Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Настоящий филолог, умеющий писать стихи

В "Стихотворном бегемоте" выступила Людмила Зубова



Людмила Зубова
Фото Николая Милешкина

В библиотеке N 73 - Культурном центре академика Д. С. Лихачёва, что на одной из окраин Москвы, посетители литературного клуба "Стихотворный бегемот" под водительством Николая Милешкина собрались послушать стихи петербургского ученого и поэта Людмилы Зубовой.

Людмила Владимировна Зубова внутри профессионального сообщества в особом представлении не нуждается. Тем не менее, хотелось все же подчеркнуть: Зубова - настоящий филолог. Не лингвист, не литературовед и даже не специалист по лингвопоэтике, а именно филолог в старинном и самом точном, этимологическом смысле этого слова: человек, любящий слово, что в первую очередь означает: знающий слово и постоянно стремящийся эти знания расширить и умножить. Для чего и пишущий статьи и монографии, готовящий и делающий доклады, даже читающий свои лекции: не только и даже не столько для того, чтобы делиться знаниями и открытиями, а чтобы обретать знания и делать открытия. Зубова подошла к лингвопоэтике со стороны истории языка, той самой "исторической грамматики", которую она долгие годы преподает в Санкт-Петербургском государственном университете.

Важно отметить и то, что Зубова в последние годы сосредоточивает свое основное внимание на поэзии последнего столетия. Поэты, каждый по-своему, развивают язык, актуализируют его скрытые возможности. Потому что поэзия, с точки зрения Людмилы Владимировны - это особое, творческое состояние языка, нередко очень отличающееся от автоматизма повседневной языковой обыденности. Зубова утверждает, что поэты в полном смысле слова создают современный язык, даже если решительно нарушают его нормы, зафиксированные в академических словарях и учебниках. Открывают его горизонты, опровергают застаревшие предрассудки. Очень важно и то, что Людмила Владимировна и сама любит и умеет писать стихи. Не просто пишет и публикует их, как делают сегодня очень многие ее коллеги, а именно умеет это делать; не как любитель, а как поэт в полном смысле слова. Без этого, по моему убеждению, нельзя разобраться в поэзии и тем более объяснить ее слушателю и читателю: мы знаем немало подобных печальных опытов. Настоящий филолог не только может, но и должен быть поэтом - это признак, если хотите, его профессиональной пригодности: вспомним Тредиаковского, Ломоносова, Востокова, Брюсова, Белого, Гаспарова...

Стихи Зубовой, по ее собственному признанию, пробовала писать еще в школе для стенгазеты; потом уже юной девушкой-старшеклассницей; потом студенткой и аспиранткой вновь обратилась к творчеству; затем был перерыв на 20 лет, и поэзия Людмила изменилась: любовная лирика уступила место иронии и самоиронии, в лучших традициях русского романтизма и авангарда.

После чтения стихов гости задали вопросы поэту-филологу, поделились впечатлениями за круглым столом, представили новые поэтические книги.





© Наталья Патроева, Юрий Орлицкий, 2020-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020-2021.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда
Словесность