Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Предисловие переводчика


"Алкеста" является одной из самых ранних работ Еврипида (480-ок.406 до н. э.). Пьеса, видимо, была впервые поставлена во время фестиваля в честь бога Диониса в 438 г. до н. э. в Афинах. Она была сыграна в конце программы, четвёртой после трёх трагедий, вместо обычно исполняемой в такое время сатирической драмы. Усталым зрителям, просидевшим несколько часов в переполненном жарком театре, нужно было показывать под конец что-нибудь более лёгкое по содержанию. Сомнительно, что "Алкеста" подходила для этого.

По поводу жанра пьесы не прекращаются споры. Она называлась и трагедией, и трагикомедией, и мелодрамой, и комедией с элементами трагедии, и трагедией с элементами комедии. Однозначного решения нет. Наверное, будет лучше, если каждый читатель составит своё собственное мнение. Безусловно, в пьесе присутствует яркий комический элемент, который оттеняет и усиливает элемент трагедии.

"Алкеста" является уникальной пьесой не только среди сохранившихся работ самого Еврипида, но и среди всех дошедших до нас образцов древнегреческого театрального искусства, бросая яркий и временами шокирующий свет на положение женщины в древнегреческом обществе, на фундаментальные темы жизни и смерти, и жизни после смерти, на сложные взаимоотношения в древнегреческой семье и на интеграцию мифологии в процесс восприятия каждодневной реальности. Некоторые из концепций, выраженных в "Алкесте", необходимы для правильного понимания древнегреческой ментальности.

Текст пьесы сравнительно хорошо сохранился в средневековых рукописях, и легко восстанавливаем по стандартным оксфордским изданиям. При работе над русским переводом "Алкесты" были приняты нижеследующие принципы:

  1. За основу взято стандартное оксфордское издание: Euripidis Fabulae. Ed. J. Diggle. Vol. 1. 3 vols. Oxford: Clarendon Press, 1984. Использованы также следующие издания: Euripides. The Alcestis of Euripides. Elementary Classics. Ed. M. A. Bayfield. London: Macmillan and Co., 1928; Euripides. The Alcestis. 1896. Ed. W. S. Hadley. Cambridge: Cambridge UP, 1953; Euripides. "Alcestis." Cyclops. Alcestis. Medea. Ed. D. Kovacs. Vol. 1. Cambridge, Mass.: Harvard UP, 1994. 149-281. В спорных текстологических вопросах предпочтение почти всегда отдавалось рукописной традиции.
  2. Приняты во внимание работы следующих комментаторов и переводчиков: Murray, Dale, Conacher, Bayfield, Hadley, Vellacott, Kovacs, Waterfield, Rabinowitz.
  3. Все строки и строфы, по разным причинам удалённые исследователями, в переводе восстановлены.
  4. В переводе соблюдены размеры нехоровых разделов оригинала - ямбический триметр (переводимый шестистопным ямбом) и анапест. В шестистопном ямбе цезура не фиксирована для большей эластичности и естественности передаваемой разговорной речи. Чередование мужских и женских окончаний оставлено, как и в оригинале, спонтанным.
  5. Еврипид первый из известных нам драматургов начал широко применять разговорные выражения в трагедиях. В переводе эта особенность сохранена. Использовано следующее классическое исследование разговорных выражений в трагедиях Еврипида: Stevens, P. T. Colloquial Expressions in Euripides. Hermes. Zeitschrift für Klassische Philologie. Vol. 38. Wiesbaden: Franz Steiner Verlag, 1976.
  6. Хоры переведены свободным стихом, поскольку их сложные размеры построены на несуществующем в русском языке взаимодействии кратких и долгих гласных. При анализе хоров "Алкесты" использовано следующее исследование: Dale, A. M. Metrical Analyses of Tragic Choruses. Fasc.1, Dacytylo-Epitrite. London: University of London, Institute of Classical Studies, 1971. Не предпринято никаких попыток подражания дорическим диалектным формам в хорах. Симметрия строф и антистроф не соблюдена, так как данная симметрия существует в оригинале только благодаря размеру. Искусственная имитация протяжённости строк привела бы к неоправданной потере смысловых единиц при минимальном выигрыше.
  7. Инверсии и усложнённость синтаксиса (преимущественно в хорах) обусловлены соображениями размера. При отказе от передачи размера механическое копирование усложнённого синтаксиса имеет смысл только там, где это не затруднит восприятие перевода.
  8. Переносы слов в оригинальном тексте хоров также обусловлены соображениями размера. При невозможности передачи размера копирование переносов слов не служит никакой цели.
  9. В древнегреческом языке отсутствуют восклицательные знаки. В переводе они иногда ставятся там, где их присутствие желательно по смыслу.
  10. Одна из особенностей стиля Еврипида - намеренная двусмысленность некоторых фраз и предложений. В переводе эта двусмысленность передана буквально, без попыток объяснения или выбора одной возможной интерпретации. Повтор слов преимущественно воспроизведён.
  11. Стиль Еврипида - прямой и сжатый, лишённый театральщины. Перевод следует в этом отношении оригиналу.
  12. Перевод не обременён никакими отсутствующими в оригинале театральными ремарками, описаниями сцен и проч. Текст воспроизведён так, как он сохранён в рукописях. Еврипид может говорить с читателем напрямую, без ставших, к сожалению, традиционными "украшений" и "улучшений".
  13. Текст древнегреческих трагедий - это лишь один из элементов действа, включавшего в себя музыку, пение, танец, жестикуляцию, маски, одеяния и проч. Сохранившийся текст может дать лишь отдалённое представление об оригинальной постановке. Настоящая цель - представить оригинал таким, каким он дошёл до нас, оставив прочее воображению читателя.
  14. В переводе не добавлено и не устранено никаких ключевых смысловых единиц. Выдержан принцип эквилинеарности. Элемент присутствия переводчика снижен до абсолютного минимума.

Мне хотелось бы выразить признательность Евгении Алиевской за внимательное прочтение текста и целый ряд полезных замечаний, в результате которых качество перевода значительно улучшилось.




© Вланес, 2008-2021.
© Сетевая Словесность, 2008-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: День всех святых [Типичная семейная хэллоуинская вечеринка - в полном разгаре. Взрослые дяди и тёти в масках и костюмах всевозможных тварей, колдунов, ведьм и нескольких...] Ирина Надирова: Всему своё лето [Вечереет, и плоскость листа отражает восход. / Небо синее в крыши врезается, солнце алеет. / Летний ветер, мне кажется, петь о тоске не умеет. / ...] Светлана Пешкова: Всё тебе, бери! [Все дороги ведут не вдаль, а назад - домой. / Ты всегда возвращался - новый, чужой, родной. / Не спешил проходить, стоял у входной двери, / отдавал...] Юлия Малыгина: Но это ещё не тьма [Вниз и взлететь - чтобы мир перекручивать; / ласточкой взмыть и закончиться чучелом, / мягкой обложкой да бязевой строчкой - / чтобы по росту птичья...] Михаил Рабинович: Три рассказа [Подростки стали ласково сбрасывать друг друга за борт. С берега спасатель закричал им в микрофон: "Спокойнее, гады". Проплыла пара мoлодых хасидов. Он...] Дмитрий Воронин: Гиблое место [Известный на всю страну модный художник-портретист Миколас Самсонавас отправился в творческую поездку по Нечерноземью...] Илья Семененко-Басин: Стихотворения [на горизонте / есть точка, которая меня интересует / вернее, которая заинтересована во мне...] Юрий Татаренко: Сибирский Джокер [Сердца стук увязался за мной / На неспешную, в общем, прогулку. / Хватит вместе с огромной страной / В интернете искать пятый гугл...]
Словесность