Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ЗНАКОВЫЙ АВТОР


В "Стихотворном бегемоте" выступил Александр Макаров-Кротков.



Фотография Владимира Кисарова

Культурный центр Д. С. Лихачёва, что на Амурской улице, посетил необычный гость. Не слишком знакомый широкой публике (впрочем, кого она, эта широкая публика, знает? Тех, кто мелькает на телеэкране, да заученных с детства классиков - вот, пожалуй, и всё) - но, безусловно, знаковый. Знаковый во многих смыслах: и как значимая фигура литературного мира, и - как человек, оставивший несомненные знаки в виде литературных текстов. Макаров-Кротков Александр Юрьевич, современный русский поэт.

Думаю, не стоит перечислять заслуги и регалии героя: публиковался там-то, там-то, лауреат того-то, того-то, переведён на такие-то, такие языки... - это заняло бы много места, да и славен пишущий человек всё-таки не званиями и титулами, а тем, что он написал; теми знаками, словами, оборотами, что он оставляет на бумаге (электронном носителе) и, в случае удачи - в сознании читателей...

Макаров-Кротков - мастер малого жанра, поэтических миниатюр, состоящих часто из нескольких слов: "бесподобный / подонок", "литератор // без вкуса // и без запаха", "взалкал / и // лайкнул". Одним, привыкшим к многословию, длинным, "гекзаметрным" строкам, "изысканности русской медлительной речи", это кажется непривычным, ошарашивает; иных же этот минимализм, эта намеренная скупость умиляет. В самом деле, на что тратить груды бесценных слов, когда есть искусство высказать всё в малом? Тут есть строки, передающие настроение лирического героя. Было много "размышлизмов", игры слов и звуков. Были строки, ставшие откликом на "злобу дня" ("Pussy Riot" и околорелигиозная тематика в целом). Иные строки поэта представляют собой оборванные расхожие фразы, часто снабжённые необычной концовкой - и привычное предстаёт в необычном ракурсе, открывая новую грань Истины.

Автор начал своё выступление стихотворениями последних лет (2012 - 2018), неизданными (последняя его книга на русском языке вышла в 2013 году; в 2015 году вышла на чешском), продолжил более ранними, закончил же стихотворную часть текстами из первой книги "Дезертир (М., ACADEMIA, 1995), на обложке которой впечатляющие отзывы Геннадия Айги, Всеволода Некрасова, Виктора Кривулина, - её можно было тут же получить бесплатно.

Кто оказал влияние на поэта, кто стал для него ориентиром, маяком? Завсегдатаи "Стихотворного бегемота" знают этот тестовый вопрос, неизменно задаваемый всем выступающим куратором Николаем Милешкиным. Выяснилось, что влияние оказала прибалтийская поэзия, в которой поэт когда-то открыл для себя новые приёмы; что же касается конкретных имён (Иван Ахметьев, Герман Лукомников) авторов, с которыми часто сравнивают поэта, то тут, как он сказал, влияния не было; творцы, при всей взаимной симпатии, развивались самостоятельно, двигаясь параллельными курсами. Особенное впечатление произвёл рассказ о том, как Макаров-Кротков и Ахметьев, уже будучи друзьями, неожиданно "открыли" творчество друг друга, работая, по чудесному стечению обстоятельств, в одной библиотеке.

Присутствующая на вечере армянская певица, поэт и переводчик Марлена Мош интересовалась положением дел с переводами русской поэзии в тех странах, где бывал автор, с интересом к русской культуре, ответом на что стал развёрнутый рассказ.

Завершением вечера стали воспоминания поэта о жизни, о разных ситуациях, вплоть до сновидений, понимаемых как самостоятельный литературный жанр.

Слушая автора и читая его тексты, убеждаешься, что имеешь дело со "звучащей" поэзией, где важен не только собственно текст (и даже не его расположение на листе), но и неповторимая авторская интонация. Одни и те же слова, читаемые с листа, порой вызывают недоумение (позвольте, да это же повтор!); но, вспоминая, КАК их читал автор, проникаешь в авторский замысел, ощущаешь музыку стиха, входишь в его ритм. Поэтому я практически не иллюстрирую рассуждения о стихах автора примерами. Во-первых, их много (россыпь), и выбрать из этого множества самое-самое практически невозможно. Во-вторых (и в-главных) - без авторской интонации, в чисто текстовом виде они много теряют, практически не ощущаются, как бы уплощаются - но для тех, кто их СЛЫШАЛ, играют всеми красками. И мне искренне жаль всех тех, кто в этот День Космонавтики не дошёл до центра на Амурской: вы много потеряли, друзья, это был настоящий выход в Космос Слова.

Нет, всё же рассказ о поэте надо закончить его строками, иначе читатель останется обделённым! Что ж, представляя автора, выступившего в "космический" день, будем


...повторять потихоньку:
я трава
растущая в сторону неба



© Сергей Сергеев, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Спектор: "Жизнь была еще вся впереди"... [Все хотели домой. В мирную жизнь. Которая была ещё вся впереди...] Ирина Жураковская: Михайловна [Через какое-то малое время Федька просочился через всю эту закрытость больничную и спрятался в тёмном углу под кроватью. Он впервые вышел из дома. Михайловны...] Николай Милешкин: Конечная, как и всё [станция "Юго-Западная", / конечная / / как и всё] Татьяна Костандогло: Венок сонетов [И макромир томится в микромире, / А будущих планет бессмертный хор / Лишь с теми заключает договор, / Кто Музу прописал в своей квартире...] Виктор Афоничев: Хождение через три границы или воспоминания о Советском Союзе [В те годы если и происходили случаи надувательства, то это исходило от отдельных элементов, относившихся к категории несоветских. О, славные времена...] Литературно-критический проект "Полёт разборов", 30 июня 2019 [Стихи Николая Милешкина рецензируют Евгения Риц, Татьяна Грауз, Мария Маркова, Валерий Отяковский.] Ольга Вирязова: Золотая муха памяти и отвращения [Море к тебе спешит, / выпрашивает подачки: / фантики, косточки, стаканчики, / отворачиваешься - берёт само...] Владимир Спектор: Эпоха непонимания [Завтрашний воздух - в отсеках стальных облаков, / Завтрашний мир - как дыханье воздушной эскадры. / Завтра узнаем, возможно, расскажет Песков, / ...]
Словесность