Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ДОНОР

Рассказ из цикла: сюрреализм от Я до Я


Сомнительная связь

Посадку на самолёт объявили вовремя - минута в минуту. Вернее сказать, во время, когда Роберт, настроив ручные часы на ясный полдень, вернулся к просмотру завтрашней прессы. Газетчики, чтобы урвать больше куш, предрекали хорошие новости с опережением и, надо подчеркнуть, практически не ошибались. Что нельзя сказать о синоптиках, которые в очередной раз сели в лужу. Так как их прогноз о солнечной, местами дождливой погоде, сбылся для прогнозистов лишь наполовину. Дождь залил половину метеоцентра, прогностические доклады, холодильную камеру с прошлогодним снегом и, конечно, персонал. Залил, так залил. Уж извините за откровенность - до самых половых признаков. Несколько мелких служащих захлебнулись.

Но то, что случилось в метеоцентре, Роберта мало интересовало. Все его надежды были связаны с завтрашним днём, возможно, послезавтрашним.

Перемещая фокус зрачка по ленте новостей, Роберт, наконец, отыскал нужную для себя новость. Что у самолёта, пассажиром которого он является, возникнут проблемы. Но после устранения недоразумений его ждёт лёгкая посадка. Ещё раз, сконцентрировав внимание на "лёгкой посадке", Роберт три раза плюнул через плечо на сидящего слева мужчину и пошёл на посадку. Почувствовав в запястье резкую боль, Роберт обернулся. Мужчина слева, развалившись, спал, только правую руку неестественно вытянул, словно для поцелуя.

"Какая связь между мною и этим типом?" - размышлял Роберт.

Между тем связь была прямая. Безмятежно спящий пассажир являлся личным донором Роберта.

-Эй, Игорь, просыпайся. Наш самолёт! - пробурчал Роберт.

- А-а-а, - простонал спящий.

- Вставай, ну!

В горловине прохода толпились пассажиры. Завлекая за собой Игоря, Роберт полез через голову толпы. Его вежливо поставили на место.

- Что происходит?! - возмутился Роберт. - Я почётный пассажир этого рейса. Вот мой билет. Пропустите!

- Никто, никуда не летит! - парировала толпа.

- Ну почему, чёрт возьми?!

- Вы случайно не с луны свалились? - ехидно вставила подкрашенная блондинка. - У вашего спутника вид лунатика. Ну, откройте глаза шире, посмотрите!

- Так, - Игорь выпучил глаза так, что показалось глазное яблоко.

Блондинка рассмеялась. Роберт недовольно дёрнул наручники. Игорь сгримасничал.

- Пассажиры требуют вернуть беспилотный самолёт, - закончив смеяться, сказала блондинка.

-???

- Ну, вот же, вот...

Она подвела Роберта (звеньевой волочился следом) к большому информационному табло. Проткнув пальцем монитор, из центра которого побежали волнообразные круги, а уж затем высыпалась жидкокристаллическая информация, она подытожила:

- Авиаперевозчик заменил беспилотный самолёт. И предлагает лететь на самолёте с экипажем, добавив к цене билета дюжину стюардов. Месяц эти жлобы бастовали, требуя поднять зарплату. И вот теперь, добившись повышения, вернулись и предлагают лететь совместным образом. Ну, уж дудки. Я сдаю билет. А вы?

Игорь провел рукой по волосам блондинки, нащупывая шпильку.

- Вы, красивая, - пряча шпильку в карман, лебезил Игорь.

- Вы тоже ничего...

- Прекратите флиртовать! - рявкнул Роберт. - Игорь, что это там? Взгляни!

Столпотворение

Из служебного помещения вышел лётчик. Толпа окружила красавца капитана плотным кольцом, словно накинула на шею удавку. Румяное лицо красавца посинело.

- Это какая-то душегубка. - Выдохнул капитан. - Нельзя ли полегче?

- У-у-у, жлоб! - завопила толпа.- Получил повышение и в самолёт...

- Если вы по поводу забастовки. - Капитан трепыхался, словно пойманный воробей. - То она действительно имела место. И мы требовали повышения, но не заработной платы, а полётной высоты: с 10 тысяч, до 40 тысяч километров. - Капитан ослабил удавку толпы, из-за чего его синее лицо покраснело. - Беспилотный самолёт на такой высоте теряет управление. Чем это грозит, думаю не надо объяснять. Всё сделано исключительно для вас. Согласившись лететь с нами, вы получите: снижение веса, увеличение скорости полёта, цена билета уменьшится в два раза. Космос - это же так современно... Ну что летите?

- Но в состоянии невесомости запрещено употреблять спиртные напитки и смотреть "playboy", - влез в разговор крупный бизнесмен.

- Да, это так.

- В гробу я видел ваш космос! - щелкая по лбу капитана, выкрикнул бизнесмен. - Я сдаю билет!

- Это билет долгоиграющий, - растирая шишку, пояснил капитан. - Чтобы сдать билет в кассу, и получить обратно деньги нужно совершить девять орбитальных полётов, и лишь от десятого вы сможете отказаться.

- Но это ограничивает права потребителей! - возопила толпа.

- Как вы мне надоели! - давая бизнесмену в отместку подзатыльник, не сдержался капитан. - Уж лучше перевезти стадо ослов, чем группу тупоголовых обывателей.

Пассажиры, естественно, обиделись и стали разом возмущаться. Сказанные ими слова, междометия и предложения, слились в едином порыве гнева, напоминающий взлёт перегруженного воздушного лайнера. Вот тут бы и направить нарастающие децибелы в правильное русло. Но светлой головы не оказалось, а подвернулась ушибленная (подзатыльником) голова бизнесмена, которого перемкнуло одной и той же фразой: "В гробу я видел ваш космос". Тем самым, возрастающая мощь была направлена не на созидания, а на разрушение.

Наступил конец света, потому что первым делом вырубился свет.

- Капитан я на вашей стороне, - почувствовав дискомфорт и выдвигаясь вперёд, сказал Роберт. - Куда пройти?

- Как вам не дали схему прохода?

- Нет...

- Так. Пройдёте прямо, потом налево, ещё раз налево, увидите лифт. Подниметесь на десятый этаж, там стоит самолёт, но вы в него не садитесь. А спускаетесь по винтовой лестнице вниз. В общем, там вас встретят.

- Пошли! - дёргая звеньевого, рявкнул Роберт.

Игорь дернулся следом.

- Почему вы в наручниках? - наблюдая, как падает люстра, спросил капитан.

- Он мой донор.

- А-а-а, чтоб не смылся. Это вы здорово придумали. Ну, проходите, быстрей. Вот уже и потолок трещинками вздулся...

Печально вздохнув, капитан нырнул в лабиринт бесконечного коридора, где перемигивалось дежурное освещение. Роберт толкнул Игоря вперёд, и как конвойный зашагал следом.

Видеоглаз

Оставаясь с Игорем наедине, Роберт всегда чего-то боялся, поэтому и шёл сзади. Словно находясь под прицелом, Игорь ощущал на затылке холодный взгляд компаньона. Имея холодную голову всегда легче выстроить правильный план. Игорь о чём-то думал.

Первый побег - неудачный, после второго его сильно избили. Третий оказался самым удачным, это случилось в день независимости. Примерно час он держался независимо, а потом его поймали и пристегнули к наручникам.

После того, как Игорь стал учиться жить на своих ошибках, его бизнес покатился под откос. Роберт щедро давал деньги в долг и когда долговые обязательства Игоря подросли в цене, попросил всё вернуть. Возвращать оказалось нечем, так Игорь превратился в донора. У Роберта имелась единственная проблема - пошатнувшееся здоровье, которое он, впрочем, собирался поправить с помощью Игоря, вернее его внутренностей.

- Я хочу отлить, - притормозив шаг, попросил Игорь.

- В самолёте отольешь, - предчувствуя подвох, отрезал Роберт.

- До самолёта я не дотерплю, - преступая с ноги на ногу, застонал Игорь. - М-м-м...

- Чёрт тебя подери, опять надулся пивом!

- Как я могу надуться пивом, если я всё время как цепной пёс на привязи.

- Скотина, где я тебя сейчас найду "два нуля"? - Роберт брезгливо сморщился.- Иди, вон туда.

Растянув наручную связь, ведомый тип исчез за углом, а ведущий приклеился к стене в позе указательного знака. Замок наручников от удовольствия щёлкнул; шпилька вошла туда, куда нужно. Каждая клетка эпидермиса ощутила прохладу манящего сквозняка, и Игорь уже готов был сорваться в пропасть свободного, никому не принадлежащего времени.

Вдруг, словно потревоженное осиное гнездо, зажужжал навесной механизм. Расширенный зрачок видеоконтроля изучал странного типа. Игорь резко повернулся и машинально махнул рукой. В ответ видеоконтроль выпустил несколько антивандальных жал. Второй выпад оказался точнее - прямо в яблочко. Прозвучало короткое: дзинь. Обидевшись до слёз, видеоглаз потёк тонкой голубой струйкой.

- Ну ты, скоро там? - шлёпая по голубой лужице, буркнул Роберт. - Скотина! Ты меня обмочил.

- Я?

- А-а-а, почему она голубого цвета? - притягивая к себе Игоря, удивлённо спросил Роберт.

- Обычного цвета, - сожалея о сорвавшемся побеге, отмахнулся Игорь.

Роберт оценивающе взглянул на донора.

- Уж не думаешь ли ты, что я голубой? - съехидничал Игорь.

- Нет, - ухмыльнулся Роберт. - До голубых кровей тебе далеко. У всех доноров кровь должна быть красная...

Оставляя за собой голубые следы, Роберт зашагал вперёд. Игорь двинулся следом, стараясь не наступать на голубые следы, потому что они часто моргали прикольным взглядом видеосглаза.

Крестики-нолики

От быстрой ходьбы Роберт устал и встал отдышаться. Тут же коридор пересёкся крест-накрест, на нём показался известный нам капитан, который, насвистывая любимую мелодию "Летать, так летать я им...", продолжал играть в крестики-нолики.

- А-а-а, капитан, - ничему не удивляясь, сказал Роберт.

- Поможете поставить крест? - складывая руки крестом, спросил капитан.

- У нас, к сожалению, самолёт...

- У меня тоже, но нужно поставить крест...

- Поставив вот сюда, вы, безусловно, выиграете...

- Да, на вас крест ставить рано, поэтому я поставлю крест туда, куда вы указали. Пошли! - Грозно приказал капитан.

- Куда?!

Капитан распахнул дверь, и все вошли в служебный кабинет, в углу которого стоял огромный дубовый крест.

- Берите! - сказал капитан.

- Я нести чужой крест не нанимался! - Роберт казался непоколебимым.

- М-м-м, - Игорь, молчащий всё это время, открыл рот. - Может, всё-таки поможем?

- Ему неудобно, - показывая на Игоря, указал капитан, - наручники ему мешают.

- Капитан, не лезьте ни в своё дело! - раздражённо отрезал Роберт. - На этого типа у меня есть официальная бумага с печатью.

Они кое-как вытащили крест.

- Ставьте! - Руководил капитан. - Да ни сюда! А сюда!

- Капитан, на вас креста нет, - смахивая пот, задыхался Роберт.

- Капитан, а кому мы поставили крест? - спросил Игорь.

- Видеоглазу, вы же его разбили, и он умер.

- Я ничего не разбивал! - забрызгал слюной Роберт.- Это всё он, он...

- Я понимаю, у вас разные цели, но вы связаны одной цепью, а значит - едины. Платите штраф за разбитый глаз.

- Вы не уполномочены требовать с меня штраф. - Роберт выражал непреклонность.

- Ещё как уполномочен. - Капитан указал на шкаф. - Видите, там висит китель капитана ФСБ. Надеть?

Роберт забурчал что-то себе под нос и достал бумажник. У него банально тряслись руки.

- Неплохо бы найти свидетеля, что я с вами полностью рассчитался, - передавая купюру, сказал Роберт.

- А он... - капитан кивнул на Игоря.

- Нет, только не он...

- Хорошо. - Капитан позвал. - Лаура, можно тебя на минутку.

Из кабинета, приводя в порядок внешний вид, вышла знакомая нам подкрашенная блондинка.

- Луара, ты подтверждаешь легитимность сделки?

- Да...

Капитан вложил купюру в ёё меленькую ладонь.

- Никто никому не должен, - растягивая слова, расплылся в улыбке капитан.

У Игоря оборвалось сердце. Оно, словно подрезанная птица, забилось в пустоте грудной клетки, и не найдя влюблённости в её глазах сорвалось вниз.

- Капитан, где же лифт?- Роберту не терпелось улизнуть.

- За углом. Не забудьте, десятый этаж, а потом... - Капитан прочертил в воздухе спираль. - По винтовой лестнице к самолёту.

- Пожалуй, я поеду с ними, - сказала Лаура.

- Но... - Застигнутый врасплох капитан пытался что-то придумать. - Но...

- Прощай...

- Но, в самолёте ты не откажешь мне в общении?! - кричал им вдогонку капитан. - Я очень надеюсь...

Лифт-молчун

Подниматься на лифте оказалось проще простого, особенно когда играешь в молчанку, но между вторым и третьим этажом Лифт остановился.

- Этого только не хватало! - закричал Роберт.

Лифт дернулся.

Луара с навыком машинистки забарабанила по кнопкам.

- Внимание! Внимание! - в динамике зашипел голос. - Это лифт-молчун, он очень не любит тишину. Чтобы передвигаться с постоянной скоростью пассажирам лифта необходимо постоянно трепаться.

Лаура прорвало:

- На меня тоже давит тишина! Кто-нибудь что-нибудь, наконец, скажет!

- Почему вы согласились лететь? - не поднимая глаз, спросил Игорь.

Тема разговора оказалось интересна и лифт, не раздумывая, поехал.

- Уговоры капитана оказались более убедительными, чем ваши взгляды.

- Для вас мой взгляд всегда искренен, как никогда, - Игорь с любовью взглянул на Лауру.

В ответ Луара провела рукой по руке Игоря и уперлась в наручники.

-???

Ей всё стало ясно.

- Ну, а вы что молчите? - Лаура осмотрела погружённого в себя Роберта.

- Что, что? - покопавшись в левом полушарии мозга, Роберт набросился на правое и, не найдя там ничего путного, продолжил: - Скажу вам прямо: мне не нравятся девушки лёгкого поведения. Лёгкость отношений напрямую влияют на толщину кошелька. В прошлом веке, тогда я был на двадцать килограмм моложе, от лёгкого флирта я чуть не стал банкротом.

- Да! Я с лёгкостью люблю мужчин, а также кошек и приключения. Вы, жалкий скупердяй! Свой статус вы определяете наличием денежного мешка. Я богата и могу вам бросить это в лицо. - Голос Лауры дрожал. - Скажите, сколько он вам должен?!

- Я понял, куда вы клоните. - Роберт цинично сплюнул. - Он "ноль" и себе уже не принадлежит.

- Отпустите его! - закричала Лаура.

- Как бы ни так! - закричал Роберт.

От удовольствия лифт заходил ходуном.

- У-у-у, жмот!

- Потаскуха!

- Что ты сказал?!

Лаура набросилась на Роберта, но вместо пощёчин, цапанья лица и угрызения совести, принялась его щекотать. Роберт ожидал чего угодно, только ни это. Он попутался закрыться Игорем, но умелая Лаура запустила руки туда, куда нужно. Она мяла его, словно пластилин. Он извивался, как змея и корчил рожи. В конце концов, обмяк и испортил воздух, а из его перекошенного рта забулькал глупый истерический смех. Чем больше Роберт хохотал, тем больше его лицо покрывалось смертоносными пятнами.

Лифт готов был пережить любую драму, но что касается комедии, то он, как все лифты-молчуны, её не переваривал. Как только смех обозначил своё присутствие; лифт выплюнул (молча) присутствующих вон.

Малокровие

Луара выскочила первая и оказалась в объятии человека в белом халате. Игорь вышел следом. Он как мог, поддерживал Роберта.

- В чём дело?! - пытаясь вырваться, взвизгнула Лаура.

- Лаура, это же я...

- Капитан?!

- Да это я. - Капитан расплылся в улыбке. - Вот, попросили помочь. - Он указал на внушительный самолет Международного Красного Креста. - Перед вылетом они решили перераспределить гуманитарную помощь.

- М-м-м... - застонал Роберт.

- Как долго вы ехали? - меняя тембр и переводя взгляд на Роберта, спросил капитан. - Что это с ним? Он белее мела...

- Мы проехали ровно десять этажей, - ответил Игорь. - А у него - малокровие.

- Помогите, - заскулил Роберт. - Я, кажется, умираю...

Роберта трясло. От его, белого как снег лица, веяло холодком.

- Я сейчас, - сказал капитан.

- Что ты собираешься делать? - спросила Лаура.

- Помочь...

- Помочь?! Этому наглецу! - фыркнула Лаура. - Лучше помоги Игорю.

- С какой стати я буду ему помогать? Он что болен?

- Да.

- Чем?

- Он влюблен в меня...

Румяное лицо капитана побледнело. Он уже хотел махнуть рукой и уйти, но его остановили. Пространство между капитаном и Лаурой заполнила тучная врачиха.

- Капитан, что здесь происходит? - вибрируя тройным подбородком, спросила она.

- Ему нужна помощь.

- Сделайте мне переливание крови. - Заскулил Роберт. - У меня малокровие.

- С удовольствием, но у меня в резерве мало донорской крови, на вас не хватит.

- Возьмите у него, - Роберт указал на Игоря. - Он мой персональный донор.

- С удовольствием, но у меня отсутствует очищающий кровяной фильтр. Могу перелить только напрямую. Для вас это не будет хорошо, так как все его проблемы перетекут к вам.

- Я согласен... - теряя реальность, выдохнул Роберт.

Врачиха достала свисток и, глотнув изрядную порцию воздуха, свистнула. Примчались с носилками санитары и, недолго думая, выполнили погрузку: Роберта положили внизу, Игоря сверху. При движении бутерброд из человеческих тел подпрыгивал, вызывая у встречающего персонала блудливые мысли.

Капитан и Лаура остались наедине.

- Луара, ты мне нравишься...

- Я знаю...

Эпилог

Самолёт приземлился вовремя - минута в минуту. Из всех встречающих Лаура оказалась самая непоколебимая. Стоя на посадочной полосе одна, она испытала на себе все домогательства проливного дождя. Дождь лил на неё и сверху и сбоку, и спереди и сзади, даже пробовал замочить снизу. Она держалась стойко, будто оловянный солдатик. Цветы в её руках промокли, и из красивого букета вырос ещё один, менее красивый, а из последнего - совсем не красивый.

"Как раз на троих", - подумала она.

Подали трап, и первым из самолёта вышел Роберт.

- Привет Лаура, ну как я, ничего? - спросил он.

- Ничего... - вручая ему верхний букет, ответила она.

- Столько проблем накопилось, пока я летел. - Роберт захлюпал по лужам. - Бегу их решать.

Затем спустился капитан.

- Ну и льёт, - целуя Лауру, сказал капитан.

- Это тебе, - вручая ему средний букет, сказала она.

- Пойдем?

- А Игорь?

- Кто? А-а-а, донор. Тебе лучше это не видеть.

- Он умер?

Из самолета вышел прилично одетый мужчина. За ним шёл Игорь. Он был, по-прежнему, пристёгнут наручниками.

- Что здесь происходит?! - бросая последний букет в голову мужчине, закричала Лаура. - Игорь, ты опять в наручниках?! Кто этот мужчина, его ведь не было в самолёте?!

- Успокойтесь, я маленький человек, - собирая букет, сказал мужчина. - Поэтому и согласился на эпизодическую роль, которую мне предложил капитан. Это всего лишь шутка. Ваш Игорь свободен.

Пока они целовались, капитан успел легко поужинать и выспаться.

Это был самый длинный поцелуй...

Конец




© Юрий Хвалев, 2011-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Андрей Бычков: Неизвестные звезды [И дивлюсь я подвалам подлинным, где мучают младенцев, чтобы впредь не рождались...] Сергей Саложин (1978 - 2015): А иначе - Бог [О, боги пустых полустанков, / Архангелы ищущих труб - / Слова выпадают подранком / С насмешливо пляшущих губ...] Андрей Баранов: Сенсоры Сансары [Скорый поезд уходит в ночь. / Шумом города оглушён / Я влетел на вокзал точь в точь, / Когда поезд почти ушёл...] Евгений Пышкин: Стихотворения [и выкуриваешь всю пачку и сипя / шепчешь мне тяжко мне тесно мне / кто мы спрашиваю себя / так диптих с двумя неизвестными] Семён Каминский: Саша энд Паша [Потерянный Паша пробовал что-то мычать, помыкался по знакомым, рассказывая подробности, но все и так знали, что к чему: вот и его проехали...] Яков Каунатор: Ах, душа моя, косолапая... [О жизни, времени и поэзии Сергея Есенина.] Эльдар Ахадов: Русские [Всё будет хорошо когда-нибудь / Там, где мы все когда-нибудь, но будем / Счастливыми - вне праздников и буден... / Запомни только, слышишь, не забудь...] Виктория Кольцевая: Фарисей [Вражда народов, мир рабов, суббота. / Не кошелек, не божия забота, / к писательству таинственная страсть / на век-другой позволит не пропасть.....]
Словесность