Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность



ПО ОБРЕЗУ СЛОВ


 


      смородиновый лес

      а солнце – сквозь смородиновый лес
      по тёмно-красным, розовым и белым
      упругим бусинам прихваченным губами,
      упрямым косточкам прикушенным легко...

      (а там по краю: ива наизнанку
      за пыльной тучей вскинута вдогонку
      и от беззвучных судорожных молний –
      которые одни и гонят ветер
      вперёд товарняков и вертолётов –
      уже знобит, метёт озон безумья...
      и бьётся телефон – живой пескарик,
      и оборвав натянутую леску
      без плеска – в тишину, во тьму как в омут,
      в расколотое зеркало как в сушь...
      о нём, о немоте... в огне, во гневе...)

      ...утренним родинкам примятых летних ягод.
      нет, мы другая половина неба,
      где край листа двуручною пилою,
      зелёным леденцом и двуязычным
      блужданьем на просвет, на шёпот: слышишь,
      садовник знает для чего привито,
      а веткам незачем, им только дрогнуть
      и прижиматься мокрым срезом к срезу,
      и прирастать вживую, обнимая...
      плести смородиновый лес... прилипших мошек,
      мышей летучих с тонкими резцами,
      грызущих нежный сахар полнолунья
      и распускающих одежду у влюблённых
      до нитки, до последнего, до "кто ты?"

      _^_




      читать

      ...по обрезу слов – босыми подушечками безымянных,
      через абрис снов – осмелевшим кончиком языка,
      от верблюжьих колючек кириллицы до лоскутка дыхания,
      просыпая в кофе (Корфу?) пробелы – Сахару сахарного песка...

      ...между выпуклых строчек вен, виннокрасных родинок двоеточий:
      сняв ненужную суперобложку, полями за склейку ресниц ведя –
      то ла(донно) вдоль корешка, то ли лодочкой-оморочкой, –
      но на слух тебя, и на вкус тебя, наизусть – тебя...

      _^_




      по красной нити

      – Чего в такую рань? Эх ты. Легко ли
      чём свет вставать, встречать идти старухе?
      – Мне, бабушка, хотелось повидаться,
      давно не говорили мы с тобою.
      – А с дочками что не до разговоров?
      – Да выросли они, живут отдельно,
      к чему мешаться у чужого счастья,
      я лучше к вам – ведь часто собиралась.
      – Ну заходи. Дай поцалую... дылда.
      Дом-от большой наш, и обняться есть с кем.
      Мы все с тебя глаза-то не спускали,
      не ждали правда рано так, но что уж.
      – Что мама?
      – Младшая моя краса и ныне!
      Умней всех вас, всех лучше шьёт и вяжет –
      светлее снега, легче паутинки!
      Лишь тёплые ей вещи не даются.
      – А папа?
      – Нет, его ты не отыщешь.
      Напрасный труд. Твой дядя тут пытался
      свово сынка беспутного... соринка
      во ста стогах. Но суть не в них, а вот где:
      все, кто пришли – по кровной красной нити.
      А белая не выдержит натяга.

      – А как... не знаю, спрашивать...
      – У нас он. Не толкошись, врачи сказали надо,
      так им видней. А этот воздух лечит
      и хвори, и обиды.
      – Расскажи мне.
      – Обычно здесь не любят нерождённых,
      но твой весёлый. Мы назвали Ваней,
      чтоб не забылось, каковы – дары.
      Смотри-ко, вот и он. Беги, Ванюша,
      встречай скорее маму. Зачерпни ей
      пригоршню слёз, лицо умыть с дороги,
      и молока грудного – ждать и пом[нить].

      _^_




      только начинаешь

      только начинаешь понимать того медведя –
      в сугробе протаяно дыхальце,
      ноги-руки почти согрелись,
      как – вот!
      кот:
      шагами охотника в камуфляже,
      по-над головой крадучись, ищет-не ляжет.
      пахнет дождём, листьями, больше всего землёй,
      корой.
      лютое кладбище полёвок, лягушек,
      вытащенных из гнезда птенчиков.
      беру поперёк пуза, укладываю к подушке,
      слушаю.
      запахи выдыхаются, приручаются на мурчательное,
      мечтательное.
      котики глазастые, похожи на младенчиков,
      говорят, поэтому их и любят женщины.
      верить?
      снова белое по тёмному, и уже – медведица,
      спи, кошенька-мышенька, няшенка-вишенка-хвостатик,
      нам до весны хватит
      снегу...

      утренним апрелем загляну к прабабушкам,
      прополю оградку.
      держали таких простых-рябеньких
      верно, и они. да всё остальное
      нет, не другое.

      _^_




      про дюймовочку

      к августу дюймовочка превращается в жабу.
      обзаводится великовозрастным брекекексом,
      в любом разговоре непроизвольно сбивается на дешёвые блюда из коловраток и тины,
      начинает одобрять расправы рыжих лезвиезубых мирмиков с чёрными луговыми сладкоежками...
      detroit, become human! – раздают вокруг, а вдруг прилетит цапля и в ваше болото?
      ну и хорошо, регочет, всё разом и кончится, –
      и лишний вес,
      и пожизненное в однушке,
      и муженёк безработный диванный, –
      и память о чём-то сиреневом, дымчатом, то ли не было, то ли не будет...

      а ласточка превращается в ворону.
      красится в чёрный, читает чушь – эритропоэтин и пайетки,
      не одни любовники но даже коты от неё разбежались, и к морю уже невермор,
      хотя кормят неплохо и тут, вот золотой ключ от квартиры где день...
      ты постарела, ворона! – кричит ей жаба при встрече.
      здравствуй, моя дорогая дюймовочка, – отвечает ласточка, а помнишь, помнишь как ты мои крылья дыханием грела? как потом летали с тобой, то на итаку то в гаттаку?
      дело не в старости, мне всегда! хотелось каркнуть громко, заорать так чтоб аж сыр выпал.
      например что офисные хомо давно заслужили ядерную файрфокс, хотя бы за всех суточных затворников и шестипалых, живьём замороженных, не способных нести яйца в одну корзину. и если бы только за них.
      но жалко красивых.

      не слышит жаба, не прозрачнеет в ней сиреневая деточка на шару не нашарить. 30 лет спустя пора знакомиться заново, пусть и виделись каждую неделю.
      будем о блюдах – и кто кого переждёт.

      _^_




      дерево и река

      речь это дерево и река,
      речитатив "бормочи пока",
      речь это счёт и нечет,
      м(учит), а хочет – лечит.

      выпей воды раскалённым ртом:
      где облетишь, поплывёшь листом,
      лодочкой для кузнечика.
      мимо чего? прилечь и –
      над глухотой или надо прочь,
      речь неразборчива (дочь и ночь),
      очередь к водопою.
      жди, чем тебя укроют.
      речь недоверчива из теней,
      дупел, пр(орех) и очей огней,
      чей этот чёртов хищник?
      чай, не тебя ли ищет?

      речь это корень чужих чудес,
      долго молчи (бесконечный лес),
      ключ потеряй навечно
      и возвращайся – речью...

      _^_




      а лето стоптано

      а лето стоптано уже,
      его подошвы просят каши,
      о как ты кажешься вчерашней,
      черешенка у гаражей!

      да, лето сношено уже.
      и с кем-когда оно сношалось –
      ничуть не значащая шалость,
      и в дождевальном литраже

      не отбелить воротничка
      опять-зимы, от старших (страшных)
      доставшейся вовек донашивать,
      до обмелевшего зрачка.

      джинсовки рваной облачка,
      облатки, скудные одёжки –
      раздеться было ли балдёжней!
      не растеряша: ни клочка.

      линяя в серу и камедь,
      пропахло пОтом, вышло краем.
      и я стираю, всё стираю,
      забыв из памяти стереть.

      _^_




      чья

      1

      ...Чья жар-птица облако сахарной ваты скомкала?
      Ты... Песчинки в шлёпанце... Берег – ломтик лимонный
      на стеклянной (всклянь) каёмке ликёра... А сколько
      нас, разноцветных осколков смальты – на Мальте?
      Альт или кобальт? Плутаю пО небу пальцем,
      рисую знаки (просто – просыплю – просо) вопросов...
      Впросак, в сачок мотыльковый. Здесь есть мотыльки? Напротив
      дремлет фламинго на двух коктейльных соломках...
      Долгий глоток... Вплавь... Расплавь –
      не знакомы?...

      2

      П ервая – я, но потом вернёшь мне
      О стролиста заросли, ангела пёрышко,
      Ц арицу-бабочку (улетела),
      Е дкий сок океанской мели,
      Л ьдинку зрачка, южный загар,
      У зкий певчий бокал...
      Й од и ранку – правда?

      _^_




      приворот

      1

      ...Опутала живыми волосами
      и стал – приёмыш, скрипка золотая:
      и светится в руках, и ждёт, а танец
      не оскользнётся, сон переступая...
      Горящий лёд в глазах, глаза закрыты:
      веди сама – звенящий и пустой и
      из лезвий стужи выплавлен и выпит
      тобой – смычковою, волосяною...

      Слепое танго: пусть ладони видят
      тростник хребта, излом колена – вот он,
      не отпускай! а скрипка станет нитью,
      а нить – игла и кровь, струна и нота...

      2

      Помани меня пальчиком-пальчиком – тАк хочу –
      золотым ноготком удачи блесни, черкни!
      Зацепился крючок в глубине, чешуя причуд
      через сумрак вспыхнула лезвием... Край земли? –
      Острой кромки льда, за которой – пропал, пропал!
      Оступился в чёрное, – тонкое серебро
      проломив коньками... а речка (не речь – река!) –
      не поняв, всё бормочет страстное-не-о-том.

      Озорна, жестока, веди ворожбы резец
      коготком приманчивым, нежным, злым огоньком.
      Или это я тебя, стёклышко-леденец,
      прижимаю к нёбу танцующим языком?

      _^_




      40
      (подражание Лорке)

      Сорок сорок хвостами метут по снегу.
      Сорок сорок рисуют углём и мелом.
      Сорок сорок ко мне прилетели в гости.
      Клюйте: зерно, ладонь до костей, и кости...

      Сорок сорок взлетят и поднимут ветер!
      Ветер сольётся с небом – одним на свете!..
      Сорок сорок взлетят многокрылой птицей.
      Я захотела в стае другой родиться.

      Сорок сорок оставят следы в тетради.
      Чёрные в белой, пре(красного) слова ради.

      _^_




      тень Ли Бо и другие

      ...слу–
      чайны розы–
      грыши, в небе чай–
      ка, сто видов чая–
      ний в огне печа–
      ли...
      а жизнь пре–
      дательская штука еже–
      ли ты в китае я же на–
      ивна хуже не–
      жных и страшных по–
      вестей безумного по–
      эта судьба иных стран–
      ней но чудится кар–
      еты а может тыквы скрип–
      ка и дрожит конь–
      ячно... выпей луну ли–
      бо тотчас сойди с у–
      дачной тропинки в к–
      рай куда пе–
      ром раж-птицы вольной ле–
      тишь словами лья–
      сь вот так легко ли бо–
      льно...

      _^_




      словами

      1

      наив или наитие иль смехом
      и мёдом но на вкус неосторожно
      (колючий плод каштана – сердцевина
      и пульс, и ласка-хищник этот случай):
      вдохнувши раз, не выдохнуть. аиром
      или другою страстоцвет-травою
      вросло... в сибирских реках, мне сказали,
      во льду умеет рыба спать до лета.
      а я чему училась? не пойму, но
      как золушка по бусинке капЕльной,
      по кровной ягодке рябиновые бусы,
      по буковке нанизываю – имя...

      ...наив или наитие иль смехом и мёдом...

      2

      Всё потому, что слово – те же губы,
      с которых оно шариком воздушным,
      с которых воробьиной че[пушинкой],
      пчелой болючей, косточкой граната...

      Всё потому, что губы – те же страны,
      а ст[раны] – это встречи, то есть у[час]ть,
      родство, какое [боль]ше чем медвежий
      косматый космос но и [мель]че крохи...
      А наши кр[ох]и – те, кто нам острее
      и нас самих, и самой близкой речи,
      но даже к ним мы не плывём немыми
      пока из губ дыханье, то есть слово...

      Вот потому... поэтому, вернее...

      _^_



© Марина Чиркова, 2023-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2023-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Андрей Бычков. Я же здесь [Все это было как-то неправильно и ужасно. И так никогда не было раньше. А теперь было. Как вдруг проступает утро и с этим ничего нельзя поделать. Потому...] Ольга Суханова. Софьина башня [Софьина башня мелькнула и тут же скрылась из вида, и она подумала, что народная примета работает: башня исполнила её желание, загаданное искренне, и не...] Изяслав Винтерман. Стихи из книги "Счастливый конец реки" [Сутки через трое коротких суток / переходим в пар и почти не помним: / сколько чувств, невысказанных по сути, – / сколько слов – от светлых до самых...] Надежда Жандр. Театр бессонниц [На том стоим, тем дышим, тем играем, / что в просторечье музыкой зовётся, / чьи струны – седина, смычок пугливый / лобзает душу, но ломает пальцы...] Никита Пирогов. Песни солнца [Расти, расти, любовь / Расти, расти, мир / Расти, расти, вырастай большой / Пусть уходит боль твоя, мать-земля...] Ольга Андреева. Свято место [Господи, благослови нас здесь благочестиво трудиться, чтобы между нами была любовь, вера, терпение, сострадание друг к другу, единодушие и единомыслие...] Игорь Муханов. Тениада [Существует лирическая философия, отличная от обычной философии тем, что песней, а не предупреждающим выстрелом из ружья заставляет замолчать всё отжившее...] Елена Севрюгина. Когда приходит речь [Поэзия Алексея Прохорова видится мне как процесс развивающийся, становящийся, ещё не до конца сформированный в плане формы и стиля. И едва ли это можно...] Елена Генерозова. Литургия в стихах - от игрушечного к метафизике [Авторский вечер филолога, академического преподавателя и поэта Елены Ванеян в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри" 18 января 2024 года в московской библиотеке...] Наталия Кравченко. Жизни простая пьеса... [У жизни новая глава. / Простим погрешности. / Ко мне слетаются слова / на крошки нежности...] Лана Юрина. С изнанки сна [Подхватит ветер на излёте дня, / готовый унести в чужие страны. / Но если ты поможешь, я останусь – / держи меня...]
Словесность