Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой
в арт-кафе "Диван"


В арт-кафе "Диван" возле метро "Курская" шестого мая сего года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой. Мероприятие было уникально тем, что его двуединый участник - семейная пара - наряду с личным сочетанием двоих одновременно являет пример совместного (и попарного, попеременного) литературного творчества.

Вечер состоялся в рамках литературного проекта "Стихотворный бегемот", который осуществляет Николай Милешкин. Проект ориентирован на яркие современные литературные имена и связанные с ними проблемные, смысловые, ценностные поля (может быть, в большей степени поля вопросов, чем поля ответов). Поэтому регулярное упреждение Милешкина о том, что режим "свободного микрофона" отсутствует, есть не административное требование, а скорее концептуальный контур мероприятий "Бегемота". Они располагают к здоровой сосредоточенности на том или ином литературном явлении и его эпохальном фоне.

Литературный вечер проходил в эстетически яркой, осмысленной по дизайну, оригинально организованной, местами даже немного экзотичной, а потому располагающей к душевному общению, уводящей от сиюминутности обстановке арт-кафе "Диван".

Стихи, которые читала Людмила Вязмитинова, соответствует её внутреннему кредо: на первом месте не формальные изыскания; главное - то, для чего стихотворение написано. А уж как оно написано, во многом вопрос технический и редакционный (хотя, конечно, заслуживающий профессионального внимания). Высшее целеполагание искусства Людмила Вязмитинова понимает отнюдь не в русле басенного морализма. Не прописные правила внешнего поведения, а иррациональный внутренний свет - живая подвижная стихия поэзии Вязмитиновой. Для того, чтобы сгорать в творчестве, нужна не прописная буква морали, нужна истинная самоотверженность неусыпного сердца - своим примером свидетельствует Вязмитинова-поэт. Она действительно сгорает подобно мифопоэтическому Фениксу, а не просто говорит громкие слова (их она как раз не говорит; её тональность лирически тихая, манера разговора - чуть приглушённая). Ведь поэтом движет тихая тайна, а не прописная истина. В стихах Вязмитиновой естественно, а не искусственно и принуждённо обитают таинственные начала истины, добра и красоты. Им незаметно и в то же время узнаваемо сопутствует религиозная метафизика. И среди других поэтических творений Людмила читала стихи о крестной жертве, проникновенно рассказывала о своей работе над поэтической книгой "Месяцеслов".

Стихи Андрея Цуканова и вторят стихам Вязмитиновой, и контрастно дополняют их. В стихах Цуканова является яркая и многомерная авторская космология, за которой постоянно сквозит мудрый и добрый - временами немного ироничный - взгляд на мир. Мудрый и добрый смех - друг Цуканова. Прозвучали разнообразные стихи Цуканова, в частности, стихи, посвящённые его пребыванию в США, литературному зарубежью и русской поэтической диаспоре в Америке. Стихи мудро ироничны, увлекательно многомерны по смыслу, оригинально выстроены ритмически. Цуканов, судя по его авторскому почерку, основательно знаком с привычной русскому уху силлабо-тоникой, но отнюдь не чужд и альтернативных ритмических поисков. В стихах Андрея говорится не только о географических, но и о ментальных путешествиях. Они великолепны и подчас их сопровождают художественные фантасмагории, неожиданные повороты лирического сюжета и своего рода эстетические фейерверки. Яркие вспышки ума и таланта.

Если Вязмитинова пишет подчас о простых (хотя и бесконечно многомерных) вещах, то один из параметров поэзии Цуканова - фантастичность реальности, которая доходит иногда до неправдоподобия.

После стихов читалась интеллектуальная и в то же время житейски понятная проза Вязмитиновой, иногда содержащая вкрапления иронического детектива, элементы весёлой умственной головоломки. Читалась захватывающе остроумная и по-человечески узнаваемая проза Цуканова, которая по энергии, ритму, силе авторской впечатлительности граничит со стихами.

В конце вечера (в соответствии с традициями "Стихотворного бегемота") авторам наперебой задавали вопросы - самые разные. Отвечая на них, авторы осторожно касались интимно-психологических сторон творчества, "тайн ремесла" и вместе с тем живо, весело, интересно свидетельствовали о литературной эпохе. Так, в представлении Людмилы Вязмитиновой и Андрея Цуканова авангард как художественное экспериментирование - факт исторического прошлого, однако авангард, который занят не поиском новых приёмов текста (они давно найдены), а занят заумью, поиском новых смыслов сейчас возможен и по-своему востребован. Говоря о собственном опыте он и она - свидетельствовали о том, что прозу пишут в соавторстве, тогда как поэзия - дело индивидуальное, там каждый протаптывает собственные тропинки.

Касаясь наболевшей и живой для многих темы отечества и чужбины, Андрей и Людмила объяснили, что нынешний мир един, человек может лет на десять уехать за границу работать, и это здорово. Практика путешествий творчески раскрепощает, прививает жизненный опыт. Однако каждый из языков уникален в своём историческом становлении, в своей сложившейся идиоматике, и каждый язык по большому счёту непереводим. Поэтому свобода перемещений русского литератора по земному шару не может не сопровождаться ностальгическими настроениями, вызванными конечно же не ура-патриотизмом, а живой приверженностью русского литератора русскому языку.

Разговор получился живой и интересный. Вечер состоялся.




© Василий Геронимус, 2017-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017-2018.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность