Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




КАК  МЕНЯ  ПОДКАРМЛИВАЛ  СТАЛИН


"Назад - к Природе!.."
(Жан-Жак Руссо)

От автора:

Эта история - быль. Когда я рассказал её Люку Бессону, он долго хохотал, а потом посоветовал мне написать этот рассказ.

Почему именно Люку Бессону - скоро поймете...


* * *


Предыстория довольно-таки гнусная, но, увы, необходимая!..


Шесть лет тому назад ранней весной "затащил" меня в горы один француз, с которым я буквально накануне случайно познакомился на Венецианском кинофестивале.

Звали этого француза Жак. Был он кинопродюсером, и лгуном, каких свет не видывал! Лгал на каждом шагу! Причём так ловко и искусно, что, по-моему, сам верил в то, что говорит.

Но это выяснилось позднее. А тогда я (наивный) все его бредни принимал за чистую монету и свято был убеждён, что Жак кавалер Ордена Почетного Легиона и внучатый племянник Шарля де Голля, что у него огромный фамильный Замок в предместьях Парижа, что Люк Бессон набивается ему в друзья и что Клаудиа Шиффер донимает его любовными SMS-ками!..

В общем, барон Мюнхгаузен обзавидовался бы!..


А ещё этот Жак был просто помешан на горных лыжах.

Ну, я хоть и спортивный парень, но из меня горнолыжник, как из таракана птица! - мороза, высоты и скорости боюсь ещё с детства!

Но поехал я с Жаком в эти, не к ночи будь помянутые, швейцарские Альпы только потому, что там - в высокогорном фешенебельном отеле - ожидал нас один австрийский банкир, который хотел (по уверениям Жака - "просто-таки МЕЧТАЛ!") дать деньги на экранизацию фильма по моей повести "В 21.00 у отеля LUTETIA..."


Итак, когда мы с Жаком добрались на машине до этого высокогорного отеля, мне уже было дурно! Высота неимоверная (под нами облака), а ехали мы по узкой, временами заснеженной дороге. С одной стороны - скалы, с другой - обрыв в преисподнюю, но Жак гнал так, словно боялся опоздать на тот Свет!


Приехали на место (ну, слава Богу!)

В округе - ни души. Тишина режет слух.

А природа - будто из рождественской сказки: величественные горы, голые суровые могучие деревья, девственной чистоты снег и всё это сияет на солнце, сверкает и переливается всеми цветами радуги!

И, среди этой красивейшей божественной первозданности - наш одинокий убогий двухэтажный домик-шале, который, как оказалось, никогда и не был отелем. А уж "фешенебельным" его даже шутя нельзя назвать.

Несколько малюсеньких холодных комнат на втором этаже, а на первом - гостиная с угарным камином и допотопной мебелью, и рядом с гостиной - неисчислимые кладовые комнаты под замками и кухонька, на которой и один человек с трудом развернется.


Жил в этом доме старик Мартин со своим огромным мохнатым псом (помесь сенбернара со слоном), которого дед почему-то называл "Сталиным", а когда ставил перед ним чашку с едой, обращался к псу с почтительной злобой:

- Приятного аппетита, товарищ генералиссимус!.. Чтоб ты издох!..

И вот нас семеро (не считая пса): хозяин Мартин, француз Жак, председатель правления крупного австрийского банка Генрих, его друг американец Льюис (тоже банкир) и две немки неопределенного возраста и рода занятий - Инга и Регина...

Надо отметить, что немецкие женщины, в большинстве своем, никогда не отличались особой красотой, но эти - Инга и Регина - такие страшные, что казались мне ведьмами из сказок Гауфа!..


Через какое-то время я начал смекать: "Что-то тут не то!.."

Ни фуникулеров не вижу, ни лыжников, да и у собравшихся ни у кого горных лыж не замечаю!..

А Жак шепчет мне на ухо:

- Ты только сразу о кино не говори! Генрих не любит, когда сразу о деньгах!..

- Так я, вроде, и не собирался у него ничего просить. Думал, что вы с ним уже всё решили и я нужен только для презентации.

- Так и есть! Так и есть!.. - залепетал француз.

- Когда мы назад поедем? - спрашиваю я на всякий случай.

- Завтра днем!.. - уверенно отвечает мне Жак.

А через минуту смотрю - он уже в сторонке что-то шепчет Генриху и Льюису, и эти двое как-то весьма странно на меня поглядывают.

А я (пардон!) хочу есть! Но как-то неудобно - скажут: "Этот русский не успел приехать и мигом за стол!.."

Терплю...

Все своими делами заняты. Инга и Регина на второй этаж поднялись, и носы не показывают. Генрих и Льюис тоже наверху заперлись. Жак мимо меня туда-сюда носится: "Подожди!.. Подожди!.." А дед Мартин втихушку принял на грудь изрядную дозу вискаря, развалился в кресле у камина и посапывает.

От скуки я нашел себе развлечение - играю с псом: брошу ему теннисный мячик, а он с радостным лаем несется за ним, сметая на своем пути всё и вся, и назад в зубах приносит. Пес счастлив, а я не очень...

Час играю... Два... Потом поймал-таки Жака.

- Когда ужинать будем?

А он удивленно смотрит на меня:

- Так все уже поужинали!..

- А мы - когда?

- Я тоже уже поел!.. - говорит Жак, - А ты, если хочешь, то попроси хозяина - он тебе приготовит что-нибудь!..

Дед спит в кресле. Я попробовал его разбудить.

Мартин приоткрыл мутные глаза и спросил:

- Ты русский?

Я кивнул, а он отрезал:

- Ваш Хрущев - говно!

И снова заснул.

Судя по всему, старик Мартин перебрался жить в этот домик-шале еще в годы "Карибского кризиса", и даже не подозревает, что за это время в мире многое изменилось...


Все наверху. Ну, тогда и я, голодный и злой, поднялся в свою комнату, и лег спать.

В первом часу ночи просыпаюсь от истошных мужских криков! Кричат по-английски и по-немецки! Но ЧТО они кричат?..

"Я, я, дас ист фантастиш!!!" и многое другое из этой же серии!

Причем, кричат только мужчины, а женских голосов вообще не слышно!.. "Ну, - думаю, - Чудеса в решете! Попал в вертеп, как кур в ощип! У них там сексуальная оргия, а я их криками наслаждаюсь!.."

Оделся. Сошел вниз.

Дед по-прежнему в кресле спит, а Сталин мне мячик несет, мол: "Давай играть, соотечественник!"

Вышел я во двор и глазам своим не верю: снег густой-густой валит! Дорогу замело, а на нашей машине уже полуметровая белая "шапка"! Что делать???

Вернулся в дом. Сижу у камина, пса мячиком развлекаю, и вдруг до меня доходит, что по такой дороге мы утром-то не уедем!..

Иду наверх - будить Жака. К черту фильм, к дьяволу деньги, лишь бы до цивилизации живыми добраться!

Стучу в дверь его комнаты, она открывается, а там - никого. И слышу - в соседней комнате Генрих с Льюисом и Жаком стонут сладострастно!.. Я махнул рукой и пошел вниз - греться у камина.

А там пьяненький дед спит в кресле, да еще Регина с Ингой спустились и молча сидят на диванчике, как две восковые фигуры музея мадам Тюссо!..


Озлобился я дико!!! - на Жака и на этих банкиров... И озлобился вовсе не на их сексуальную ориентацию. В мире искусства довольно-таки много гомосексуалистов и у меня к ним вполне толерантное отношение! Я ведь сужу о человеке по его талантам, а не по тому - с кем он спит!.. Чайковский был геем, но какая у него гениальная музыка?! Микеланджело, Шекспир, Оскар Уайльд, Фреди Мэркури, Элтон Джон...

Впрочем, мы отвлеклись!..


А дальше мне стало понятно, что я оказался в западне! Снег за ночь выпал метровый - ни пройти, ни проехать!

Дед Мартин говорит:

- Через неделю дорогу расчистят!.. А может через месяц!..

А снег все валит и валит!!! И все едят свое, каждый в своей комнате, что называется, под одеялом!

Но я совсем чуть с ума не сошел, когда утром второго дня узнал, что Генрих и Льюис вовсе никакие не банкиры, а обыкновенные карточные шулеры, приезжающие вместе с Жаком к Мартину играть в покер и реализовывать свои любовные фантазии!..

Вот в такое замечательное общество я попал!..

Зачем эти анемичные немки приехали, и зачем Жак врал мне про банкиров?.. - до сих пор не пойму!.. Сразу отбрасываю мысль, будто бы француз принял меня за "своего" (то бишь - за "голубого"), поскольку Жак еще при нашем знакомстве на венецианском кинофестивале убедился - я "лесбиян" до мозга костей!..

Так зачем же он мне врал?..


Знаете, есть такая особая порода людей, которые лгут всегда и всем! Причем врут они, даже не задумываясь, что скоро их ложь раскроется, и тогда все над ними будут просто потешаться!.. Они лгут не ради славы или денег! Они лгут, потому что не могут не лгать!

В психиатрии - это малоизученный и, увы, неизлечимый вид психического расстройства!..

Впрочем, рассказ не об этом...


Итак, почти пять дней проторчал я в этом "фешенебельном отеле"! - без еды, без тепла, а последние два дня еще и без света, потому что где-то внизу на подстанции произошло короткое замыкание!..

Может мы и месяц бы там сидели, если б я не дозвонился до своих друзей, которые прислали за мной спасательный вертолет...


Конечно, все хорошо, что хорошо заканчивается! Но за эти пять голодных дней и дикого одиночества среди людей, я очень многое тогда переосмыслил...

Я - дитя асфальта! Я - жертва цивилизации! Ее плоды напрочь убили во мне чувство природного самосохранения!

Еще совсем недавно (в привычной городской сутолоке) я казался себе таким сильным и уверенным: "Здесь всё мое и всё для меня!.." А на самом деле - я беспомощный раб супермаркетов, метро, автомобилей, телевизора, телефона, интернета, электричества... И без всего этого я обречен на позорную гибель, на голодную смерть!.. И всё, что я считал своим, оказалось и не моим вовсе, потому что я не могу это взять с собой! И я зависим от цивилизации! - она поработила мои инстинкты! И все мои таланты, силы и деловые связи смехотворно ничтожны перед этой Великой Природой!!! И всё, всё, всё вокруг меня - во стократ сильнее меня, могущественнее! И я боюсь этого могущества! И Природа чувствует мой жалкий страх и презирает меня! Как будто и горы, и небо, и лес захотели вдоволь поиздеваться надо мною! Потому что Я - НОЛЬ, Я - НИЧТО!!! А у Природы лишь один Закон: "Выживает Сильнейший!"...


В моем портмоне лежали деньги и кредитные карты, но здесь эти "символы благополучия", были также бессильны, как и я! Они не могли согреть меня, накормить, спасти!..

Я ведь предлагал старику Мартину и доллары, и Евро, но он не продал мне ни крошки:

- Зачем мне твои деньги? Ешь их сам!..

Сытый голодного не разумеет!..

А Жак на мои жалобы и просьбы корчил из себя этакого несмышленыша:

- Что ты хмурый?.. Я тоже сегодня еще не обедал!.. Зато смотри - какая красота вокруг! Какие горы! Какой воздух!..

И я не выдержал - дал ему в челюсть со всей дури! Удар у меня хорошо поставлен. Зря что ли я с семи лет спортом занимался? Так что Генрих и Льюис минут десять приводили его в чувства, а потом уволокли Жака наверх (наверное, насиловать, пока не помер).

Это сейчас смешно вспоминать, а тогда мне было совсем не до смеха...


И вот о чем я подумал, когда остался в одиночестве среди людей...

Мои мама и бабушка во время Великой Отечественной войны пережили блокаду Ленинграда. И я представлял себе, что примерно это же самое должны были чувствовать и блокадные ленинградцы, когда по чьей-то страшной воле в одночасье рухнул их привычный довоенный мир! Война, блокада и грозная природная стихия решили продемонстрировать людям всю их человеческую слабость, беспомощность, зависимость и даже ничтожность! Кого-то это сломало, кто-то оскотинился, но большинство ленинградцев хоть и знали, что они обречены - не потеряли человеческого достоинства!..

А я? Я??? Совестно признаваться, но в те дни я чувствовал себя на грани помешательства!..

Такая вот история...


Кстати, Служба Спасения в Швейцарии работает также надежно, как и их часы! И спасатели несколько раз звонили Мартину, а он (обормот) им отвечал, что в помощи не нуждается и всё у него в полном порядке!..

Впрочем, первые три дня к нам ни один вертолет всё равно не подлетел бы - шел снег. И только на четвертые сутки вечером небо прояснилось!..

И еще, слава Богу, что я сумел дозвониться до друзей! - батарея на моем телефоне практически тут же разрядилась...


Однако самое удивительное во всей этой истории то, что на третий день моей "робинзонады" меня начал подкармливать ПЁС!.. Да, да!..

Сижу это я, весь такой злой и разнесчастный, на крылечке дома, а он несет мне в зубах свою чашку, а там - каша!..

Этот Сталин даже хлеб у Мартина для меня воровал!.. Я ем, а он на дверь озирается, чтобы предупредить меня - когда хозяин пойдет...

Удивительно мудрый пёс!..

И хотя у собак во время еды инстинкт работает четко: "Лучше я лопну, чем что-то в чашке останется!..", но иногда животные оказываются на порядок благороднее многих людей!..




© Константин Филимонов, 2013-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность