Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




БЕСЧЕСТЬЕ



Айад Ахтар (род. 28 октября 1970 г.) - пакистанский американский драматург, писатель, сценарист и актер. Пьеса "Бесчестье" получила Пулитцеровскую премию 2013 года и была названа самой играемой пьесой в Америке в сезоне 2015-16 годов.

Персонажи:

Эмили

Амир

Эйб

Джори

Айзек


Декорации:

Просторная квартира в Верхней восточной стороне Нью-Йорка.


Время действия:

2011 - 2012 года.

Две первые сцены происходят поздним летом 2011 года.

Третья сцена - три месяца спустя, осенью 2011.

Четвертая сцена - шесть месяцев спустя, весной 2012.


Пьеса должна идти без перерывов.



От Автора:


Хотя в Бесчестье есть много "идей", игра в "идеи" несомненно приведет к ходульности и глашатайству. Как ни странно, пьеса была написана для развлечения публики. Нечто вроде ситуационной комедии, которая становится офисным триллером, который становится комедией нравов, которая становится пьесой романтической интриги и заканчивается домашней трагедией. Явный знак того, что актеры "играют идеи", а не человеческие отношения, - замедленность постановки. Бесчестье было написано для исполнения allegro con brio - легко и смело. Если, иногда, актеры могут скатиться к проносящейся юркости, все равно подобная ошибка будет предпочтительнее ловушки обязательности поведать идеи медленной игрой.


СЦЕНА ПЕРВАЯ

Зажигается свет.


Высокие потолки, паркетные полы, потолочная лепнина. Художественные работы.


В глубине - обеденный стол. За ним, распашная дверь в кухню. Направо - дверной проем, ведущий в коридор, который уходит со сцены. Налево - терраса и окна с видом на здания напротив и вдалеке. Через окна становится видимым время года в каждой сцене.


Авансцена - жилая комната. Диван и стулья расположены вокруг кофейного столика.


На левой стене декорации висит большая картина: яркая, на двух панелях композиция в сочных бело-синих тонах с нечто, напоминающим Исламский сад. Вид у картины - глянцевый и завораживающий. Под ней находится мраморный камин. На каминной полке стоит статуя Шивы. Неподалеку - небольшой стол с алкогольными напитками.


Справа на авансцене - вестибюль и входная дверь.


(Помещение выглядит просторным и украшено со вкусом. Возможно, с небольшим восточным ароматом.)


На сцене: Эмили (возраст за тридцать, белокожая, гибкая, очаровательная) сидит за обеденным столом. Перед ней - большой альбом для зарисовок и книга, открытая на иллюстрации картины Веласкеса "Потрет Хуана де Пареха".


Эмили рисует, разглядывая свою модель... Амир - 40 лет, южноазиатские корни происхождения, в итальянском костюмном пиджаке, в белоснежно-гладкой дорогой рубашке, но в одних трусах-боксерах под ними. Он говорит на прекрасном англо-американском.


Биение (и).

АМИР

Тебе точно не надо, чтобы я надел брюки?

ЭМИЛИ

(Показывает картину Веласкеса.) Мне нужен только твой верх.

АМИР

Мне все еще кажется, что это - странно.

ЭМИЛИ

(Рисует.) Даа...

АМИР

Что ты хочешь нарисовать меня по картине раба.

ЭМИЛИ

Хуан де Пареха был ассистентом Веласкеса, дорогой. И тоже художником.

АМИР

И его рабом.

ЭМИЛИ

Пока Веласкес не освободил его. (Биение.)

АМИР

Никакой идеи, как это связано с тем, что случилось прошлой ночью.

ЭМИЛИ

Тот человек, официант, смотрел на тебя.

АМИР

Смотрел на нас.

ЭМИЛИ

(Продолжает.) И не разглядел тебя. Не разглядел тебя, кто ты есть на самом деле. Пока ты не стал разговаривать с ним. С твоим умением.

АМИР

И это не в первый раз...

ЭМИЛИ

Потом он понял разницу. Между тем, что он сначала подумал о тебе, и кто ты есть на самом деле.

АМИР

Он - расист. Ну и что?

ЭМИЛИ

Я тогда вспомнила о картине Веласкеса. И как, должно быть, реагировали люди, когда впервые видели ее. Им казалось, что они смотрят на портрет Мавра. Ассистента.

АМИР

Раба.

ЭМИЛИ

Ладно. Раба. У того портрета больше нюансов, сложностей, больше жизни, чем у портретов королей и королев. И одному Богу известно, сколько их изобразил Веласкес. (Оценивает свою работу.) В любом случае, я не понимаю, о чем ты так волнуешься. Никто же не увидит это.

АМИР

Дорогая моя. Джерри Салз обожает твою последнюю выставку. Та рецензия была...

ЭМИЛИ

(Перебивает.) Джерри Салзу она лишь понравилась. Никакого обожания. Она не продалась.

АМИР

Продажа не означает всего. (Звонит телефон Амира.)

ЭМИЛИ

Не означает всего? Ты на самом деле так считаешь? (Эмили берет телефон и кидает его Амиру.)

АМИР

Мне надо...

ЭМИЛИ

Хорошо. Только... оставайся там же.

АМИР

(По телефону.) Ну, как наслаждаешься своим завтраком? Мне *****, что это субботнее утро. Тебе платят достаточно, чтобы отвечал на мои звонки. (Встает и идет к контракту на столе.) Параграф 4, Подраздел 3. Последнее предложение. Почему эти три слова все еще там? Не заметил? Нет. Что произошло на самом деле - это я сказал тебе убрать, а ты не убрал. Тогда и веди себя правильно. ***** паралегал. (Амир заканчивает разговор.)

ЭМИЛИ

Уау.

АМИР

Я не увижу его маленькую *****? Будет стоить клиенту 850 штук.

ЭМИЛИ

(Рисует.) Меня даже завело.

АМИР

Да? (Указывает на портрет картины Веласкеса.) Как же его зовут, опять?

ЭМИЛИ

Хуан де Пареха.

АМИР

Вот такая, вот, небольшая *****. По крайней мере, согласись со мной.

ЭМИЛИ

(Игриво.) О, я знаю, что тебе нравятся эти маленькие *****. (Они целуются. Вновь целуются. Звонит телефон. Амир...)

АМИР

Это Морт. Мне нужно ответить.

ЭМИЛИ

Ладно. С тобой все ясно. Хочешь еще кофе? (Амир кивает головой. Эмили выходит.)

АМИР

(По телефону.) Эй, Морт... Хорошо, хорошо. А ты? Контракт закончен. Мы доставим им первым делом в понедельник. Я говорил с Паоло. Поздние сожаления. Сплошное умозрение. Совет директоров проголосует против него. Я же буду тянуть из него жилы судебным процессом. Он воспротивится? Они его распотрошат. Так что ты должен ожидать звонок от него, когда я с ним закончу. Хороший полицейский, плохой полицейский. (Эмили возвращается с кофе.) Она - рядом... (К Эмили.) Морт говорит "привет".

ЭМИЛИ

Скажи ему "привет".

АМИР

Она говорит "привет"... У нас планы на праздники, Морт. Не беспокойся об этом. Наслаждайся выходными... Окей, пока.

ЭМИЛИ

В Хэмптонс?

АМИР

В Округ Бакс.

ЭМИЛИ

О, вижу.

АМИР

Джори и Айзек.

ЭМИЛИ

Я уже начинаю немного нервничать.

АМИР

Столько времени заняло, чтобы состоялась встреча.

ЭМИЛИ

Айзек - серьезная фигура.

АМИР

И ему понравятся твои работы. (Биение.)

ЭМИЛИ

(Меняет тему разговора.) Как Морт?

АМИР

Одержим идеей, что медитация поможет ему снизить уровень холестерола.

ЭМИЛИ

Не видела его давно.

АМИР

Я иногда вижу его. Он редко появляется. В смысле, я, в общем-то, делаю его работу. Не то, что я - против.

ЭМИЛИ

Он обожает тебя.

АМИР

Он зависит от меня.

ЭМИЛИ

Он потратил не знаю сколько на подарок тебе ко дню рождения?

АМИР

Пару штук, по крайней мере.

ЭМИЛИ

Сколько?

АМИР

Дорогая моя, я на самом деле делаю почти всю его работу.

ЭМИЛИ

Он дарит тебе книгу. Или бутылку скотча. Или угощает ужином. А зачем он подарил тебе эту статую Шивы? (Биение.) Он думает, что ты веришь в индуизм, так, что ли?

АМИР

Он, может, что-то такое упомянул когда-то... Ты понимаешь, что мое имя попадет в название этой фирмы?

ЭМИЛИ

Лейбовиц, Бернстейн, Харрис и Капур.

АМИР

Моя мать перевернется в своей могиле...

ЭМИЛИ

Твоя мать гордилась бы этим.

АМИР

Семейная фамилия - совсем другая, так что ей было бы все равно, если бы увидела ее с теми еврейскими... Гордиться моя мать вряд ли бы стала. (С кухни: Звонит интерком. Амир смотрит в его сторону, удивлен. Эмили направляется на кухню.)

ЭМИЛИ

Это - Эйб.

АМИР

(Удивлен.) Эйб?

ЭМИЛИ

(Исчезает в кухне.) Твой племянник.

АМИР

Ну да. Эйб.

ЭМИЛИ

(По интеркому, за сценой.) Да? Пропустите его.

АМИР

Эйб Дженсен. Я никогда к этому не привыкну... Из Хуссейна Малика он становится Эйбом Дженсеном... Никак не могу воспринять серьезно.

ЭМИЛИ

Мне не нравится, что происходит.

АМИР

Ты все не можешь успокоиться по этому поводу, да?

ЭМИЛИ

Кто-то должен что-то сделать.

АМИР

Я навестил этого имама в тюрьме. Что вам двоим еще нужно?

ЭМИЛИ

Пожалуйста, просто поговори с ним? (Раздается стук в дверь, и Амир натягивает на себя брюки. Амир добирается до двери. Открывает, появляется... Эйб - 22 года, южноазиатские корни происхождения. Американец. Очень живой, располагающий к себе. На нем - футболка Kidrobot под толстовкой с капюшоном, узкие джинсы, кеды.)

ЭЙБ

Мне потом прийти?

ЭМИЛИ

Нет, нет.

ЭЙБ

Точно?

АМИР

Проходи, Хуссейн.

ЭЙБ

Дядя.

АМИР

Что?

ЭЙБ

Могли бы Вы называть меня...

АМИР

(Заканчивает свою мысль.) Я знаю тебя всю твою жизнь, как Хуссейн. Я не стану называть теперь тебя Эйбом. (Эйб качает головой. Поворачивается к Эмили.)

ЭМИЛИ

Привет, Эйб.

ЭЙБ

Привет, тетя Эмили. (Эйб поворачивается к Амиру, воодушевленный. Указывает.) Видите? Разве так трудно?

АМИР

Эйб Дженсен. В самом деле?

ЭЙБ

Вы знаете, как все стало легче для меня после того, когда я поменял имя? В Коране. Там говорится, что ты можешь скрывать свою религию. Это называется такия...

АМИР

(Перебивает.) Я не говорю о Коране. По крайней мере, не настаивай со мной и с твоей родней.

ЭЙБ

Должно быть или так или не так. Я не могу быть сразу.

ЭМИЛИ

(К Амиру, не обращая внимания на его реакцию.) Ты же тоже поменял свою фамилию.

ЭЙБ

Вам еще повезло. Вы свое имя не меняли. Могли бы взять христианское. Еврейское. Плюс к тому, Вы тут родились. Это совсем другое.

ЭМИЛИ

(К Эйбу.) Хочешь чего-нибудь, миленький? Кофе, сок?

ЭЙБ

Не. Я - в порядке.

АМИР

И что случилось?

ЭМИЛИ

Я оставлю вас джентльменов поговорить.

АМИР

Нет нужды. Понятно же, что ты - с ним. (К Эйбу.) Значит, ты названиваешь ей?

ЭЙБ

Вы же не звоните мне в ответ.

АМИР

Почему мы все еще об этом говорим? Я - корпоративный юрист. Занимаюсь слиянием и покупкой...

ЭМИЛИ

Который начинал адвокатом обвиняемых...

АМИР

Это было давным-давно.

ЭЙБ

Имам Фарид ничего не делал.

АМИР

Этот человек должен был вести себя поосторожнее...

ЭЙБ

Каждая церковь в стране занимается сбором денег. Только так они могут содержать себя. Мы тоже можем собирать. Он управляет мечетью...

ЭМИЛИ

Есть закон. Есть Конституция. Если они собирают деньги, не означает, что - для Хамас.

АМИР

И как все это меня касается?

ЭМИЛИ

Тебе все равно, что невинный человек - в тюрьме?

АМИР

Я не знаком с особенностями Патриотического Акта. У этого человека уже есть команда адвокатов. Кен и Алекс, они - превосходные адвокаты.

ЭЙБ

Они - не мусульмане.

АМИР

Ну вот, пожалуйста.

ЭЙБ

Что?

АМИР

Что я думал. Я не буду иметь никакого дела с его командой только потому, что твой Имам - религиозный фанатик.

ЭЙБ

Он - не фанатик. Он просто чувствовал бы себя лучше, если бы был еще и мусульманин...

АМИР

Гораздо лучше, если бы его не представляли адвокаты-евреи?

ЭЙБ

Нет, не так. Ему Вы понравились. Он сказал, что Вы - хороший человек.

АМИР

Ну, он бы перестал так думать, если бы узнал: что я на самом деле думаю о его религии.

ЭЙБ

(Без подготовки.) Это временно.

АМИР

(Ошеломленный.) Что?

ЭЙБ

Мама рассказывала, что бабушка так всегда говорила о Вас. Что Вам надо было ко всему приглядеться. Что Вы были очень правильным мусульманином, когда были молоды. И что Вам надо пойти другим путем на какое-то время.

АМИР

(Ошеломленный.) Другим путем?

ЭЙБ

Да. (Биение.)

АМИР

Сядь, Хуссейн. Я хочу тебе кое-что рассказать.

ЭЙБ

Хорошо, расскажите.

АМИР

Нет. Я хочу, чтобы ты сел сначала. (Эйб садится.) Когда впервые ты в кого-нибудь влюбился?

ЭЙБ

Я думал, что Вы мне что-то расскажете.

АМИР

Перейдем к этому. Твоя первая влюбленность...

ЭЙБ

(Бросает взгляд на Эмили.) Эээ... Пятый класс. Девочка по имени Наслима...

АМИР

Я был в шестом. Ее звали Ривка.

ЭМИЛИ

Я думала, что ее звали Сьюзан.

АМИР

Та была, с кем я впервые поцеловался. Ривка была первой девочкой, с мыслью о которой я просыпался утром. Однажды она съездила в Дисней Уорлд посередине учебного года. Я был несчастен. Даже в школу не хотел идти, если не увижу ее. (Вспоминает.) Она была очень заметной. Темные волосы, темные глаза. Ямочки. Гладкая белая кожа.

ЭМИЛИ

Почему ты ни разу не рассказывал мне о ней?

АМИР

Я не хотел, чтобы ты стала ненавидеть мою мать... (Видит недоумение Эмили.) Подожди... (Снова к Эйбу.) Значит, Ривка и я дошли до такого момента, что стали переписываться записками. В один день моя мать нашла одну из них. Конечно же, она была подписана "Ривка". "Ривка?" сказала моя мать. "Это - еврейское имя." (Биение.) Ну, я точно не знал в то время, что такое еврей, кроме того, что они украли землю у палестинцев, и что-то еще про Бога, который ненавидел их больше, чем других людей... Но я никак не мог представить, как Бог ненавидел бы эту девочку. И тогда я заявил своей матери: "Нет, она - не еврейка." Но она же знала, что имя было еврейским. "Если я когда-нибудь еще услышу это имя в доме, Амир, " сказала она, "я тебе все кости переломаю. Ты будешь с еврейкой лишь через мой труп." Затем она плюнула в мое лицо.

ЭМИЛИ

Боже мой.

АМИР

"Это для того, чтобы ты никогда не забыл, " добавила она. А на следующий день? Ривка подходит ко мне в коридоре с запиской. "Привет, Амир, " говорит она. Глаза сияют. Я смотрю на нее и говорю: "У тебя имя еврейское." Она улыбается. "Да, потому что я - еврейка, " отвечает она. (Биение.) И тогда я плюю ей в лицо.

ЭМИЛИ

Это же ужасно.

ЭЙБ

Оо. Вот ничего себе.

АМИР

Ну да. Так что, когда моя старшая сестра начнет нести тебе об этом пути и о другом пути, ты сразу станешь лучше представлять себе, насколько временно я отклонился... Это называется умственные способности. (Пауза.)

ЭМИЛИ

Я поражена.

АМИР

Чем?

ЭМИЛИ

Я не знаю. Твоя мать была всегда откровенна со мной...

АМИР

Скажем так, что я заявил ей очень прямо, чтобы она тебя не трогала.

ЭМИЛИ

Мне казалось, что нравлюсь ей.

АМИР

Так и мне казалось.

ЭМИЛИ

Она поцеловала меня на смертном одре.

АМИР

Ты победила ее. Ты была открытой, благородной.

ЭМИЛИ

Ты так говоришь, будто у вас шла целая битва.

АМИР

Нуу...

ЭМИЛИ

Из-за чего?

АМИР

У белокожих женщин нет никакого самоуважения. Как может кто-то уважать себя, когда они думают, что надо снять свои одежды, чтобы понравиться? Они же шлюхи.

ЭМИЛИ

Ты о чем говоришь?

АМИР

Так мусульмане во всем мире говорят о белокожих женщинах.

ЭЙБ

(Перебивает.) Не все так говорят.

АМИР

Ты слышал это или нет?

ЭЙБ

Да.

АМИР

И не один раз?

ЭЙБ

Да.

АМИР

И от своей матери? (Эйб соглашается.) Вот и все. (Пауза.)

ЭЙБ

Имам Фарид - совсем не такой. Если бы Вы узнали его получше, Вы бы поняли это. На самом деле он чем-то похож на Вас. Раз в месяц в пятницу мы молимся без разделения.

ЭМИЛИ

И... он позволяет мне заходить в мечеть и сидеть там и рисовать каждый день уже много недель.

АМИР

Он наверняка понадеялся, что ты примешь веру. Кто знает, ты так, скорее всего, и сделаешь.

ЭМИЛИ

Не будь таким пренебрежительным.

АМИР

Я не понимаю, что ты в этом видишь?

ЭМИЛИ

В Исламе?

АМИР

Да.

ЭМИЛИ

Когда мы были в мечети в Кордобе... ты помнишь? Колонны и арки?

АМИР

Там было замечательно.

ЭМИЛИ

Помнишь, что ты сказал?

АМИР

Конечно, ты мне напомнишь.

ЭМИЛИ

Что из-за них ты почувствовал себя так, словно захотелось помолиться.

АМИР

Мечети именно для этого и существуют, дорогая.

ЭМИЛИ

А выставка Матисса, которая тебе так понравилась? Он взял все из миниатюр моголов. Из рисунка ковров. Марокканского кафеля.

АМИР

Прекрасно. Я все понял.

ЭМИЛИ

Там столько красоты и мудрости в Исламских традициях, Амир.

АМИР

Но, знаешь что? Там не только красота и мудрость.

ЭМИЛИ

Что еще? (Пауза.)

ЭЙБ

Дядя, пожалуйста, не считайте его просто лишь мусульманином. Считайте его мудрецом. От которого зависят много других людей.

АМИР

Я слышу тебя, Хуссейн. Я тебя понимаю.

ЭЙБ

Так придите на слушание в следующий четверг.

АМИР

Следующий четверг... будет очень занятым работой.

ЭЙБ

Пожилой человек, ничего никому не сделавший, сидит в тюрьме.

АМИР

(Резко.) А тут я ничего не могу сделать.

ЭМИЛИ

Дорогой... (Молчание.)

ЭЙБ

Я, наверное, пойду.

АМИР

Я не хотел тебе грубить...

ЭЙБ

Так, может, подумаете?

АМИР

Хорошо. Ладно. (Эйб обнимает дядю...)

ЭМИЛИ

Пока, миленький наш.

ЭЙБ

Пока. (Амир и Эйб задерживаются у двери:)

АМИР

Все нормально?

ЭЙБ

Да.

АМИР

Мы тебя любим.

ЭЙБ

И я вас тоже. (Уходит. Как только покидает сцену...)

ЭМИЛИ

Он делает по зову сердца, Амир.

АМИР

Знаю.

ЭМИЛИ

А ты?

АМИР

И что это значит?

ЭМИЛИ

(Перебивает.) Я хочу сказать: как бы ты работал судебным адвокатом, если б не верил в справедливость?

АМИР

У судебных адвокатов - всегда классные подружки.

ЭМИЛИ

Я бы очень хотела верить, что какая-то часть тебя все-таки верила в то, что ты делал.

АМИР

Нет... Конечно же.

ЭМИЛИ

А когда касается имама, кажется, что тебе - все равно. Что ты не считаешь его человеком.

АМИР

Ты и Хуссейн хотели, чтобы я повидался с ним? И я с ним повидался. Я пошел в тюрьму поговорить с ним. И он целый час потратил на то, чтобы убедить меня в том, что я должен начать молиться. Он сидит в тюрьме уже четыре месяца, и все, что он может сделать...

ЭМИЛИ

(Прерывает его.) Ты уже рассказывал. И что? Человек, у которого ничего не осталось, кроме его достоинства и его веры, все еще пытается помочь другим единственным возможным для него путем? Я хочу сказать, что если он чувствует, что ему нужен кто-нибудь из его людей рядом с ним...

АМИР

Я - не из его людей.

ЭМИЛИ

Нет - ты. И в очень уникальной ситуации. И можешь помочь ему. Как ты этого не видишь?

АМИР

Может, хватит говорить об этом?

ЭМИЛИ

Мы никогда не говорили об этом. Открыто. До конца. (Молчание. Амир продолжительно смотрит на жену. Что-то происходит в нем.) Амир.

АМИР

Что?

ЭМИЛИ

Подумай обо всем. Пожалуйста? Ради меня? (Гаснет свет.)


СЦЕНА ВТОРАЯ

Та же квартира. Две недели спустя. Эмили сидит за обеденным столом с чашкой утреннего кофе и с открытой перед ней газетой. Амир стоит напротив нее.

ЭМИЛИ

(Читает.) Обвиняемый, имам Али Фарид, окруженный толпой адвокатов, начал свою речь открыто вызывающе. Он красноречиво описал несправедливости, испытываемые им, и, говоря его словами, "недобросовестное ведение надлежащего процесса". Амир Капур, от нью-йоркской фирмы адвокатов Лейбовиц, Бернстейн, Харрис, поддержал имама, заявив: "Как всем очевидно, не существует никакого обвинения. И если у Отдела Юстиции есть оно, то сейчас пришло время увидеть его." (Биение.) Не похоже, что ты представлен юрисконсультантом.

АМИР

Потому что ты же знаешь, что я - не юрисконсультант.

ЭМИЛИ

Это потому, что тут не написано: ты - юрисконсультант.

АМИР

(Берет газету.) Обвиняемый, окруженный толпой адвокатов, начал свою речь открыто вызывающе. И затем она цитирует адвоката. Меня. Подразумевая, что я - один из толпы адвокатов. Она даже не цитирует другого адвоката.

ЭМИЛИ

Но она пишет, что ты просто поддержал его.

АМИР

Я не вижу тут никакого просто. Тут нет никакой просто поддержки.

ЭМИЛИ

Подразумевается.

АМИР

Мне же кажется, что абсолютно ясно читается, как я поддержал его вызывающий тон. Как я поддержал его вызывающее поведение.

ЭМИЛИ

Разве он не был прав?

АМИР

Не в этом дело, Эм.

ЭМИЛИ

Может, должно быть.

АМИР

Этот человек - почти доказанный террорист.

ЭМИЛИ

Если даже и похоже, что ты представляешь его...

АМИР

(Вступает.) Значит, похоже?

ЭМИЛИ

Мне кажется, что не похоже. Но даже если похоже, почему это - так плохо? Ты сделал все правильно. Ты выступил за надлежащий процесс.

АМИР

Просто...

ЭМИЛИ

Что?

АМИР

Тебе не кажется, что люди начнут думать... (Биение.) В смысле, я полагаю, если они взглянут на имя, и если они хоть что-то знают...

ЭМИЛИ

Амир.

АМИР

(Перебивает.)... они сразу увидят, что имя - не мусульманское.

ЭМИЛИ

Амир. Что происходит?

АМИР

Я же ясно заявил, что не являюсь никаким консультантом обвиняемого. (Обращается, скорее, к себе.) Зачем им понадобилось упомянуть название фирмы?

ЭМИЛИ

Дорогой. Ты сделал все правильно. Я так горжусь тобой. И Эйб - тоже. Увидишь сам. Морт тоже будет гордиться тобой.

АМИР

Морт - я о нем совсем не беспокоюсь.

ЭМИЛИ

И для работы твоей пригодится.

АМИР

Пригодится для меня?

ЭМИЛИ

Посмотри на Голдман Сакс. Джейми? Он так серьезно относился к благотворительности...

АМИР

Какое отношение твой бывший - придурок-банкир - имеет ко всему этому дело?

ЭМИЛИ

Разве все делается не так? Разве не так все у вас прикрываются, чтобы никто не увидел, как вы все только и думаете о деньгах?

АМИР

(Биение, все еще занят газетой.) "... поддержал имама..."

ЭМИЛИ

Дорогой, дорогой. Остановись. Ты слишком много себе придумываешь.

АМИР

Позволь мне высказаться прямо: Какой-то официант стал наглеть со мной в ресторане, и ты захотела нарисовать картину. А если что-то на самом деле может повлиять на мой способ зарабатывания денег, ты даже не считаешь, что тут могут быть какие-то проблемы.

ЭМИЛИ

Каким образом одно связано с другим? (Звонит интерком. Внезапное молчание.) Это - Айзек.

АМИР

(Недовольный переходом Эмили.) Ну, да. (Эмили идет к интеркому.)

ЭМИЛИ

Да. Пропустите его к нам. (Биение.) Хотела сказать, он - здесь.

АМИР

Хорошо.

ЭМИЛИ

Ты хочешь продолжать этот разговор?

АМИР

(С явным отвращением.) Нет. Я не хочу.

ЭМИЛИ

(Амиру.) Дорогой, это очень важно для меня. В мою студию приходит куратор из музея Уитни.

АМИР

И благодаря кому?

ЭМИЛИ

Вот так?

АМИР

(Резко.) Мне надо уйти.

ЭМИЛИ

По крайней мере, напечатано на 14-ой странице. Послушай, никто так далеко...

АМИР

Не надо. Я знаю, что ты уже сейчас - в другом месте. (Амир идет в спальню. В дверь стучат. Биение. Напряженное стояние. Амир проверяет свои карманы.) Я оставил телефон в спальне. (Амир идет в спальню. Эмили собирается с мыслями, направляясь к входной двери... И открывает... Айзек - 40 лет, белокожий, умный, привлекательный, куратор в музее Уитни.)

АЙЗЕК

Приветствую.

ЭМИЛИ

Привет. Как дела?

АЙЗЕК

Замечательно.

ЭМИЛИ

Добрались без проблем?

АЙЗЕК

По Мэдисон - быстро. Ничего нет сложного. (Мы слышим, как Амир в спальне за сценой громыхает вещами в поисках телефона.)

ЭМИЛИ

Амир скоро уйдет... (Входит Амир. Напряжение между ним и Эмили все еще явно ощутима.)

АМИР

Айзек.

АЙЗЕК

День добрый, сэр.

АМИР

Рад видеть.

АЙЗЕК

И я тоже.

АМИР

Еще раз спасибо за чудесные выходные за городом.

АЙЗЕК

Было б еще лучше, если добавить футбольный матч, но...

АМИР

Чем приходится жертвовать.

АЙЗЕК

О, да, о, да.

ЭМИЛИ

Итак, джентльмены.

АМИР

(Айзеку.) Мне... надо... бежать. Я опаздываю на работу.

АЙЗЕК

Ну, все равно появишься там раньше моей жены.

АМИР

Всегда. (Эмили, холодно.) Увидимся позже.

ЭМИЛИ

(Амиру, интимно.) Все будет замечательно. Вот увидишь. (Амир уходит. Биение.)

АЙЗЕК

Не в то время?

ЭМИЛИ

Нет. Нет.

АЙЗЕК

Точно?

ЭМИЛИ

Да.

АЙЗЕК

В смысле... Ну, ладно.

ЭМИЛИ

Принести кофе, чай?

АЙЗЕК

Да. Кофе будет как раз.

ЭМИЛИ

Молоко? Сахар?

АЙЗЕК

Черный пойдет. (Эмили направляется на кухню. Айзек остается один на сцене. Разглядывает обстановку вокруг. Возможно, с пристальной навязчивостью. Достает с полки альбом Джона Констебла. Эмили возвращается с кружкой.) Констебл замечателен, правда?

ЭМИЛИ

Обожаю его.

АЙЗЕК

Не приходилось разглядывать вблизи поверхности тех картин? Они выглядят, как Ван Гог. Только Констебл делал так пятьдесят лет раньше. (Ставит книгу назад.) Одно из тех вещей, что мне нравятся, когда я езжу каждый год на арт-ярмарку Фриз. Мое скромное паломничество в Тэйт - увидеть Констебла. Доводилось бывать?

ЭМИЛИ

В Тэйте - да. На Фризе - нет. Но я буду в этом году.

АЙЗЕК

Да?

ЭМИЛИ

Собираюсь. Я люблю Лондон.

АЙЗЕК

Он замечательный. Не как Нью-Йорк, конечно же. (Принимает кружку.) Спасибо.

ЭМИЛИ

Я хочу сказать: по-своему...

АЙЗЕК

Я очень неравнодушен. Я люблю Нью-Йорк с первого взгляда на него с парома.

ЭМИЛИ

С парома открылся первый вид на город?

АЙЗЕК

Мне было восемь лет. Мы приехали на машине со Среднего Запада. У отца возникла идея проехать по Статен-Айленду, а потом сесть на паром. (Биение.) Я до сих пор помню очень хорошо. Нижний Манхэттен, как форт из небоскребов. Захватывающий вид. (Биение.) Затем мы сошли с парома, и мой отец попал в драку.

ЭМИЛИ

О, нет.

АЙЗЕК

Он был в полном порядке. (Биение.) Значит... Я провел довольно приличное время, размышляя о той дискуссии в наш прошлый уикэнд.

ЭМИЛИ

Я все еще считаю, что ты не прав.

АЙЗЕК

Я считаю, что, возможно, я не прав, тоже. (Биение.)

ЭМИЛИ

Ты читал рецензию Джерри о моей последней выставке?

АЙЗЕК

Послушай, я не всегда согласен с Джерри. Правда... он иногда говорит интересные вещи... (Поворачивается к картине.) Это та самая, которую ты хотела мне показать?

ЭМИЛИ

Здесь, в квартире. У меня есть еще в моей студии.

АЙЗЕК

(Ставит кружку с кофе. Инспектирует картину под долгий ритм Биениея.) Мм-хмм... Я должен признаться, я вынужден... Ее присутствие ощутимо. (Отходит подальше, продолжает рассматривать.) Фигуры возникают из земли. Поверхность стремится стать выпуклой... Искривление плоскости изображения, так, ведь?

ЭМИЛИ

Точно так.

АЙЗЕК

Вот почему Джерри упомянул позднего Боннара в своей рецензии.

ЭМИЛИ

В андалузской мозаике искривление плоскости изображения присутствовало за четыреста лет до Боннара. Вот, о чем я говорила. Мусульманство дало нам Аристотеля. Без их переводов? У нас не было бы его. Скажем так, без Арабов? У нас не было бы никакой визуальной перспективы.

АЙЗЕК

Довольно смелое заявление.

ЭМИЛИ

И я могу его доказать. (Биение, останавливается реакцией Айзека.) Что?

АЙЗЕК

Я не знаю. Твоя серьезность. Никакой иронии. Хочу сказать... это непривычно.

ЭМИЛИ

Слишком много везде иронии.

АЙЗЕК

Не могу не согласиться.

ЭМИЛИ

Но?

АЙЗЕК

Ты же белокожая женщина.

ЭМИЛИ

Да, я.

АЙЗЕК

Используя Исламские мотивы...

ЭМИЛИ

(Еле слышно.) Мм-хм.

АЙЗЕК

... ты знаешь, в чем тебя обвинят? Ориентализм. Неизбежно. Совершенно точно. У тебя даже муж с коричневой кожей.

ЭМИЛИ

Да пошли вы все *****.

АЙЗЕК

Правильно. Правильно. Потому что так они так скажут.

ЭМИЛИ

Да. Мы все слишком запутались в визуальности изображения. Как мы говорим об этом. Мы забыли, что надо видеть вещи своими глазами. (Биение.) В Лондоне, после Констебла, тебе надо сходить в музей Виктории и Алберта. 42-ой зал. Исламские галлереи. Изменят твой взгляд на искусство.

АЙЗЕК

Да неужто?

ЭМИЛИ

Айзек. Исламские плиточные традиции. Это же дверь в пространство необычайной свободы. И только достигается через некое глубочайшее откровение через подчинение. В моем случае - не подчинение Исламу, а языку форм. Узору. Повторяемости. И сколько покоя, безмолвия оно требует от меня? Это поразительно.

АЙЗЕК

Повторяемость. Отказ от эго. Звучит, как послевоенный минимализм.

ЭМИЛИ

Исламские традиции продолжаются таким образом тысячи лет. Простите меня, если я увидела, что у них это получается лучше. (Биение.) Настало время очнуться. Время оставить пустые разговоры об Исламе и Исламском искусстве. Греки, римляне... но Ислам - это тоже часть нас. Не дай Бог, если кто-нибудь попытается напомнить нам об этом.

АЙЗЕК

Хм.

ЭМИЛИ

Что? (Биение.)

АЙЗЕК

Нет, это очень хорошо. Это здорово. (Встает, передает ей кружку.) У тебя есть еще подобное в студии?

ЭМИЛИ

Есть. Много. (Эмили берет кружку и уходит на кухню.)

АЙЗЕК

Нет поблизости какого-нибудь места, где бы я прихватил еду по дороге?

ЭМИЛИ

(Возвращается.) Есть прекрасное место у моей студии.

АЙЗЕК

Изменю свой взгляд на искусство, так?

ЭМИЛИ

Увидим. (Они уходят. Свет гаснет.)


СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Та же обстановка. Три месяца спустя. Зажигается свет. Амир стоит на террасе. Держит бокал.


Он отпивает. Еще раз. Смотрит на дно бокала. Зажигается эмоциями. Биение.


Внезапно разбивает бокал о пол террасы. Разлетаются осколки. Биение.


Выплеск эмоций, похоже, совсем не успокаивает его. Он возвращается в помещение. Идет к бару за бокалом и за новым напитком. Звонит его мобильный телефон. Он достает телефон. Видит номер звонящего и не отвечает. Сбрасывает звонок, и в то же время... Мы слышим - ключ... Дверь открывается, и входит Эмили.

ЭМИЛИ

Привет, дорогой.

АМИР

Привет. Где была?

ЭМИЛИ

Гурмет Гараж. Докупала еду. На сегодняшний вечер.

АМИР

Сегодня?

ЭМИЛИ

Айзек и Джори. Ты не забыл, да?

АМИР

Вот почему тут пахнет так хорошо.

ЭМИЛИ

Я готовлю свиную вырезку. И знаешь что (Достает что-то из пакета.)... у них есть твой сыр - Ла Тур! И то чоризо, которое ты так любишь.

АМИР

Замечательно.

ЭМИЛИ

Какие могут быть плохие новости? "Я приду к тебе домой, чтобы поесть твоей еды и заодно сказать тебе, что ты - больше не игрок." Кто так делает, правильно?

АМИР

Значит, ты так считаешь?

ЭМИЛИ

Бог ты мой, конечно, надеюсь. (Эмили приближается к нему. Чувственно и игриво.)

АМИР

Дорогая.

ЭМИЛИ

Что?

АМИР

Не поможет.

ЭМИЛИ

Из-за меня?

АМИР

Нет. (Биение.)

ЭМИЛИ

Уже три месяца, Амир.

АМИР

Ты считаешь?

ЭМИЛИ

Я соскучилась по тебе. (Биение.)

АМИР

Я вижу.

ЭМИЛИ

(Меняясь.) Я полагаю, ты забыл про вино.

АМИР

Я забыл. Извини.

ЭМИЛИ

Амир.

АМИР

Я же сказал: извини.

ЭМИЛИ

Что происходит? (Пауза.)

АМИР

У меня было назначено совещание с партнерами сегодня, если так это можно назвать. Я - в моем офисе, сдача контракта в шесть. Заходит Стивен. С сигаретой. Садится. Спрашивает, где родились мои родители.

ЭМИЛИ

Пакистан.

АМИР

Я сказал: Индия. Я написал так в заявлении, когда меня принимали на работу.

ЭМИЛИ

Почему?

АМИР

(Настаивает.) Технически, это была Индия, когда родился мой отец.

ЭМИЛИ

Хорошо.

АМИР

"Но названия городов, приведенных Вами, не значатся в Индии, " говорит Стивен. "Они - в Пакистане." "Мой отец родился в 1946 году. Тогда это была одна страна, прежде, чем Британия разрубила ее на две страны в 1947-ом." "И Ваша мать родилась когда?" "В 1948-ом." "Значит, уже была не Индия? Был Пакистан?" Часы тикают, и я трачу время на эти ***** уроки истории. Выходит так, что Стивен пытается удостовериться в моем искажении биографии.

ЭМИЛИ

Выглядит так, что ты исказил.

АМИР

Это была все время Индия. А теперь там другое название. И что? (Биение.) Он узнал о перемене моей фамилии. "Ваша фамилия при рождении была не Капур, " говорит Стивен. "Абдулла. Почему Вы ее поменяли?"

ЭМИЛИ

Разве он не знал об этом раньше?

АМИР

Я никогда не объяснял им.

ЭМИЛИ

Они должны были проверить твои данные.

АМИР

Я... ээ... поменял свой социальный номер. Когда поменял фамилию.

ЭМИЛИ

Ты никогда мне не рассказывал.

АМИР

Это было еще до тебя.

ЭМИЛИ

Как тебе...?

АМИР

Дорогая, это не так уж сложно. Люди все время делают так. Когда их личные данные украдут.

ЭМИЛИ

Но у тебя же не...

АМИР

Я не должен был идти на судебные слушания.

ЭМИЛИ

Суд?

АМИР

Стивен начал копать вокруг.

ЭМИЛИ

Слушания были несколько месяцев тому назад. Как они связаны со всем этим?

АМИР

Очень связаны, дорогая. Очень.

ЭМИЛИ

Ты говорил с Мортом по этому поводу?

АМИР

Не могу до него дозвониться. (Звонит интерком.)

ЭМИЛИ

Подожди-ка. Сколько времени?

АМИР

(Проверяет по наручным часам.) Семь-десять.

ЭМИЛИ

Что они тут делают? Мне еще надо приготовиться.

АМИР

Приготовься. Я встречу. (Идет на кухню. За сценой, по интеркому.) Да? Пропустите их.

ЭМИЛИ

(По возвращении Амира.) Ты будешь в порядке?

АМИР

Я буду в прекрасном порядке.

ЭМИЛИ

(Неожиданно.) Принесешь закуску? Они - в холодильнике.

АМИР

Иди приготовься, дорогая. Я все сделаю. (Эмили выходит. Вновь звонит телефон Амира. Амир игнорирует звонок. Продолжает звенеть пока... Амир идет к двери. Открывает замок двери. Затем уносит пакеты на кухню. До нас доносятся шумы из-за двери. Стучатся.) Открыто. (Дверь осторожно открывается.)

ДЖОРИ

Амир? (Из кухни показывается Амир...)

АМИР

Заходи, Джор. (Входит: Джори - за 30 лет, чернокожая, привыкшая раздавать команды, решительная, умная. Почти мужеподобная. Айзека мы видели ранее. Оба снимают пальто.)

ДЖОРИ

(Айзеку.) Сегодня - никакого хлеба.

АЙЗЕК

Может, для моего возраста уже все равно, если я хочу хлеб.

ДЖОРИ

Тогда не жалуйся мне, когда не сможешь застегнуть брюки.

АЙЗЕК

Халид сказал, что раз в неделю - можно. (Появляется Амир. Здоровается за руку с пришедшими.) Рад снова видеть.

АМИР

Тоже рад видеть.

ДЖОРИ

Эй, Амир.

АМИР

Привет, Джори. (Биение.) Мы, вроде, сказали семь-тридцать?

АЙЗЕК

Я был уверен - она сказала: семь.

ДЖОРИ

(Айзеку.) Я тебе говорила.

АМИР

Эм все еще готовится.

ДЖОРИ

Не беспокойтесь.

АМИР

Больше времени для выпивки, так?

ДЖОРИ

(Показывает Амиру коробку.) О, мы принесли десерт.

АМИР

Из Магнолии? Спасибо.

ДЖОРИ

(Направляется.) Должно быть в холодильнике.

АМИР

(Указывает.) Давай неси.

АЙЗЕК

(Амиру.) Прошлым вечером я был на игре Никс.

АМИР

Смотрел?

АЙЗЕК

Ты, вроде, тоже болельщик Никс?

АМИР

Жаль, но это так.

АЙЗЕК

Ничего страшного.

АМИР

Ничего страшного. Только много огорчений.

АЙЗЕК

В бейсболе я болею за Кабс. Хорошо знаком с огорчениями. (Возвращается Джори, пока продолжается разговор...)

АМИР

О, тот Бартман.

АЙЗЕК

Разумеется, я совсем не хотел, чтобы кто-нибудь убил его.

АМИР

Убил?

АЙЗЕК

Но некоторые мои друзья...

ДЖОРИ

Кто это - Бартман?

АЙЗЕК

Дорогая.

АМИР

Болельщик, который стащил бейсбольный мяч из руки аутфилдера Кабс...

АЙЗЕК

У Мозеса Алу. В восьмом иннинге.

АМИР

И Кабс не попали в Мировую Серию.

АЙЗЕК

(Джори.) Ты не помнишь этого?

ДЖОРИ

Что-то такое вспоминается. (Биение.) Замечательно пахнет.

АМИР

Эм готовит свиную вырезку. (Айзеку.) Ты же ешь свинину, так?

ДЖОРИ

Как только предоставляется шанс...

АЙЗЕК

За все те потерянные мной года... Могу ли воспользоваться туалетом?

АМИР

По коридору, налево.

АЙЗЕК

Отлично. Понял. (Айзек направляется к коридору. Выходит.)

АМИР

Что пьешь?

ДЖОРИ

У тебя есть скотч?

АМИР

Все та же бутылка Макаллана, что ты подарила.

ДЖОРИ

Я ожидала большего от тебя, Амир.

АМИР

Мы закончим ее сегодня. Со льдом?

ДЖОРИ

Без.

АМИР

Шутить не собираешься. (Амир готовит напитки...)

ДЖОРИ

Ты слышал про Сару?

АМИР

Что о ней?

ДЖОРИ

Она нашла своего терьера.

АМИР

Как?

ДЖОРИ

Она наняла специального собачьего ищейку, который стащил собаку от Фрэнка.

АМИР

Боже.

ДЖОРИ

Фрэнк подаст на нее в суд.

АМИР

На какой почве?

ДЖОРИ

Просто, чтобы насолить ей.

АМИР

Эти двое.

ДЖОРИ

И не говори. Она и я наткнулись на Фрэнка в здании суда.

АМИР

О, ты была сегодня в суде?

ДЖОРИ

Арбитраж с Проктор Иншуренс.

АМИР

Как прошло?

ДЖОРИ

Прекрасно. Сейчас мы танцуем вокруг денег. Они должны заплатить, и они это знают. Им просто нужно какое-то время, чтобы привыкнуть к этой мысли.

АМИР

Морт был?

ДЖОРИ

Стивен взял на себя. Он поручил мне.

АМИР

Но Проктор же - Морта?

ДЖОРИ

Было.

АМИР

Почему я не удивляюсь этому?

ДЖОРИ

Морт не будет беспокоиться. Он лучше еще помедитирует.

АМИР

Ну да, вместо лекарств.

ДЖОРИ

Ты знаешь, однажды он пригласил меня на обед и попытался поучить меня медитации? Я даже попробовала пару раз. Закончилось тем, что набрала пять фунтов веса. Все время думала про еду. Когда разочаровываюсь, все бросаю и наедаюсь до отвала.

АМИР

А что с предложением с Кредит Суисс?

ДЖОРИ

Я не стану.

АМИР

Они же, вроде, предложили еще 200 000?

ДЖОРИ

Они предложили.

АМИР

Я тебе говорил, что сработает.

ДЖОРИ

Ты был прав.

АМИР

Но не думаю, что сможешь выжать больше... (Биение.)

ДЖОРИ

Партнеры хотят контр-предложить.

АМИР

Естественно, они захотят. Я сомневаюсь, что больше двухсот.

ДЖОРИ

Я пустила корни. (Биение.)

АМИР

Капур, Братуэйт.

ДЖОРИ

Что?

АМИР

Ты и я. Сами по себе. В бизнесе. Стивен и Морт выскочили вперед, потому что их недооценили конкуренты. Тогда, в то время, когда начинали.

ДЖОРИ

Ну, белокожая поросль из даунтауна не хотела заниматься слияниями, приобретениями.

АМИР

Да, прекрасно. Вот, почему евреи занялись этим. И лишь потом слияния и приобретения стали всем интересны. И тогда такие люди, как Стивен и Морт, вошли в истеблишмент. Мы - новые евреи.

ДЖОРИ

Окей...

АМИР

Мы же идем в правильном направлении? Мы будем там, где Лейбовиц, Бернстейн и Харрис, за четверть того времени, которое понадобилось им.

ДЖОРИ

Ты придумываешь все это на ходу?

АМИР

Та фирма никогда не будет нашей. Она - их. И они всегда будут напоминать нам, что мы - всего лишь гости на их празднике.

ДЖОРИ

Мне не кажется, что это - плохая идея. (Биение.) Амир... (В это же время возвращается Айзек из туалета, держа книгу. Перебивает...)

АЙЗЕК

Кто читает ее?.. Извиняюсь, я помешал?

ДЖОРИ

Ну...

АМИР

Просто рабочая болтовня. (Входит Эмили в красивом платье.)

ЭМИЛИ

Извините меня. (Джори.) Рада видеть.

ДЖОРИ

Рада видеть, тоже.

АЙЗЕК

Хей, Эм.

ЭМИЛИ

Привет, Айзек.

АЙЗЕК

Я извиняюсь, я подумал, что ты сказала: семь.

ЭМИЛИ

Послушайте. Если вы не против подождать ужин...

АМИР

Дорогая, они принесли капкейки из Магнолии.

ДЖОРИ

Банановый пудинг, если точнее.

ЭМИЛИ

О, Боже мой. Я обожаю этот вкус.

ДЖОРИ

Не оторваться.

АМИР

Хочешь что-нибудь выпить, Айзек?

АЙЗЕК

Скотч - замечательно. Со льдом...

АМИР

Дорогая?

ЭМИЛИ

Портвейн.

ДЖОРИ

Порт? До ужина?

ЭМИЛИ

Я знаю - я странная. Я просто очень его люблю... (Амир занимается напитками.)

АЙЗЕК

(Эмили.) Так кто читает Отрицание Смерти?

ЭМИЛИ

Я. Поскольку ты посоветовал.

АМИР

(Айзеку.) Она постоянно восхищается книгой.

АЙЗЕК

Люди помнят о ней только по одной простой причине, потому что Вуди Аллен дает эту книгу Дайан Китон во время их первой встречи в Энни Холл. И при этом заявляет: "Это - все, что тебе нужно знать обо мне."

АМИР

Отрицание Смерти.

ДЖОРИ

(Айзеку.) Мне ты тоже должен был рассказать.

АЙЗЕК

Я хотел постепенно представить ее тебе. Это - потрясающая книга. Я даже взял оттуда название для моей будущей выставки...

АМИР

Какое название?

АЙЗЕК

Название... Ну, сначала позвольте мне сказать... Уже много лет рождаются поколения и поколения потребителей и циников.

ДЖОРИ

(Перебивает.) Усаживаемся поудобнее.

АЙЗЕК

(Продолжает.)... И художественный рынок только и делает, что утоляет их голод. Но происходят некие изменения. Появляется движение молодых художноков, которым это все становится неинтересным. Они задаются вопросом: как вернуть искусству святость, духовность, неприкосновенность. Перед ними простирается невозможная героическая миссия. Вот, почему я даю ей название... (Делает жест Джори, удерживая ее от критицизма.) Невозможные Герои. (Обращаясь к реакции Джори.) Ей не нравится.

ДЖОРИ

Звучит, как название передачи на Си-эН-эН.

АМИР

Про атлетов-паралимпийцев.

ДЖОРИ

Невозможные герои.

АЙЗЕК

Очень смешно. А ты как думаешь, Эм? Что ты думаешь о названии? В конце концов, это будет и твоя выставка... (Биение.)

ЭМИЛИ

Ты шутишь?

АЙЗЕК

Работу, которую ты ведешь с Исламскими традициями - важная и новая. Она должна быть увидена. Всеми.

ЭМИЛИ

Айзек, это поразительно. Спасибо тебе. Спасибо огромное. (Последующие поздравления заглушают ее слова...)

ДЖОРИ

Поздравляю, Эмили.

АЙЗЕК

Мазел Тов.

ЭМИЛИ

Спасибо.

АМИР

Это невероятно. Я так горжусь тобой, дорогая.

АЙЗЕК

(Поднимает свой бокал.) Тост приближается. За...

АМИР

(Перебивает.) За твою выставку. И за участие Эмили в ней.

ВСЕ

Урааа... (Все выпивают.)

АМИР

Так... сколько?

АЙЗЕК

Что?

АМИР

Ее работ?

ЭМИЛИ

Узнаю моего мужа. Всегда - о цифрах.

АЙЗЕК

У меня есть место для четырех-пяти.

АМИР

Пять. Звучит замечательно. (Смеется.)

АЙЗЕК

(Указывает на полотно, висящее над камином.) Мне точно будет нужна вон та. Парочку я приметил в студии. И я подумываю об "Этюде в стиле Мавра Веласкеса". Но я еще не уверен...

ДЖОРИ

"Мавра"? Даже краем уха не слышала этого слова давно.

ЭМИЛИ

Я делала портрет Амира несколько месяцев тому назад... После того случая в... (Заметив реакцию Амира на историю, Эмилия переходит к...) Я была в Метрополитен и увидела картину Веласкеса. (Эмили идет к книжному шкафу в углу...)

ДЖОРИ

Какую?

ЭМИЛИ

"Портрет Хуана де Пареха", кто был по происхождению мавром.

АЙЗЕК

Одна из самых прекрасных картин в Мет. Те белоснежные точки чуть повыше его глаз...

ЭМИЛИ

(Возвращается с книгой.) Вот портрет-оригинал.

ДЖОРИ

(Узнает.) О, да. Конечно же.

ЭМИЛИ

Это - этюд в стиле Веласкеса. Я использую те же тона, ту же композицию. Но это - портрет Амира.

АМИР

Твоего собственного персонального мавра.

ЭМИЛИ

Скорее - моей Музы.

АЙЗЕК

Мне все же кажется, что я лучше остался бы с выбором твоих абстрактных картин. Консолидировать представление о твоей работе. Но меня грызет искушение. Посмотрите, это же - потрясающий портрет. Какое подношение тебе, Амир, если порассуждать...

АМИР

Ты думаешь?

АЙЗЕК

Стоишь там в черном костюме. Серебряные запонки. Безупречно выглаженная белоснежная рубашка... (Эмили.)... выписанная исключительно превосходно. Почти ощущаешь, как доносится запах крахмала от этой рубашки.

АМИР

Никакого крахмала, Айзек. Просто-напросто качество ниток.

ДЖОРИ

В офисе постоянно ведут разговоры о твоих рубашках...

АМИР

Правда?

ДЖОРИ

Сара все шутит, что ты тратишь половину денег на рубашки.

ЭМИЛИ

Не так далеко от правды. Всегда одно название - Шарве.

ДЖОРИ

Как дорого они обходятся? (Амир явно не желает отвечать.)

ЭМИЛИ

Шестьсот.

ДЖОРИ

Долларов?

АЙЗЕК

Вот и ты в своей шестьсотдолларовой Шарве-рубашке, как и блистательный ученик-раб Веласкеса с кружевным воротничком, украшенный роскошью и великолепием мира, ты сейчас явно - часть... И все же...

АМИР

Да?

АЙЗЕК

Остается все тот же вопрос.

АМИР

Какой вопрос?

АЙЗЕК

Твоего места. Для зрителей, конечно же. Не о тебе. О картине... (Пауза.)

АМИР

Мне нравится то, что она делала раньше.

АЙЗЕК

Пейзажи? Не большой поклонник.

ДЖОРИ

Айзек.

АЙЗЕК

Что? Она знает это. Я считаю, что она очень умно поступила, поменявшись. То направление было для нее совсем не плодотворным.

АМИР

Мне кажется: пейзажи - очень плодотворные.

ЭМИЛИ

Амир...

АМИР

Что?

ЭМИЛИ

Мы оба прекрасно знаем: почему тебе нравятся пейзажи.

ДЖОРИ

Почему?

ЭМИЛИ

Потому что они не имеют ничего общего с Исламом.

АЙЗЕК

(Прежде, чем заговорит Амир.) То, что она делает с Исламскими традициями, подняло ее на другой уровень. Молодая западная художница рисует образы Исламской культуры? Не иронично? А осознанно? Необычное и удивительное заявление.

АМИР

Какое заявление?

АЙЗЕК

Ислам обилен и всеобщ. Часть духовного и артистического наследия, к чему могут обратиться все. (Эмили.) Что ты там сказала в Лондоне? На арт-ярмарке Фриз? О смирении и эпохе Ренессанса...

ЭМИЛИ

Да-да. В эпоху Ренессанса мы отвернулись от чего-то большего, чем мы сами. Та эпоха поставила индивидуальность в центр вселенной и вырастила культ персонального эго.

АЙЗЕК

Боже, это так замечательно.

ЭМИЛИ

Чего никогда не происходило в Исламской традиции. Она все еще связана с более широкой, менее персональной перспективой.

АЙЗЕК

Я возьму эти фразы в каталог.

ЭМИЛИ

Прекрати.

АЙЗЕК

Я - серьезно.

АМИР

Ты знаешь, что говоришь, как Мишель Бахманн. Та самая Мишель Бахманн: что эпоха Ренессанса - это когда все пошло не туда, потому что мы отвернулись от Бога.

ЭМИЛИ

Амир, я - не Мишель Бахманн.

АМИР

Нет, конечно, нет.

АЙЗЕК

(Эмили.) Перед тобой открывается очень успешная карьера. Я - всего лишь первый приглашенный на твой вечер. Эмили Хьюз-Капур. Звучит вполне достойно.

АМИР

Согласны! Согласны! (Поднимает тостом бокал...)

ДЖОРИ

Капур.

АМИР

Что?

ДЖОРИ

Ну, не знаю. Мне всегда было интересно. Что это за фамилия?

АМИР

Индийская. а почему спрашиваешь?

ДЖОРИ

Я что-то не то сказала?

АМИР

Стивен заявился в мой офис сегодня и спросил меня об этом же.

ДЖОРИ

Он тоже? (Неловкая пауза.)

ЭМИЛИ

Знаете... довольно популярная фамилия в Пенджабе.

АЙЗЕК

Я еду в Дели послезавтра. Это - Пенджаб или нет?

АМИР

Нет, в общем-то, но... Та же страна... Так что... А почему бы и нет? (Смеется.)

ЭМИЛИ

А что ты делаешь в Дели, Айзек?

АЙЗЕК

Соти Сикандер соизволил предложить мне посещение его студии.

ЭМИЛИ

Как здорово. Я люблю его работы. (Джори.) Ты тоже едешь?

ДЖОРИ

У Эзры - школа.

АЙЗЕК

Джори просто очень добра. Не потому, что у Эзры - школа.

ЭМИЛИ

Нет?

АЙЗЕК

У меня есть... небольшая проблема, когда лечу самолетом.

ДЖОРИ

Скажем так.

АЙЗЕК

Я ненавижу полеты. Это - что-то на животном уровне. Сама мысль, что - не на земле... открывает дверь ко всем страхам у меня...

ДЖОРИ

(Ко всем.) Паническая атака.

АЙЗЕК

Я тогда ужасно выгляжу. А истерия с охранностью аэропортов лишь усугубляет.

АМИР

В аэропортах - сплошной кошмар.

ДЖОРИ

А теперь еще и новый аттракцион. Тебе приходится выбирать между тем, что тебя рассмотрят всю или обшарят тело.

АЙЗЕК

Обшарят. Только так.

ДЖОРИ

Чему уж тут удивляться?

АЙЗЕК

Это, правда, меня успокаивает. (Амиру.) А как для тебя?

АМИР

Что?

АЙЗЕК

Охрана в аэропортах? (Биение.) Все же слышали истории...

АМИР

Не слыхал. Я иду напрямик.

ЭМИЛИ

Он сам предлагает первым. Сразу идет к ним и предлагет себя.

ДЖОРИ

Что? Обыскать?

АМИР

Я знаю - они смотрят на меня. Я решил: пусть всем будет проще...

ДЖОРИ

Никогда не слышала, чтобы кто-нибудь делал так...

АМИР

В дополнение к тому, что люди все больше и больше боятся тех, кто выглядят, как я, наше присутствие к тому же кого-то еще и возмущает.

ЭМИЛИ

Те служащие стараются изо всех сил не дискриминировать никого... А тут выходит человек, подходит к ним и предлагает...

АМИР

Пассивно-агрессивное поведение в чистом виде. Так считает моя жена.

АЙЗЕК

Может, она и права.

ДЖОРИ

Мне кажется, это - по своему, замечательно, Амир. Если бы все были так открыты, то мир стал бы совсем другим.

АЙЗЕК

Это же расовое профилирование.

ДЖОРИ

Дорогой. Я знаю, что это такое.

АЙЗЕК

Я не могу представить, чтоб тебе на его месте такое могло понравиться?

АМИР

Не для нее. В этом все и дело.

ДЖОРИ

... и, скорее всего, не для какой-нибудь бабули из Канзаса в инвалидной коляске.

АМИР

Следующая террористическая атака, возможно, начнется человеком, который более или менее будет выглядеть, как я.

ЭМИЛИ

Я совершенно не согласна. Следующая атака начнется каким-то белокожим человеком с оружием, которое у него не должно было быть...

АМИР

И нацелившегося на того, кто выглядит более или менее, как я.

ЭМИЛИ

Совсем не обязательно.

АЙЗЕК

(Амиру.) Если каждый выходец из Среднего Востока начнет делать так же, как ты...

АМИР

Да?

АЙЗЕК

Я хочу сказать, что если мы все станем немного... поууступчивее? Мы сможем легче относиться к подозрениям...

АМИР

Так у тебя есть подозрения?

АЙЗЕК

Нет, не у меня, я хочу сказать... (Звонит телефон Эмили на кофейном столике. Она идет к нему...)

АМИР

Слушай. Черт возьми. Я не тебя виню.

АЙЗЕК

Подожди. Что?

ЭМИЛИ

(С телефоном, Амиру.) Это - Эйб.

АМИР

Зачем он тебе звонил?

ЭМИЛИ

Он тебе звонил, а ты не ответил ему?

АМИР

Да, пару раз.

ЭМИЛИ

И теперь он звонит мне. Ты должен с этим разобраться, дорогой.

АМИР

Еще порта?

ЭМИЛИ

(Джори и Айзеку.) Вы голодные?

ДЖОРИ

Чувствуется.

ЭМИЛИ

(Встает.) Я начну фенхельным салатом. (Джори.) Ты ешь анчоусы?

ДЖОРИ

Люблю их. И я обожаю фенхель.

АМИР

(Наливает напиток.) Ее салат с фенхелем и анчоусами - классика. ***** классика.

ДЖОРИ

(Айзеку, указывая на Амира.) Видишь, дорогой. Наглядный пример супружеской поддержки. Он никогда не делает мне комплименты о моей еде.

АЙЗЕК

Я больше всего готовлю еду.

ДЖОРИ

Потому что ты не выказываешь мне знаков внимания, когда готовлю я.

АЙЗЕК

Кухня - не самое правильное место для тебя.

ЭМИЛИ

Не могу поверить, что ты это произнес.

АЙЗЕК

Не обязательно есть то, что она готовит.

ДЖОРИ

Эзра любит мою еду.

АЙЗЕК

Твои макароны с сыром из пачки.

ДЖОРИ

И мой горячий шоколад из пачки.

АЙЗЕК

Слушай. Ты готовишь замечательный омлет.

ДЖОРИ

Я очень давно не готовила никаких омлетов.

АЙЗЕК

Может, потому они и замечательные.

ЭМИЛИ

(Направляется на кухню.) Я больше не хочу слышать ничего подобного.

ДЖОРИ

(Эмили.) Тебе нужна помощь?

ЭМИЛИ

Спасибо, Джори. Очень понадобится.

АЙЗЕК

Держи ее на расстоянии от продуктов. (Эмили и Джори выходят. Амиру.) Значит... я извиняюсь, если затронул нечто чувствительное...

АМИР

Чувствительное?

АЙЗЕК

Между тобой и Эмили, я имею в виду. О картинах...

АМИР

Нет, не затронул.

АЙЗЕК

Оо.

АМИР

Это - не секрет. Эм и я смотрим по-разному на Ислам. Я считаю, что это... взгляд назад.

АЙЗЕК

А ты не думаешь, что ее взгляд значительно шире, чем кажется? Все же, Ислам - одна из самых известных духовных традиций.

АМИР

Позволь мне догадаться. Ты читаешь Джалаладдина Руми.

АЙЗЕК

Амир... В общем. Да. Я читаю Руми. И он замечателен. Но это совсем не то, о чем я говорю. Ты знаешь Ханифа Саида?

АМИР

Не знаю.

АЙЗЕК

Он - скульптор, он - мусульманин, он - глубоко верующий. Его творчество - поразительное доказательство энергии его веры. Он высекает монолитные нечто-вроде-колонн формы...

АМИР

(Перебивает.) Ты читал Коран, Айзек?

АЙЗЕК

Не читал. Но я лишь...

АМИР

(Продолжает.) Когда касается Ислама? Монолитные нечто-вроде-колонн формы ничего не значат... (Возвращаются Эмили и Джори с салатом и с салатными чашами...) И картины ничего не значат. Только Коран значит.

ЭМИЛИ

Картины не значат?

АМИР

Я не это имел в виду.

ЭМИЛИ

Что ты имел в виду?

АМИР

Дорогая. Ты знаешь, что сказал Пророк о них?

ЭМИЛИ

Да, дорогой.

ДЖОРИ

А что он сказал?

АМИР

Он говорил, что ангелы не войдут в жилище, где картины и/или собаки.

ДЖОРИ

А что не так с собаками?

АМИР

У меня тоже нет никаких догадок.

АЙЗЕК

У каждой религии есть своя идиосинкразия. Мои предки не любили лобстеров. Кто не любит лобстеров? Что ты хочешь сказать?

АМИР

Я хочу сказать: то, что делают несколько художников - как бы прекрасно они не делали бы - не отражает дух мусульманства.

АЙЗЕК

"Дух мусульманства?"

АМИР

Ислам пришел из пустыни. Из группы несентиментальных, тяжело-живущих людей. Они видели жизнь, как нечто жестокое и безжалостное. Полное страданий...

ДЖОРИ

?..

АЙЗЕК

Не только те люди страдали в пустыне сотни лет, Амир. Не знаю, как это связано с "духом еврейства", если мы начнем использовать этот термин.

АМИР

Пустынное страдание. Я думаю - подойдет. Евреи отреагировали на ситуацию по-другому. Они посмотрели на нее с одной стороны, потом - с другой стороны, еще с другой... Посмотрите на Талмуд. Они разглядывают все вещи с сотни разных углов, пытаясь договориться с явлением, упростить его, сделать более жизнеустойчивым...

ДЖОРИ

Найти новые способы пожаловаться... (Джори хмыкает. Айзек бросает на нее взгляд.)

АМИР

Да чтобы они не делали - мусульмане так делать не будут. Мусульмане вообще не думают об этом. Они подчиняются. Вот, что означает слово "Ислам", кстати. "Подчинение".

АЙЗЕК

Я знаю, что оно означает. Послушай, проблема - не в Исламе. Проблема - в Исламо-фашизме.

ЭМИЛИ

Друзья? Салат?

АМИР

Прочитал у Мартина Эмиса, так?

АЙЗЕК

И у Кристофера Хитченса. Они совсем не далеки от истины...

ДЖОРИ

(Негромко.) Я проголодалась.

АМИР

Ты не читал Коран, но проглотил пару лицемерных британских хвастунов, и ты решил, что уже знаешь Ислам? (Идет к столу...)

ЭМИЛИ

Амир...

АМИР

Что? Разве нечестно? Если бы он предложил - было бы честно.

АЙЗЕК

Он прав. Мне надо прочесть Коран.

АМИР

И только потом ответить мне.

ЭМИЛИ

(Айзеку.) Хочешь добавить перца?

ДЖОРИ

Я прочла немного Корана в колледже. Что осталось в памяти - гнев, ярость.

АМИР

Благодарю тебя. Одно очень длинное послание ненависти всему человечеству.

ЭМИЛИ

Это неправда! (С перцем.) Джори?

АМИР

Нечто вроде того. С этим тебе придется согласиться...

ЭМИЛИ

(Выразительно-настойчиво.) Я могу согласиться, что Коран видит человечество, как сплошное упрямство и корыстолюбие... и дает нам задачу справиться с этим. И как я могу сказать, что было бы неправильно...

АЙЗЕК

Все, что я хочу сказать об Исламо-фашизме: существует разница между религией и политическим использованием ее.

АМИР

Айзек. В Исламе не существует подобной разницы. Там нет различия между церковью и государством.

ДЖОРИ

Хочешь сказать: между мечетью и государством.

АМИР

Да. Спасибо. Я полагаю, что мы все несогласны с теми, кто относится к Библии, как к Конституции? (Сервировка еды заканчивается. Все приступают к еде.)

ЭМИЛИ

Бон аппетит.

АЙЗЕК

Бон аппетит.

ДЖОРИ

Ммм. Так вкусно.

АМИР

Я же говорил тебе, или я все-таки говорил?

ЭМИЛИ

Очень просто. Разрезаешь все...

АЙЗЕК

(Смотрит на свою тарелку.) Фенхель, перец, сельдерей...

ЭМИЛИ

... морковь, редис...

АЙЗЕК

А это что такое?

ЭМИЛИ

Молодые артишоки...

АЙЗЕК

Чудесно.

ДЖОРИ

(Вступает.) Самое интересное: те люди, кто относятся к Библии, как к Конституции, точно так же относятся к Конституции, как к Библии. Все пытаются разобраться: что означает текст, написанный двести лет тому назад? Словно он сможет решить наши нынешние проблемы?

ЭМИЛИ

Как та чушь - право носить оружие. Это же был 1791-ый год, люди.

АМИР

Как раз, что я хотел сказать. Именно это.

АЙЗЕК

Ммм. Очень вкусно, Эм. Честно.

ЭМИЛИ

Я нашла этот рецепт, когда была по программе Фулбрайт в Севилье.

АЙЗЕК

Я люблю Испанию. Я бегал с быками в Памплоне.

ДЖОРИ

Ты не бегал с быками.

АЙЗЕК

Я был зрителем, когда люди бежали с быками. (Биение.) Это было захватывающе.

АМИР

Мы провели медовый месяц в Барселоне. Чоризо. Паэлья. Вино. Испанские вина - совершенно недооценены.

АЙЗЕК

Видишь ли, здесь у меня возникают вопросы... Ты говоришь, что мусульмане - совсем отличные от всех. Ты же ничем не отличаешься. Паэлья? Испанские вина? У тебя точно такое же отношение к хорошей жизни, как и у меня. Я даже не представлял себе, что ты - мусульманин, если б не та статья в Таймс. (Пауза.)

АМИР

Я - не мусульманин. Я - вероотступник. Что означает: я отказался от моей веры.

АЙЗЕК

(Перебивает.) Да я знаю, что означает слово "вероотступник".

ДЖОРИ

Айзек.

АМИР

А знаешь ли ты, что - согласно Корану - я должен быть наказан смертью?

ЭМИЛИ

Это неправда, Амир.

АМИР

Это правда.

ЭМИЛИ

(Амиру.) Ты сам-то читал эту часть? Читал? Там осуждается отказ от веры, но нет специфического наказания. Традиция интерпретировала, как наказание смертью.

ДЖОРИ

Поразительно...

ЭМИЛИ

Он сколько раз заявлял об этом, что я проверила. У меня же есть специальная причина. (Женщины смеются.)

АМИР

Отлично. Тогда поговорим о том, что находится в тексте. Избиение жены.

АЙЗЕК

Избиение жены.

ДЖОРИ

Превосходно. Смог бы передать мне хлеб?

ЭМИЛИ

Амир, на самом деле? (Биение.)

АМИР

(Передает хлеб.) Значит так, архангел Гавриил явился Мухаммеду...

АЙЗЕК

Архангел Гавриил?

АМИР

(Насмешливо.) Да. Мусульмане верят, что таким образом Коран был принесен человечеству. Архангел Гавриил, предположительно, надиктовал Мухаммеду слово за словом.

АЙЗЕК

Как Джозефу Смиту. Мормонизм. Они говорят, что ангел по имени Марами появился в северной части штата Нью-Йорк и начал общаться с Джозефом Смитом.

ДЖОРИ

Морони, дорогой. Не Марами.

АЙЗЕК

Ты уверена?

ДЖОРИ

Было в Южном Парке. (Биение.)

АМИР

Ну, как я говорил... Архангел Гавриил является и учит Мухаммеда таким строкам. Ты их знаешь, дорогая. Я перевожу своими словами... Мужчины отвечают за женщин...

ЭМИЛИ

Амир?

АМИР

(Продолжает.) Если они ослушаются... Поговори с ними. Если не поможет... Не ложись с ними. И если это не поможет... (Поворачивается к Эмили.) Дорогая?

ЭМИЛИ

Я не буду произносить.

АМИР

Бей. Их.

ДЖОРИ

Я не помню такого в Коране.

АМИР

О, оно - там.

ЭМИЛИ

Как переводят обычно - спорно.

АМИР

Для тех, кто хочет представить Ислам тепленьким и пушистым.

ЭМИЛИ

Основной корень глагола означает "бить". Но также означает "уйти", "покинуть". Так что может означать: если жена тебя не слушается - покинь ее. Не бей ее.

АЙЗЕК

Довольно большая разница.

АМИР

Так никто не интерпретировал сотни лет.

ДЖОРИ

(Внезапно со страстью.) Нет. Хотя. Иногда надо просто сказать: нет. Я не виню французов.

АЙЗЕК

Французов?

ДЖОРИ

Из-за их проблем с Исламом.

АЙЗЕК

Тебя не волнует, что они запретили чадру?

ДЖОРИ

Ты должен где-то провести границу.

АЙЗЕК

Окей, миссис Киссинджер.

ЭМИЛИ

Мило.

АЙЗЕК

Я женат на женщине, у которой над столом в рабочем кабинете висит цитата Киссинджера...

ДЖОРИ

"Перед лицом выбора правосудия или порядка, я всегда выберу порядок."

ЭМИЛИ

Зачем ты держишь такое в кабинете?

ДЖОРИ

Чтобы напоминало. Не потеряться в чувствах, когда я участвую в правосудии. Когда вытаскиваешь себя из гетто, то понимаешь очень быстро, что порядок - это где...

ЭМИЛИ

Я. Правосудие. Всегда.

ДЖОРИ

Ты знаешь, как говорят? Если ты - молода и не либерал, значит, у тебя нет сердца. Если ты - пожилая и не консерватор...

АМИР и ДЖОРИ

(Вместе.)... у тебя нет мозгов.

АЙЗЕК

Мне довелось быть знакомым с несколькими очень умными женщинами-мусульманками, которые выбрали для себя чадру.

АМИР

Тебе очень нравится играть в игру "все наперекор", так?

АЙЗЕК

Я не играю ни в какие игры.

ДЖОРИ

(Айзеку, вступает.) С кем ты знаком - с чадрой?

АЙЗЕК

Вы их не знаете.

ДЖОРИ

Мне кажется, ты придумываешь.

АЙЗЕК

Я - нет.

ДЖОРИ

Тогда кто?

АЙЗЕК

Сестра Халида.

ДЖОРИ

Халида?

АЙЗЕК

Она - профессор философии в Корнеллском университете. Она одевает чадру.

ДЖОРИ

Халида? Твоего тренера?

АМИР

Ты ходишь в Эквинокс?

АЙЗЕК

Да.

АМИР

Я знаю Халида. Лысый? С мускулами?

АЙЗЕК

Это - он.

АМИР

Я не знал, что ты ходишь в Эквинокс.

АЙЗЕК

Много лет. В какой ты ходишь?

ДЖОРИ

(Перебивает, Айзеку.) Что ты хочешь сказать?

АЙЗЕК

Халид, может, и тренер, но родом он из о-очень образованной семьи иорданцев. Все женщины в их семье одевают чадру. Добровольно.

ЭМИЛИ

Это - не всегда так, как кажется людям. Этим гордятся многие мусульманки.

АМИР

Скорее всего, они, наверняка, одевают платки. Не чадру. Совсем не одно и то же...

ДЖОРИ

(Перебивает.) Чадра - вот настоящее зло. Ты стираешь лицо, ты стираешь индивидуальность. Никто не стирает мужскую индивидуальность. Почему за все должна расплачиваться женщина? Нет-не. В какое-то время ты просто должна сказать: нет.

АМИР

Просто. Сказать. Нет. Чего Мухаммед как раз не сделал. Ирония в ситуации: прежде, чем он стал Пророком? Он непреклонно заявлял своим приверженцам, чтобы они не обижали женщин. А потом он начал общаться с ангелом. Что, на самом деле?

АЙЗЕК

Я все никак не могу поверить, что я не видел до этого параллели с Мормонизмом.

АМИР

Ты все еще не понял.

АЙЗЕК

Понял что? Твою ненависть к самому себе? (Джори бросает гневный взгляд на Айзека.)

АМИР

Айзек. Коран - для племенной жизни в пустыне седьмого столетия. Смысл - не только в академичности заявления. Результат веры, что книга, написанная о жизни обособленного общества пятнадцать столетий тому назад - это Божье Слово: ты начинаешь хотеть воссоздать то самое общество. В конце концов, оно лишь то самое, где Коран полностью применим. Вот, почему появляются такие люди, как Талибан. Они пытаются воссоздать тот мир, изображенный в Коране. (Амир - уже не за столом, наливает себе напиток.)

ЭМИЛИ

Дорогой, я все понимаю.

АМИР

(Эмили.) Честно. Я уверен, что ты не понимаешь. (Продолжает, обращаясь к другим.) А вот и добавка. Возникает настоящая проблема: она гораздо глубже Талибана. Быть мусульманином - по-настоящему - означает не только, что ты веришь во все это. Оно означает, что ты еще к тому же должен сражаться. Политика не важнее веры? Нет различий между мечетью и властью? Помните? Значит, если смысл в том, что мир в Коране был гораздо лучше нынешнего мира - что ж, тогда вернемся. Давайте закидаем камнями прелюбодеев. Давайте отрубим кисти рук ворам. Давайте убьем неверных. И посему, даже если вы - один из тех бывших мусульман - потягиваете свой послеужинный скотч вместе со своей прекрасной белокожей американской женой и смотрите новости, и видите, как народ на Среднем Востоке гибнет ради ценностей, которые, как учили вас когда-то, были чище и строже, и правдивее... ничего не поделаешь, но возникает чувство какой-то гордости.

АЙЗЕК

Гордости?

АМИР

Да. Гордости. (Биение.)

АЙЗЕК

Ты почувствовал гордость одиннадцатого сентября? (Биение.)

АМИР

(Не сразу.) Если честно... да.

ЭМИЛИ

Ты сказал не то, что ты хотел, Амир.

АМИР

Я был в ужасе от вида, окей? Абсолютно ужасно.

ДЖОРИ

Гордость из-за чего? Из-за упавших башен? Из-за погибших людей?

АМИР

Что мы, наконец-то, побеждаем.

ДЖОРИ

Мы?

АМИР

Да... Я забыл... чьим мы был я.

ДЖОРИ

Ты же американец...

АМИР

Это - племенное, Джор. Это - в костях. У тебя нет никакого представления, как я рос. Придется потрудиться очень тяжело, чтобы искоренить в себе ту дрянь.

ДЖОРИ

Значит, тебе надо еще потрудиться.

АМИР

Я тружусь (Эмили подходит к Амиру.) Что?

ЭМИЛИ

Хватит. (Забирает его бокал.) Я сварю тебе кофе. (Эмили уходит на кухню. Долгая неловкая пауза.)

АМИР

Что? (Айзеку, примирительно.) Послушай... Я уверен, что мое чувство совсем не отличается от того, как ты иногда чувствуешь об Израиле иногда...

АЙЗЕК

Что-что?

АМИР

Ты скажешь мне, что ты никогда не испытывал такого - внезапный стыдливый румянец гордости, скажи...

АЙЗЕК

Румянец? У меня не бывает никаких стыдливых румянцев.

АМИР

Когда ты слышишь, как Израиль потрясает своим оружием?

АЙЗЕК

Я - очень критичный к Израилю. Как и многие евреи.

АМИР

А когда ты слышишь, как Ахмадинежад говорит о том, чтобы снести Израиль в Средиземное море, как ты себя чувствуешь?

АЙЗЕК

Разгневан. Как все остальные.

АМИР

Не все же разгневаны. Многим людям нравится слышать подобное.

АЙЗЕК

Тебе нравится слышать подобное?

АМИР

Я сказал, что многим... (Эмили появляется в проеме кухонной двери.)

АЙЗЕК

Я спросил тебя: может, тебе нравится слышать такое? Тебе нравится слышать, как

Израиль сметут в океан?

ДЖОРИ

Айзек...

АЙЗЕК

Нет. Я хочу знать...

АМИР

Иногда? Да...

ЭМИЛИ

(С нотками отчаяния.) Амир, мы хотели отпраздновать.

АМИР

(Игнорирует, прерывает.) И я заявляю, что это неправильно. И оно исходит из нечто. И это нечто - Ислам.

АЙЗЕК

Кто ж спорит, что неправильно. Но это исходит не из Ислама. Это исходит из тебя. У Ислама нет монополии на фундаментализм. Не появляется из текста.

АМИР

Тебе не нужно говорить со мной свысока...

АЙЗЕК

Ты говоришь со мной свысока весь этот разговор. Мне кажется, ты сможешь немного вытерпеть такое же отношение к себе. Тебе не нравится организованная религия? Прекрасно. Ты испытываешь особенную антипатию к тому, в ком ты родился? Прекрасно. Может, ты ощущаешь ее сильнее, чем большинство из нас, потому что... какая разница? Прекрасно.

ДЖОРИ

Айзек.

АЙЗЕК

Но мне не интересны твои абсурдные - и, честно говоря, более, чем ужасающие всех - обобщения.

ДЖОРИ

(Твердо.) Айзек.

АЙЗЕК

Что?

ДЖОРИ

Прекрати.

АЙЗЕК

Окей. (Еще одна напряженная пауза.)

АМИР

Ты - наивный.

АЙЗЕК

Я - наивный?

ЭМИЛИ

Амир. Могу я с тобой поговорить на одну минуту? (Эмили выходит.)

АМИР

(Следует за ней.) Наивный и благонамеренный. И когда-нибудь ход истории тебя отрезвит. (Выходя.) Что? Что? (Сразу после его выхода.)

АЙЗЕК

Что за ***** сволочь.

ДЖОРИ

Он - сволочь?

АЙЗЕК

Ты слышала его?

ДЖОРИ

А что с тобой?

АЙЗЕК

***** тихушник-джихадист.

ДЖОРИ

Ты когда-нибудь замолчишь?

АЙЗЕК

Я никогда не пойму, что ты видишь в нем.

ДЖОРИ

Что-то не так сегодня вечером. Мне кажется - возможно, он знает. (В ответ на взгляд Айзека.) Обо мне.

АЙЗЕК

Откуда?

ДЖОРИ

Он упомянул Стивена пару раз... Я не знаю? Может, Морт сказал ему?

АЙЗЕК

Ничего. Он узнает рано или поздно.

ДЖОРИ

Я хотела бы сказать ему об этом первой. Я ему очень обязана.

АЙЗЕК

Тогда тебе надо было сказать, когда все и произошло.

ДЖОРИ

Я должна соблюдать конфиденциальность.

АЙЗЕК

Хорошо, тогда я не знаю, что посоветовать.

ДЖОРИ

Я считаю, мне надо сказать ему. (Кухонная дверь открывается нараспашку, и Амир скорыми шагами направляется к вешалке с верхней одеждой. За ним появляется Эмили.)

АМИР

(Явно нетрезвый.) Вы приходите к нам с хорошими новостями. Мы должны же праздновать. Сегодня - вечер Эмили. Я пойду и принесу нам шампанского. (Джори и Айзек переглядываются.)

ДЖОРИ

Я пойду с тобой. Ничего?

АМИР

Конечно. (Амир одевает свое пальто. Джори накидывает на себя свое.)

ЭМИЛИ

Шампанское?

АМИР

И потом у нас будет замечательный вечер. (Амир открывает дверь. Оба выходят. Эмили поворачивается к Айзеку.)

ЭМИЛИ

Ты думаешь, я не понимаю, что ты делаешь?

АЙЗЕК

Что я делаю?

ЭМИЛИ

Айзек, пожалуйста.

АЙЗЕК

Он - уже взрослый мальчик. Он не сможет постоять за себя в ответ? (Эмили направляется к столу с напитками.) Вы поругались перед нашим приходом?

ЭМИЛИ

Почему нам надо ругаться перед вашим приходом?

АЙЗЕК

Ты замужем.

ЭМИЛИ

Моя семейная жизнь - не такая, как у тебя.

АЙЗЕК

Нет, не такая. (Биение.)

ЭМИЛИ

Ты мог бы сказать мне о выставке по телефону.

АЙЗЕК

Я хотел сказать об этом, глядя на тебя.

ЭМИЛИ

Айзек... Лондон... Был ошибкой...

АЙЗЕК

Я не думаю, что ты по-настоящему в это веришь. (Айзек касается ее. Она отходит.)

ЭМИЛИ

Здесь мой дом.

АЙЗЕК

Ты попала на выставку, и теперь, значит - все?

ЭМИЛИ

Если из-за этого ты взял меня на выставку...

АЙЗЕК

Конечно, нет. Боже мой. Сама идея выставки пришла от тебя. (Айзек снова приближается к Эмили. Она сначала не сопротивляется. Затем она отходит.) Я даже не подозревал, какой мусор у твоего мужа в голове. И к тому же ***** алкоголик.

ЭМИЛИ

Он - не алкоголик. У него был тяжелый день в офисе.

АЙЗЕК

Оо. Так он знает.

ЭМИЛИ

Знает?

АЙЗЕК

По поводу Джори?

ЭМИЛИ

Что по поводу Джори?

АЙЗЕК

Они предложили ей стать их партнером.

ЭМИЛИ

Подожди, что?

АЙЗЕК

Они предложили ей партнерство. Фамилию в названии фирмы. Их ответ на предложение от Кредит Суисс.

ЭМИЛИ

Когда это произошло?

АЙЗЕК

На прошлой неделе.

ЭМИЛИ

Никто ничего не сказал Амиру.

АЙЗЕК

Ну, Джори говорит ему сейчас.

ЭМИЛИ

Я не понимаю.

АЙЗЕК

Тут нет ничего понимать. Она им нравится. Он им не нравится.

ЭМИЛИ

Морт для него, как отец.

АЙЗЕК

Морт штаны не носит. Стивен носит.

ЭМИЛИ

Амир - там в два раза дольше, чем она была.

АЙЗЕК

Значит, то событие...

ЭМИЛИ

Какое?

АЙЗЕК

С имамом? Кого представлял Амир?

ЭМИЛИ

Он не представлял его.

АЙЗЕК

Совсем не так было написано в Таймс.

ЭМИЛИ

Он просто пошел на слушания.

АЙЗЕК

Газета упомянула фирму, и она упомянула Амира, и выглядело так, что он представлял человека, который собирал деньги для террористов.

ЭМИЛИ

Это абсурд.

АЙЗЕК

Стивен подумал по-другому. Он разъярился.

ЭМИЛИ

Ты не знаешь об этом? Джори рассказала, как твой муж расплакался. Прямо на рабочем совещании. И ко всему прочему прокричал нечто о том, что если бы имам был ребе, то Стивену было бы все равно. Стивен решил, что его слова были антисемитскими.

ЭМИЛИ

Я извиняюсь, но иногда у вас точно есть проблемы.

АЙЗЕК

У нас?

ЭМИЛИ

Евреев. Вы видите везде антисемитизм.

АЙЗЕК

Ты замужем за человеком, которым овладевает радостный стыдливый румянец, когда Ахмадинежад грозит смести евреев в море. Стивен собирает много денег на кампанию для Нетаньяху. У меня нет никакой идеи, почему Амир вообще приблизился к такому человеку, как имам.

ЭМИЛИ

(Раздавлена новостью.) Из-за меня. О, Боже. Он пошел из-за меня. (Пауза.)

АЙЗЕК

Он не понимает тебя. Он не сможет понять тебя. Он поставил тебя на пьедестал. Это - все в картине "Этюд в стиле Веласкеса". Он рассматривает зрителя, и этот зритель - ты. Ты нарисовала это. Он смотрит на тебя. Выражение на его лице? Стыд. Злость. Гордость. О, да. Гордость, о которой он говорил. Раб наконец-то получил жену хозяина.

ЭМИЛИ

Ты отвратителен...

АЙЗЕК

Вот - правда, Эм. И ты знаешь это. Ты нарисовала это. (Молчание.) Если случившееся той ночью в Лондоне было ошибкой, Эм, то она не будет последней. С человеком, как он... Ты точно изменишь ему опять. Может, не со мной, но - точно.

ЭМИЛИ

Айзек...

АЙЗЕК

И в один прекрасный день ты его покинешь. Эм. Я влюбился в тебя. (Айзек наклоняется к ней с поцелуем. Эмили не двигается. Ни к нему, ни от него. Открывается входная дверь, и входит Джори. В спешке. Вернувшись за Айзеком и их вещами. Готовая покинуть...)

ДЖОРИ

Айзек, нам надо уйти... (... останавливается, увидев интимность отношений между ее мужем и Эмили.)

АЙЗЕК

Дорогая?

ДЖОРИ

Какого ***** тут происходит? (Входит Амир, разгоряченный.)

АМИР

Ты ждала неделю, чтобы рассказать мне об этом? И в ту же секунду, когда я говорю, что ты не любишь ходить на слушания, ты исчезаешь на половине ***** фразы? Так кто ты? (Джори смотрит на своего мужа...) Что? (Смотрит вокруг.) Что?

ДЖОРИ

(Эмили.) У тебя связь с моим мужем?

АМИР

Извините меня?

АЙЗЕК

(Джори.) Ни у кого нет никакой связи.

ДЖОРИ

Я вошла сюда, а они целовались.

ЭМИЛИ

Это неправда! Амир, это неправда.

ДЖОРИ

Они целовались. (Указывает.) Там.

АЙЗЕК

Происходило совсем не то.

ДЖОРИ

Я знаю, что я видела.

ЭМИЛИ

Айзек рассказал мне, что они сделают тебя их партнером. Я знаю, насколько дольше тебя Амир был там. Я огорчилась. Я плакала.

АЙЗЕК

Я утешал ее.

ДЖОРИ

Поцелуем?

АЙЗЕК

Мы не целовались!

ЭМИЛИ

(Недоверчиво.) Почему ты все это повторяешь?!

ДЖОРИ

(Айзеку.) У тебя связь с ней? Скажи мне правду.

АЙЗЕК

Дорогая. Я же уже сказал. У нас нет никакой связи.

ДЖОРИ

Так каким ***** вы занимались, когда я вошла сюда?

АЙЗЕК

(Приближается к своей жене.) Я обнимал ее, потому что она плакала.

ДЖОРИ

Не трогай меня!

ЭМИЛИ

Я расстроилась, потому что они предложили тебе стать партнером. Я плакала. (Амир поворачивается к Джори. В ярости.)

АМИР

Сначала ты крадешь мою работу, а теперь ты пытаешься разрушить мою семью? Ты же ***** зло. После всего, что я сделал для тебя? (Джори идет к своей сумке, решив уйти.)

ДЖОРИ

Я знаю, что я видела.

АМИР

(Взрывается.) Ты, хоть, понимаешь, сколько я отдал тому месту? Та комнатушка в конце коридора? Где они хранят швабры? Там был мой первый офис! У твоего был вид на ***** парк! В твои первые три года? Ты когда-нибудь приходила на работу раньше всех? Ты когда-нибудь уходила последней? Если бы ты была, то я бы это увидел. Я все еще ухожу из офиса после тебя! Ты думаешь - ты негр?

ДЖОРИ

Уау.

АМИР

Я - негр!! Я!!

ДЖОРИ

Знаешь, что...

АЙЗЕК

(Внезапно, бросается к своей жене.) Тебе не нужно больше выслушивать ничего от этой сволочи.

ДЖОРИ

(Айзеку.) Не трогай меня.

АМИР

(Айзеку.) Ты - сволочь.

АЙЗЕК

Ты лучше заткни свой рот, приятель!

АМИР

(Айзеку.) А то что?!

АЙЗЕК

Или я врежу так, что ты грохнешься на свой ***** зад!

АМИР

Попробуй!

ДЖОРИ

(Айзеку.) ОТОЙДИ ОТ МЕНЯ!! (Все еще разгоряченный, Айзек отпускает жену, остается перед лицом Амира. Внезапно... Амир плюет в лицо Айзека. Айзек вытирает плевок со своего лица.)

АЙЗЕК

Потому вас и называют животными. (Айзек поворачивается к жене. Затем поворачивается к Эмили. Уходит.)

АМИР

(Джори.) Уходи.

ДЖОРИ

(Собирает свои вещи.) Тебе нужно кое-что услышать. Твой дорогой друг Морт уходит на пенсию. И знаешь, кого берут на его место? Не тебя. Меня. Я спросила его: "Почему не Амир?" Он сказал что-то о твоей двуличности. И поэтому ты хорошо ведешь судебные споры. Но также трудно тебе доверять. (У двери.) Не веришь мне? Позвони Морту. Спроси его сам. Позволь мне догадаться. Он не отвечает тебе на звонки? (Джори выходит. Пауза.)

ЭМИЛИ

У тебя что - совсем поехала ***** крыша?! (Амир отворачивается, уходя в себя. Вышагивает. Внутренняя пружина раскручивается.)

АМИР

Она права. Морт не отвечает на мои звонки.

ЭМИЛИ

Я принесу тебе тот кофе. (Эмили уходит на кухню... Оставив Амира на минуту в одиночестве. Он наблюдает, как раскачивается дверь. Вперед и назад. Эмили возвращается. Кружка - в ее руке.)

АМИР

Эм. (Что-то в интонации Амира - беззащитность ли, напряженность - останавливает ее.) Ты спишь с ним? (Пауза. Эмили ставит кружку на стол. Биение. Качает/кивает головой.)

ЭМИЛИ

Это было в Лондоне. Когда ездила на Фриз. Мы выпили. Это - не оправдание... Это просто... Мы сходили в музей Виктории и Алберта. Он говорил о моих работах. И... (Эмили видит, как муж реагирует на ее слова, идет к нему. Приближается.) Амир, я так отвратительна самой себе. Если бы я могла вернуть. (Резко - Амир бьет Эмили в лицо. Жестокий удар. Первый удар вызывает в нем поток ярости. Он бьет ее еще два раза. Возможно, три. В быстрой последовательности. Неконтролируемая жестокость выражает выплеск незаметно накапливаемого за долгие годы чувства обиды, возмущенного негодования. После последнего удара Амир внезапно осознает содеянное.)

АМИР

О, Боже мой... (В это же время... Во входную дверь стучат. Биение. Вновь стучатся. Наконец дверь приоткрывается. Показывается Эйб. Он оглядывает вокруг и видит - вместе с нами - Эмили поднимается с пола с окровавленным лицом. Эйб смотрит на Амира. Гаснет свет.)


СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

Та же обстановка. Прошло шесть месяцев. Обеденный стол. Парочка стульев. Большинство мебели отсутствует. Сцена покрыта мусором переезда. Коробки и т.п.


Картины над камином нет. К одной стене прислонена полузавернутая картина. Изображение картины не видно зрителям.


Загорает свет. На сцене - Амир. Тихо занимается упаковкой вещей. Должно присутствовать некое беззвучие во время его занятия/присутствия. Словно выполняет некое наказание.


Следуя какой-то мысли, он идет на кухню. Перед самым его выходом раздается стук во входную дверь... Он возвращается. Идет к двери. Открывает и видит: Эмили. Рядом с ней - Эйб. На голове Эйба - мусульманская шапочка- куфи. Его одежда тусклых цветов отличается от того, в чем он был одет в Сцене Первой.

АМИР

Эм?

ЭМИЛИ

Мы можем войти?

АМИР

Конечно. (Они входят. Эйб заметно не рад встрече. Старается не встречаться со взглядом Амира.) Что происходит? Все в порядке? (Эмили смотрит на Эйба, но Эйб не отвечает.) Хуссейн? (Нет ответа.) Эм? (Биение.)

ЭМИЛИ

Он постоянно обращается ко мне. Ты же юрист. Ты можешь помочь ему. (Эйбу.) Расскажи ему.

ЭЙБ

Он не поймет.

ЭМИЛИ

Его задержало ФБР.

АМИР

Что?

ЭЙБ

Меня не задержали.

АМИР

Что произошло?

ЭЙБ

Все, что я делал - я сидел в Старбаксе...

ЭМИЛИ

Со своим другом... Тариком.

АМИР

Это тот парень, о котором твоя мать...

ЭЙБ

Мои родители ничего не понимают о нем.

АМИР

Хорошо.

ЭЙБ

Мы были в Старбаксе. Просто пили кофе. Тарик начал беседовать с баристой - она отдыхала на перерыве. Могу сразу сказать, что ей он был неприятен. А он ничего не видел... Она начала спрашивать о наших куфи, и мусульмане ли мы. А затем она спросила, что мы думаем об Аль-Каиде. И Тарик отвечает ей. Американцы создали Аль-Каиду.

АМИР

Хорошо.

ЭЙБ

Ты мне не веришь?

АМИР

Я хочу сказать...

ЭЙБ

(Перебивает.)... ЦРУ тренировало муджахидинов в Афганистане. Те люди и стали Аль-Каидой.

АМИР

Все немного сложнее, чем...

ЭЙБ

Вообще-то, нет, дядя. Совсем - нет.

АМИР

Ладно, что произошло?

ЭЙБ

И она тогда начала огрызаться. А Тарик рассердился. Он сказал ей, что эта страна заслуживает того, что получила, и того, что получит. (Пауза.) Она возвращается к работе, и совсем скоро прибывает полиция. Она им позвонила. Они нас - в наручники. Берут с собой. Два ФБР-овца - в участке, ждут. (Биение.) Мы сидим и слушаем весь этот нелепый допрос.

АМИР

Что они у вас спрашивали?

ЭЙБ

Верим ли мы в джихад? Хотим мы что-то взорвать? Как часто я читаю Коран?

АМИР

Хорошо...

ЭЙБ

Есть у нас подружки? Был ли у меня когда-нибудь секс? Смотрю ли порно? Ненавижу ли Америку? (Биение.) Они много знали обо мне. Где я учился. О маме и папе, где они родились. Будто у них уже есть файл. Они вспомнили о моем иммиграционном статусе.

АМИР

А что с ним?

ЭМИЛИ

Подходит время продления.

ЭЙБ

Когда они сказали, что... (Эйб замолкает. Эмили заканчивает фразу.)

ЭМИЛИ

Он засмеялся.

АМИР

(Эйбу.) Засмеялся?

ЭЙБ

Я не хотел. Так вышло.

АМИР

Ты не пытался им сопротивляться своими ответами?

ЭЙБ

Нет. Я... (Пауза.) Послушайте. Я знаю, чем они занимаются.

АМИР

Чем они занимаются?

ЭЙБ

Они рыскают среди наших людей и ищут тех, у кого иммиграционный статус под вопросом. Затем они подталкивают, чтобы мы начали делать для них всякое.

АМИР

Хорошо...

ЭЙБ

Ну что? Вы тоже не верите в это?

АМИР

Я такого не говорил. (Пауза.)

ЭМИЛИ

(Эйбу, решив уйти.) Я не могу... Тебе необходимо поговорить с ним...

ЭЙБ

Тетя Эмили. Останьтесь. Пожалуйста. (Она останавливается. Биение. Соглашается кивком головы, все еще нерешительно.)

ЭМИЛИ

... Я подышу немного воздухом. (Эмили идет к террасе. Выходит. Биение.)

АМИР

Как она?

ЭЙБ

Я не хочу говорить про это. (Амир набирает номер на телефоне.) Кому Вы звоните? Не звоните маме. Она расстроится.

АМИР

Я звоню Кену.

ЭЙБ

Кен?

АМИР

Адвокат в деле имама.

ЭЙБ

Зачем? Он все испортил. Имам - все еще в тюрьме.

АМИР

Да, конечно... У Кена будут идеи получше о том, что делать... (По телефону.) Привет, Кен, это - Амир Капур. Позвони мне, пожалуйста, когда услышишь это. Очень срочно. Спасибо. (Пауза, вновь Эйбу.) Когда ты выходишь из родительского дома, тебе нужно ясно представлять, что окружающий мир - совсем не нейтральный. Не в это время. Не для тебя. Тебе нужно постоянно помнить о том, чтобы твое присутствие давало людям другую мысль.

ЭЙБ

Чем какая?

АМИР

Чем та, из-за которой тебя допрашивали в офисе ФБР. (Пауза.)

ЭЙБ

А что теперь?

АМИР

Узнаем, что скажет Кен. Пойми правильно - ничего хорошего. По крайней мере, они тебя отпустили.

ЭЙБ

Если они скажут, чтобы я пошел в нашу мечеть и притворился, будто я планирую какую-то там атаку, и только так я могу оставаться в этой стране...

АМИР

Ты не знаешь, что произойдет,

ЭЙБ

Если бы Вы проводили больше своего времени со своим народом...

АМИР

Извините?

ЭЙБ

Что бы Вы сделали? Если бы ФБР предложило работать на них? Мм?

АМИР

Тебе еще до этого далеко...

ЭЙБ

(Перебивает.) Что бы Вы сделали?

АМИР

(Раздумывает.) Есть пути... чтобы власти узнали... что ты на их стороне...

ЭЙБ

Но я не на их стороне.

АМИР

Тебе стоило бы поменять свои мысли. Они пишут правила.

ЭЙБ

Я же знаю, что совершил ошибку.

АМИР

Это - не ошибка. Если не будешь очень осторожным, то тебя депортируют. (Биение.)

ЭЙБ

Да, может, это - не самое худшее.

АМИР

В страну, с которой ты был знаком лишь до восьми лет.

ЭЙБ

Может, вот она - проблема. Может, я не должен был покидать ее. Может, мы не должны были приезжать сюда.

АМИР

Есть причина, по которой твой отец переехал сюда. По той же причине - мой отец. Они хотели лучшей жизни для себя и для своих семей...

ЭЙБ

(Вступает.) Лучшей жизни?!

АМИР

(Продолжает.)... и добиться ее честно. В Пакистане нет такой возможности.

ЭЙБ

(Взрывается.) У Вас нет лучшей жизни!

АМИР

Ты - о чем?

ЭЙБ

Я знаю, Вам надо покинуть эту квартиру. Я знаю, Вас уволили.

АМИР

Я не представляю, что ты решил себе, будто ты знаешь...

ЭЙБ

(Тихо, напряженно.) Я видел, что Вы сделали с ней. Как Вы смогли? (Биение.)

АМИР

Я не знаю. (Биение.)

ЭЙБ

Вы хотите получить от тех людей то, чего никогда не получите.

АМИР

Я все еще старше тебя. Тебе нужно выказывать мне больше уважения.

ЭЙБ

Если я говорю Вам правду, это не значит, что я не уважаю Вас. (Биение.) Вы забыли, кто Вы.

АМИР

(Заводится.) Забыл? Эйб Дженсен?!

ЭЙБ

Я поменял назад!

АМИР

А теперь ты решил, что ходить везде с куфи на голове, нести что угодно в Старбаксе...

ЭЙБ

(Громко.) О, Боже мой...

АМИР

(Продолжает.)... сидеть в мечети, оплакивать положение мусульман по всему миру...

ЭЙБ

(Перебивает.) Это же отвратительно! Одна вещь, которую я точно знаю о Вас? Вы всегда отвернетесь от своего народа. Вы думаете, что Вас станут больше любить, когда Вы делаете так? Наоборот. Они просто считают, что Вы себя ненавидите. И они правы! Так и есть! Я всегда считал Вас примером. Вы никогда не понимали...

АМИР

Нет. Я знал.

ЭЙБ

Нет! Вы никогда не понимали, что мне пришлось испытать! (Биение.) Если невозможно с ними...? (Зарождающаяся мысль.) Пророк не пытался бы стать одним из них. Он не завоевал мир, копируя других людей. Он сделал так, чтобы мир копировал его.

АМИР

Завоевать мир?

ЭЙБ

Это они так сделали. Они завоевали мир. Мы отвоюем его назад. В этом - наше предназначение. Это - в Коране. (Эмили появляется в двери, прислушивается. Эйб и Амир не замечают ее.) Триста лет они забирают наши земли, устанавливают новые границы, меняют наши законы, чтобы мы хотели быть такими же, как они. Похожими на них. Женились на их женщинах. Они бесчестят нас. Они бесчестят нас. А потом они делают вид, что не понимают причин нашего гнева? (Входит Эмили. Эйб понимает, что она слышала сказанное. Эйб идет к двери. Останавливается. Смотрит на Эмили.) Простите.

АМИР

Хуссейн...

ЭЙБ

Я сам постою за себя, дядя.

АМИР

Нет, Хуссейн... (Эйб уходит. На сцене остаются Амир и Эмили.) Моя сестра все говорила мне о нем... Я не представлял...

ЭМИЛИ

Твоя семья нуждается в тебе. (Молчание.)

АМИР

Ты читаешь мои письма?

ЭМИЛИ

Амир... (Биение.)

АМИР

Послушай, я сказал твоему адвокату, чтобы квартира осталась тебе. Я написал тебе об этом, но не знаю, прочитал ли...

ЭМИЛИ

Квартира - не моя. (Биение.)

АМИР

Картина - у меня.

ЭМИЛИ

Это портрет. Я не хотела его выбрасывать. (Пауза.)

АМИР

Если ты меня так ненавидишь, то почему забрала свое заявление из полиции?

ЭМИЛИ

Во мне нет ненависти, Амир. (Пауза.)

АМИР

Я читал отчет в Нью-Йоркере. Был очень горд за тебя.

ЭМИЛИ

Оо. (Пауза.)

АМИР

Я не знаю, читала ли ты хоть одно из моих писем... Ты была во многом права обо мне. Я, наконец, вижу то, что ты видела во мне. Я, наконец, понимаю твои работы.

ЭМИЛИ

Мои работы были наивными.

АМИР

Нет, не были. Почему ты так говоришь?

ЭМИЛИ

Потому что - правда.

АМИР

Боже, Эм. Если бы ты представляла себе, как мне жаль.

ЭМИЛИ

Вижу. (Эмили проходит по сцене. Останавливается у входной двери.) Я тоже принимала участие во всем.

АМИР

Эм. Нет.

ЭМИЛИ

Правда. (Биение.) Я была эгоистичной. Моя работа... Ослепила меня.

АМИР

Я всего лишь... (Долгая пауза. Амиром овладевают эмоции.) Я просто хочу, чтобы ты мной гордилась.

ЭМИЛИ

(Эмоционально.) Амир, прекрати.

АМИР

Я хочу, чтобы ты гордилась тем, что была со мной. (Биение.)

ЭМИЛИ

Прощай. Пожалуйста. Не пиши мне больше писем. (Она уходит. Долгое биение. Амир замечает картину. Он подходит к ней, поднимает. Затем разрывает обертку. Долго рассматривает портрет. Свет гаснет.)




© Ayad Akhtar, 2013-2018.
© Алексей Егоров, перевод, 2017-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность