гамак

Федя убегал от Юленьки по бортику бассейна. Она гналась за ним и ныла.

- Федя! Давай прыгать вместе!

Он остановился и сосредоточенно посмотрел на воду. Юленька протянула к нему руку:

- Помоги мне!

Он нахмурился и отступил боком на несколько шагов.

- Ну кому я говорю! - Юленька топнула ногой.

- Я - свободный человек! Могу делать, что хочу! - Федя прыгнул в воду. Было видно, как одним движением он проплыл под водой весь бассейн и вынырнул у противоположного бортика. Юленька зажала пальцами нос, зажмурилась и прыгнула в воду бомбочкой. Розовые нарукавники не дали погрузиться глубоко, и она бессмысленно бултыхала руками по поверхности.

- Федя, смотри! Я ныряю! - она окунула в воду голову. На поверхность всплыла ее спина и попа с белой полосой у розовых плавок, замелькали пятки, бьющие по воде.

- Ну как? - она разгребала прилипшие ко лбу волосы. - Здорово получается?

Федя презрительно сморкнулся той водой, которая попала во время плавания ему в нос. Не обращая на Юленьку внимание, он вылез из воды и направился к своему бунгало.

- Федя! А мой папа повесил гамак! - крикнула Юленька.

Несколько минут она бездвижно дрейфовала в теплой воде бассейна, ожидая и прислушиваясь, потом насупилась и, чуть не плача, по собачьи погребла к краю бассейна.

- Ты не думай, что я из-за гамака вернулся, - услышала она голос Феди. - У меня просто мамы дома нет. Дверь закрыта.

Юленька радостно забрыкалась, разбрасывая искрящиеся на солнце брызги, и, словно неумелый лягушонок, стала выкарабкиваться из бассейна и все время соскальзывала воду.

- Помоги, - она протянула Феде руку.

Федя тяжело вздохнул, взялся за ее протянутые маленькие ладошки и потянул на себя. Они упали на траву. Юленька засмеялась, и стала щекотать Федю, который молча сопел и пихался. Изловчившись, она уселась сверху и потянула за Федины индейские бусы с зубом акулы.

- Не трогай! - крикнул он, сжал кулаки и весь затрясся.

- Ладно, ладно. Пойдем, полежим в гамаке? - беспечно предложила Юленька.

- Если бы я мог один, - Федя тяжело вздохнул, и, отряхиваясь, поднялся. - Лежать себе спокойно, пить лимонад!

- Будем вместе в айпад играть!

- Ты, вообще, понимаешь, что я - старше, а значит сильнее тебя. И ты не должна трогать без разрешения мои вещи!

Но Юленька не слушала. Она бежала за айпадом.



Они лежали рядышком в гамаке, растянутом под соломенной крышей беседки.

- Да загружайся уже! Мультик! - приказывала Юленька айпаду.

- Здесь плохой интернет. Надо к кухне идти.

- А давай в кота играть, - Юленька запустила на айпаде кота Тома. Отталкивая друг друга, они стали жать на все кнопки:

- Он ласкаться хочет?

- Нет, он хочет в туалет.

- Покушать!

- Поиграть! Мы давно не играли!

Айпад издавал мурлыкания, удары и рингтонные всхлипывания.

- Я у тебя сейчас айпад конфискую! - злился Федя.

- Что это значит?

- Не знаешь что такое "конфисковать"? Ну ты и балда.

- Сам ты балда. А ты не знаешь, что означает "настаивать свое мнение".

- И что же это означает?

- Например, ты называешь меня балда. А я не балда. Но ты настаиваешь свое мнение. И значит - ты сам балда! - Юленька обиделась. - Уходи отсюда!

Она пихнула Федю. Он замахнулся на нее и хотел ударить, но вместо этого обхватил себя руками и весь затрясся.

- Что с тобой? - испугалась Юленька.

- Сдерживаюсь! - сквозь зубы сказал Федя.

- Ой-е-ей! - усмехнулась Юленька. - Давай я тебя обниму. Моя мама так всегда делает, когда я злюсь. - Юленька закинула руку ему на плечо, но Федя порывисто ее скинул.

- Не трожь меня, а то получишь!

- Моя мама сказала, что ты останешься у нас ночевать, потому что твоя мама вернется поздно.

Федя отвернулся.

- Вот будет здорово. Мы спрячемся под одеяло, чтобы не бояться, и будем как в домике, смотреть на тени в окне.

- Я не лягу с тобой в одну кровать!

- Почему?

Федя молчал. Он вдруг стал вылезать из гамака, перекашивая его и скатываясь вниз. Наконец, он вывалился на пол, вскочил и побежал.

- Ты куда? - Юленька грустно смотрела вслед. - А сандалии?



* * *

Вечерело. Из-за проливного, плотного ливня за окнами было совсем темно.

Юленька спала на кровати родителей, откинув голову и по-детски приоткрыв рот.

- Федя не пришел. Она так ждала, - кивнув на дочь, сказала Ната.

- Да, с мальчиками такое бывает, - усмехнулся Алекс.

- Нам тоже пора спать.

- Я отнесу ее.

- Не надо, я сама.

Ната подняла на руки Юленьку и аккуратно понесла на второй этаж. Там она уложила дочь в постель и медленно, стараясь не разбудить, стянула с нее шорты. Юленька что-то пробормотала во сне и вдруг села, открыла глаза и пристально посмотрела на маму:

- Федя пришел?

- Нет. Спи, спи моя маленькая! - Ната уложила ее обратно на подушку.

- Если он придет, разбудишь меня?

- Конечно.

Успокоенная, Юленька повернулась на бок, подтянула к животу колени, сложила ладони под головой и закрыла глаза. Ната накрыла ее одеялом с вышитыми на нем травами, жуками и гекконами.



Подарок

- Мама! Почему Федя не пришел? - Юленька сидела в одних трусах на кровати родителей и грустно ковыряла пальцем вышивку на покрывале.

- Наверное, не смог.

- Я ждала его! - Юленькины глаза наполнились слезами.

Ната складывала в шкаф одежду, наваленную на стуле.

- Наверное, он был чем-то занят, - Ната погладила Юленьку по голове.

- Что мне делать? - Юленька беспомощно осмотрелась по сторонам.

- Сходи к бассейну, может, встретишь Федю.

- О! Точно! - Юленька оживилась. - Искупаюсь и зайду за ним, - она несколько раз обежала кровать. - Мам! Мам! Где мой купальник.

- На сушилке у входа.

- Принеси, а! Мам! Принеси!

- Видишь, я занята.

- Мам! Я тоже!

- И чем же?

- Ищу нарукавники, - Юленька встала на колени и заглянула под кровать.

- Ну-ну, - Ната взяла следующую футболку и начала ее складывать.

- Ладно! Сама схожу!



Ната привычно, уже как дома, разложила по местам вещи, заправила кровать. Она поднялась, чтобы прибраться, на второй этаж, когда услышала пронзительный детский вой. Ната сбежала вниз, побледневшая и напуганная. Входная дверь громко хлопнула, маска демона упала на пол.

- Ма-ма-а-а-а!

- Что? Что? Что случилось?

- Я упа-а-ала-а-а! - Юленька с разбега уткнулась маме в живот.

- Покажи. Сильно? - Ната пыталась осмотреть Юленьку.

- Не-е-е-ет!

- Чего же ты тогда так плачешь?

- Федя не хочет со мной дружи-и-ить! И... и... - она ничего больше не смогла сказать.

- Ну-ну-ну! Тшшшшшсссссс! - успокаивала ее Ната. - Хватит плакать! Ну? Все, все!

- Я - балда-а-а-а! Я плохайя-а-а-а!

- Да с чего ты взяла? Может, он просто занят. Ну? Что он тебе сказал?

- Ок - окс-оксана сказала, что у них серьезный разговор. И что Феде нужно делать уроки-и-и-и! С-с-сказали, приходить вечеро-о-о-ом!

- Ну вот, видишь!

- Аааааа!?

- Все! Хватит! Ты тут совсем не при чем, - Ната отцепила от себя Юленьку, присела на корточки и заглянула дочери в лицо. - Они завтра уезжают домой, в Россию. И у Феди, наверняка, много уроков. Сейчас же учебный год.

Юленька смотрела на мать бессмысленными глазами и всхлипывала.

- Федя ходит в школу. А в школе задают уроки. Понимаешь? - Юленька отрицательно мотнула головой.

- Ничего, через пару лет поймешь, - Ната встала. - Пойдешь в школу и сама все поймешь!

- Я не хочу ждать так долго-о-о!

- Придется.

Юленька упала на пол, стукнулась об него головой и забила по полу пятками.

- Ну что с тобой такое? - в отчаяние Ната схватила дочь за руку и дернула.

- Ааааа! Мне больно.

Ната взяла вырывающуюся девочку на руки и понесла к кровати. Юленька отбивалась и размахивала руками. Ната бросила ее на кровать. Юленька уткнулась лицом в подушку и заплакала.

- Терпение! Только терпение, - самой себе сказала Ната. - Почему у тебя волосы мокрые?

- Купалась, - зло ответила Юленька.

- Давай, я тебя заплету! -Ната погладила дочь по спине.

- Умгггг! - Юленька брыкнулась и отпихнула мамину руку.

- Иди ко мне, моя маленькая, - уговаривала ее Ната. - Моя доченька! Ласточка моя!

Юленька несколько раз дернулась всем телом и завыла, потом быстро перебралась к Нате и уткнулась ей в живот. Мать гладила дочку по спине, рукам, голове, пока та прерывисто всхлипывала. Но когда Ната осторожно стянула резинку с мокрого, кучерявого хвоста, Юленька завопила:

- Косичку! Косичку!

- Я поняла. Не надо орать.

Ната взяла с тумбочки расческу.

- Ааа! Бо-о-ольно! - орала Юленька, пока Ната расчесывала ее.

- У тебя волосы спутались! К тому же они мокрые!

- Не трогай мою пчелку! Не трогай пчелку! - закричала Юленька и вырвалась. - Я некрасивая! Некрасивая! - начала она опять плакать.

- Да с чего ты взяла?

- Я знаю! У меня лоб длинный! И когда ты пчелку заправляешь, видно весь ум!

- Глупости! Но если хочешь, я могу не заправлять твою челку.

- Мгхрррр! - зарычала Юленька. Она слезла с кровати и убежала на второй этаж. Ната слышала, как скрипнула и захлопнулась дверь шкафа на втором этаже.

- Юля! Юленька! Ну что с тобой?

- Ааааа! Ааааа! - послышали приглушенные крики.

Ната растерянно смотрела на лестницу, по которой только что убежала дочка, и думала. Неужели причина в Феде?

- А давай с тобой наряжаться! - крикнула Ната. - Мы нарядим тебя красиво - красиво. Федя придет и обалдеет.

Несколько секунд стояла тишина, затем скрипнула дверь, одна ступенька, другая. Юленька, виноватая и измученная, спустилась вниз.

- Давай, - тихо согласилась она.



Перемерив все платья, Юленька выбрала голубую юбку, белую футболку с рукавами - тюльпанами и розовый мамин шарф. В дверях, приоткрыв рот, стоял Федя.

- Он пришел! - Юленька взволнованно дергала мать за край рубашки. - Мамочка! Ты слышишь?

- Слышу! Слышу! Чего ты так орешь! Он же тоже слышит.

- Привет. Чего пришел? - стараясь казаться равнодушной, обратилась Юленька к Феде.

- Я хотел... У меня ... В общем, держи подарок! - он протянул коробку, перевязанную лентой и травинкой.

- Подарок? - Юленька в три шага оказалась рядом с ним и выхватила коробку из его рук.

- Да, мы уезжаем... Завтра. Хотел тебе подарить на память... - он глядел, как Юленька терзала ленту.

- Мама! Смотри! Здесь жук! И еще вот, - она вытянула ожерелье с цветком из жемчужно-перламутрового стекла.

- Подходит к твоему наряду, - сказала Ната.

- Я хочу надеть! Хочу надеть!

- Давай, помогу.

- Мама! Ну что ты делаешь? Ты не так надеваешь!

Федя, стесняясь, тихо вышел.



Прощание

Кто-то робко постучался в дверь бунгало. Ната подняла от подушки голову.

- Кажется, мы уснули! -она села, потирая помятое после сна лицо. - Кто там?

- Это Федя, - показалась его лопоухая голова. - Мы уезжаем.

- Ах! Юленька, Юля! - Ната тряхнула спящую дочку.

- Я хочу спать! Отстань.

- Федя и Оксана уезжают. Пойдем провожать?

- Мы вас ждем у машины, - сказал Федя и исчез.

- Юля! Юленька! Пошли с Федей прощаться.

- Куда он уезжает? - она лениво потянулась.

- Домой, в свой город.

- И мы больше никогда не увидимся? - сообразила Юленька и вскочила.

- Может, увидитесь, но не скоро.

- Где моя юбка? - закричала Юленька, вскакивая с кровати. - Сандалии?



Ната натянула полосатое платье. Юленька всхлипнула, собираясь рыдать.

- Что? Что такое?

- Я не могу сандалии найти-и-и.

- Они возле входа. Пошли!



Девочка и женщина, растрепанные, взявшись за руку бежали через сад по дорожке. Юленька споткнулась и упала, и Ната несколько шагов проволокла ее по камням. Юленька не заметила, что содрала коленку. Они выбежали за ворота, на площадку, где таксист грузил сумки и чемоданы в минивэн.

- Оксана! А мы проспали! Тысячу лет не спали днем, а тут уснули, - оправдывалась Ната.

- Ничего страшного. Мы же подружимся в Контакте или в Фейсбуке. У меня столько фотографий Юленьки.

- Конечно. Я тебя прямо сегодня найду. Как твоя фамилия?

- Горчакова. Там несколько Горчаковых Оксан. Найдешь по фотографии?

- Конечно.

Женщины разговаривали, уверяли друг друга, что еще встретятся, но обе знали, что это не так. Дети еще не умели врать из милосердия. Федя и Юленька молча смотрели друг на друга.

- Ну ладно, - сказал Федя. - Надо ехать. А то водитель ждет. Мам? - он с укором дернул мать за футболку.

- Федя, можно тебя на прощание поцеловать? - спросила Ната, и не дожидаясь ответа, сгребла его и поцеловала сначала в одну щеку, потом в другую. Юленька не двигалась.

- Юля, а ты хочешь поцеловать Федю?

Девочка смотрела на всех полными отчаяния глазами.

- Федя, подойди к ней, - Оксана подтолкнула сына. - Ну что, прощайтесь.

Оксана села в машину, и они с Натой снова затараторили.

- Пока! - коротко сказал Федя.

Юля молча вытянула руку и раскрыла ладонь. На ней лежал большой рогатый жук.

- Возьми, - сказала Юля. - На память.

- А ты?

- У меня украшения есть, которые ты подарил.

- Ладно, - Федя взял жука и улыбнулся. Он махнул рукой с зажатым в ней насекомым и запрыгнул в машину. Юленька смотрела, как машина медленно выехала на дорогу и скрылась за поворотом. Все!

Ната грустно вздохнула.

- Юленька, ты как?

Не говоря ни слова, девочка бросилась к бунгало.

- Юленька! - крикнула мама вслед. - Юля! У тебя еще столько расставаний будет.

Дочь не слышала ее. Какое ей было дело. Все кончилось, она больше никогда не увидит Федю.



Не снимая обуви, Юленька залетела на второй этаж, упала на кровать, накрылась с головой одеялом и плакала, пока не уснула.


3 июля - 30 августа 2014




© Мария Косовская, 2014-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Яков Каунатор: Влёт [Жизнь Люси Шороховой уложилась в отрезок от крика "Уааа" в роддоме города Заречного, что на улице Железнодорожной, дом 27, до вскрика "Не на.." в посёлке...] Татьяна Набатникова: Исправленье непоправимого (О книге Марины Кудимовой "Бустрофедон") [Есть все основания ждать, что после таких "Детства. Отрочества. Юности" последует и "Война и мир" нашего времени.] Катерина Груздева-Трамич: Поломка велосипеда [Eдут и едут по мне торжественные вагоны, / Самоуверенные, но в фальшивой агонии, / Едут и тянут они из меня - язык, / Русский и синий... на рельсов...] Дмитрий Близнюк: Зверь лунного света [как же найти свое время и место, место и время, / если ты герой несуществующих миров? / если ты космический Печорин/Лермонтов? / озираешься сквозь...]
Словесность