Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




КРАСОТА СПАСЁТ МИР



Лев Наумов
Фотография Николая Милешкина

Восьмого апреля 2024 года в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри" в Зверевском центре свободного искусства прошла презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского". Лев Наумов, прозаик, фундаментальный исследователь литературно-исторического опыта известных творческих людей, представил миру очередную книгу-исследование, работе над которой он посвятил восемь лет своей жизни. Вопросы, которые с первых слов презентации затрагивал Лев Наумов, могли показаться привычными современному человеку, даже мало интересующемуся искусством. Наверняка любой человек уверен, что твёрдо представляет себе – хотя бы в самом общем виде, – что такое, например, творчество, творческий акт. Но то, как Лев Наумов подошел к раскрытию вопросов, затронутых по-отечески внимательно и кропотливо – даже, наверно, можно сказать, – прожитых вместе с делом Андрея Арсеньевича Тарковского, с его – хочется сказать, не просто "зрителями", – но скорее, "родными душами", не может не всколыхнуть сознание, интеллектуальную – как минимум – "искорку" в сердце любого человека, который хранит в сердце "мелодию" фильмов Тарковского, дорогих нам с тех пор, когда мы первый раз с ними соприкоснулись... И здесь Наумов, как верный проводник, останавливается вместе с нами, и мы понимаем, что оказались опять каким-то не ведомым нам образом... в "Зазеркалье": мы ощущаем реально существующий духовный мир, окружавший и окружающий по сей день личность режиссёра и – не хочется почему-то говорить привычными словами – творчество художника советского кинематографа... его духовный путь – мученический, к которому мы приобщаемся и ощущаем в себе невероятную тягу, почти соизмеримую с физическим тяготением, которую раскрывает в нас самих вся обстановка встречи, когда каждый из присутствующих – почему-то в это очень верится – начинает видеть в себе "себя настоящего", и нас как будто окружает уже не "тот мир, который мы привыкли созерцать", но открывается "внутреннее зрение", и почему-то это не кажется чем-то необычным, но наоборот, органичным и даже единственно возможным и понятным.

И это ощущение "своего внутреннего открытия" затрагивает саму плоть, до физического восприятия собственной души, и обозначить это ощущение можно, наверное, как чувство реальности мира в его истинном видении. И мы понимаем, что это и есть то особое духовное мышление, если можно так выразиться, которое неразрывно связано с верой, но не догмами и не поверхностно-эмоциональным миром души, но чем-то другим: глубокой радостью единства всего живого, вечным и небезысходным поиском ответа о сокровенном, простом, но в то же время находящим путь ко всему на свете, и потому не знающем границ. Размышляя так, мы неизменно приходим к мысли, что так обычно пишут о любви в её библейском понимании.

И Лев Наумов отмечал, что вера занимала важнейшую часть жизни Андрея Тарковского.



Презентация прошла, как говорится, на одном дыхании... Это – погружение в свет любви Андрея Арсеньевича к миру, людям, всему живому, как если бы он стоял на пороге Космоса как своего Брата. Погружаясь в мир, который открылся нам на презентации, мы чувствуем, как распадается "система зла", мы ощущаем дыхание жизни, мы начинаем верить в жизнь, верить в то, что земной шар в безопасности, что он БУДЕТ, и что именно так, как чувствует Андрей Арсеньевич и не позволяет нам терять себя, просто не позволяет чувствовать как-то по-другому, источая ведомое только ему невероятное притяжение, – это и есть то единственное, что может быть в жизни и во Вселенной.





© Анастасия Фомичёва, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность