Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность


Читательский выбор 2004


ЯНВАРЬ,  ПРОПАХШИЙ  ЗЕМЛЯНИКОЮ...


* Над пожарным щитом говорю...
* МАСКИ
* КРЫСА-ОТЧИЗНА
* Бертолетовой соли щепотку...
* Старый херсонский вокзальчик...
 
* (из южного цикла)
* Январь, пропахший земляникою...
* Снег отправляется в ночной набег...
* ATTACUS ATLAS


    * * *
            (отплывающим)

    Над пожарным щитом говорю: дорогая река,
    расскажи мне о том, как проходят таможню века,
    что у них в чемоданах, какие у них паспорта,
    в голубых амстердамах чем пахнет у них изо рта?

    Мы озябшие дети, наследники птичьих кровей,
    в проспиртованной Лете - ворованных режем коней.
    Нам клопы о циклопах поют государственный гимн,
    нам в писательских жопах провозят в Москву героин.

    Я поймаю тебя, в проходящей толпе облаков,
    на живца октября, на блесну из бессмертных стихов,
    прям - из женского рода! Хватило бы наверняка
    мне, в чернильнице - йода, в Царицыно - березняка.

    Пусть охрипший трамвайчик на винт намотает судьбу,
    пусть бутылочный мальчик сыграет "про ящик" в трубу!
    Победили: ни зло, ни добро, ни любовь, ни стихи...
    Просто - время пришло, и Господь - отпускает грехи.

    Чтоб и далее плыть, на особенный свет вдалеке,
    в одиночестве стыть, но теперь - налегке, налегке.
    Ускользая в зарю, до зарезу не зная о чем
    я тебе говорю, почему укрываю плащом?

    _^_




    МАСКИ

    Второй механик Ноева Ковчега,
    системадмин у Вещего Олега,
    в шинели Гоголя я выхожу из снега:
    - Алоха! Вас приветствует Сенека!

    Чернь морщится: "паяц, жонглер словами..."
    (как будто я - кровавыми слезами,
    прилюдно плакать должен и страдать?)
    Рожденные мечтою о сезаме,
    мне музыкою вас не передать!

    Тетрадный лист в фиалковой воде,
    шекспир глазуньи на сковороде.
    Я, голышом с балкона голосивший
    и для тебя у ангелов просивший ...
    Но птичьих прав - не надобно звезде.

    Под Рождество ко мне приходят строки,
    тихи они, грустны и одиноки.
    - Ты, - говорят, - из Киева? Чи шо?
    - Из Киева. Я сделал сайт о Боге.
    Без счетчика. И это - хорошо.

    А за окном - еще окно и двери,
    откроешь: тьма, чихание в партере,
    мешок нащупаешь, пыхтя, как паровоз,
    развяжешь. И пластмассовые звери
    тебя узнают, Дедушка Мороз!

    _^_




    КРЫСА-ОТЧИЗНА

    Пепельно и на душе - богодельно,
    пишется - слитно, живется - раздельно...
    Парус белеет конкретно и чисто,
    клоны вращаются в отчих гробах.
    Снится красивая крыса - Отчизна
    с краской томатной на тонких губах.

    Ей предлагают себя на обеды
    пушкинофобы и лермонтоведы...
    Милые, я вас молю:
    с язвой боритесь и пляскою Витта,
    опыты ставьте, но не отравите -
    лабораторную крысу мою!

    Осип Эмильевич, как Вам живется?
    Что ж Вам крысиная песнь не поется,
    сколько стихов не готовь?

    Жесть, или жизнь разгрызая капризну,
    подстережет мою крысу - Отчизну
    страшная крыса - Любовь...

    _^_




    * * *

    Бертолетовой соли щепотку -
    не прогневать кухарок Невы.
    И полтинник на царскую водку
    для моей золотой головы.

    Смесь желания и желатина,
    высверк лезвия на рубеже, -
    где безумная эта картина
    отразилась в кухонном ноже.

    Среди всяких кровавых работин -
    нет поэта, честней мясника:
    и в тумане дрожат подворотен
    негритосины окорока.

    Петербург, мой наставник, наместник,
    вот Архангел подносит трубу...
    Не спеши. И спасибо за крестик,
    нарисованный йодом на лбу.

    _^_




    * * *
          Сереге Арутюнову

    Старый херсонский вокзальчик,
    снег на краю забытья.
    Дремлет фарфоровый мальчик -
    в комнате для битья.

    Снег не окончил балетной,
    он - выпускник Хохломы.
    Средь пацанвы безбилетной -
    что ж, покемарим и мы.

    Пусть за ментовским окошком,
    возле ремонтных путей
    бродит бессмертье с лукошком
    и собирает людей.

    Тот, кто родился в рубахе -
    будет едой для зверей.
    Ждет его ам-амфибрахий,
    щелкает клювом - хорей!

    Перст одинокий - анапест
    тычет в январскую тьму,
    где птеродактиль, крест-накрест,
    небо подарит кому?

    Тот, кто рожден без одежды -
    хуже бродячего пса.
    Синяя нитка надежды,
    да и надежда - попса...

    ... соединяется в Слово:
    взвешен-отмерян-прощен...
    Будто бы: снова, и снова -
    ты не родился еще.

    _^_




    (из южного цикла)

    Дождь отшумел, полусухой красный ампир,
    вновь о любви музыкальная плачет шкатулка.
    Шлюха у входа в отель. Окаменевший сатир -
    вдруг оживает и тащит ее в глубь переулка.

    Ранее, статуя римской богини без головы
    всех постояльцев встречала взором сердитым.
    Новые моды: шлюха визжит, и увы -
    плачет сатир над своим, безнадежно отбитым...

    В серых колготках, надетых на стрелки часов,
    Время не может найти утешительных слов
    для андрогинной природы...
    Вот и рифмуешь: лесов-парусов-небесов.
    Хочется кушать? Добавишь еще - колбасов,
    и завершишь - бутерброды.

    Думы о Родине здесь превращаются в чат,
    но, иногда, позабыв закипающий чайник,
    ты вдруг почуешь: "На штурм!", - янычары рычат
    и окропляется кровью крымский песчаник.

    Стихотворенья - бумажное пьют молоко
    и оставляют школьные наши тетрадки,
    запах цветущей акации и рококо
    Черного моря, слегшего от лихорадки...

    _^_




    * * *

    Январь, пропахший земляникою,
    "варенье" варится.
    Я выговариваю Игоря -
    не выговаривается!

    В такую вьюгу привкус ягоды
    и спирт из трубочки.
    Моргаю Игорю: к соседке надо бы
    забросить удочки.

    Земля слипается в объятьях клевера,
    срывая графики.
    И ангелы слетают с сервера -
    на север Африки.

    И нам откуда-то, верней какого-то...
    такси бибикают.
    Лишь небо - красное горит от холода
    над земляникою.

    _^_




    * * *

    Снег отправляется в ночной набег,
    а может звать его - не снег, не снег?
    И то, что белый он - другим беда,
    всего лишь мертвая вода, вода.
    Моя любимая выходит в сад:
    снег ослепительно сияет, гад!
    Свернул бы шею на глазах у всех,
    но, вдруг и вправду он - обычный снег?
    Не скрипнет скрипка, не хрустит хрусталь,
    листаешь снег - чиста его скрижаль:
    для высшей меры, или доброты,
    все остальное лишь - следы, следы.

    _^_




    ATTACUS  ATLAS

    Атакующий Атлас * -
    свирепая бабочка Индии,
    мы купили ее на Подоле,
    ничем не обидели.

    Под стеклом - идеальное место
    для пронзенной навылет красы:
    и бомбейская дремлет невеста,
    усмехаясь в усы.

    Словно урка, сбежавший с уроков,
    по стеклянной траве, босиком -
    подкрадется к ней мертвый Набоков
    и накроет дырявым сачком.

    Я и сам бы уснул от досады,
    если б дивные крылья мои -
    украшали ползучие гады -
    две, готовых к атаке, змеи! *

    Майся - маечка, кровушка-кройся,
    превращайся быстрее в кровать!
    Спи, красавица, не беспокойся -
    я не буду тебя целовать.

    * верхние части крыльев этой большой (у моего экземпляра
    размах крыльев 18 см) бабочки - потрясающе похожи на головы
    атакующих змей: своеобразная защитная окраска.

    _^_



© Александр Кабанов, 2003-2018.
© Сетевая Словесность, 2004-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность