Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность



МЕСТО ВСТРЕЧИ


 


      * * *

      Огоньками за розовым лесом,
      в светлой хижине призрачных грез
      возвращается лета завеса,
      серебристая радость стрекоз.
      Расцветая, придет и коснется
      лба тихонечко... Слышишь, как жизнь
      тонкой струйкой все льется и льется,
      обернется, ну, что ты стоишь?

      _^_




      * * *

      Когда сквозь сполохи алые,
      Проявится жизни кольцо,
      Придут времена запоздалые,
      Заглядывая в лицо,
      И взглядом тем пристально-шалым
      С поволокой, сквозь дождь в тишине,
      Взойдут в небосводе коралловом
      Звездой побережья извне.

      _^_




      * * *

      Скорая осень, трансляции с неба
      Первых снежинок, словно насквозь
      Вихри мелодий, темная тема,
      Неопоэма и вместе, и врозь.
      Дымом столетья, блики в пространстве,
      Тени строений уже под водой,
      Сеется время в облаке странствий,
      И расцветает сверхновой звездой.

      _^_




      * * *

      Край заката мерцает гвоздикой в руке,
      Синим вписан в портрет пейзаж вдалеке
      Символизмом, намеком, советом,
      Вечер тает не в том, и не в этом.
      На картине иной фокусируя взгляд,
      Распрямляя окружность пути невпопад,
      Окрыленно летит между светом,
      Как Психея над северным летом.

      _^_




      * * *

      Где клавесин играет, не скрывая
      Таящихся под нотами слоев,
      И теплый дождь из следующих краев
      Спускается одним из них, сверкая.
      И пасмурные дали осветив,
      Под крики журавлиные, разливом,
      Дни настоящие за яблочным наливом,
      Растут и спеют, время упредив.

      _^_




      * * *

      Светящийся август в полоне лампад
      Искрится в просвете у моря надежды,
      И трепетный вереск на пустоши прежде
      Не вырос бы там, где прошел звездопад.
      И трепетно море, и небо, светясь,
      Не талой водой поливает посевы,
      Поют на волнах волоокие девы,
      Из пены морской, как любовь, возродясь.

      _^_




      * * *

      Край неба как нефрит. В воде полутона.
      Прозрачный свет скользит, и светит из-под сна.
      Прозрачный век летит и греется о свет,
      И расцветает мир из-под закрытых век.
      Сквозит бесценный дар, и в рощах тишина,
      И открывает ларь с нарциссами весна.
      И в ярких мифах мир опять и чист и свеж,
      И стаи белых птиц как вестники надежд.

      _^_




      * * *

      Место встречи изменить нельзя,
      одеяло облаков над морем,
      и мерцание его простое
      в куполе прозрачном сентября.
      Вот и тени тают, уходя
      вместе полднем, и звезда на крыше
      будто видится уже, и слышит
      шепот волн в мелодии дождя.

      _^_




      * * *

      Окно в рассвет, и море под ногами
      И на столе не сорванный цветок
      Морская пыль доносится едва ли,
      Но моря слышится стремительный поток
      О том, что цвет лазурнее искрится,
      О том, что птицы устремились вверх...
      И снег как свет из облака лучится...
      И даль светла, безудержна для всех.

      _^_




      * * *

      Сплетения трав и водорослей след,
      И мир всегда играет и искрится,
      И в этом небе никуда не скрыться,
      Земля похожа на шотландский плед.
      И птицы тень ложится на песок,
      И море чувствует закаты и рассветы,
      Когда и сердцем и умом согреты,
      И жизнь плывет судьбе наискосок.

      _^_




      * * *

      Их руки были когда-то в воде живой,
      и заря окрыляла простые дни,
      пролетали века как птицы, скажи им "открой",
      они там до сих пор одни.
      А лед дал уже трещину, охотники на снегу,
      еще один шаг, и слышится клавесин,
      обернись, взгляни, ланью на бегу
      сделай прыжок в одну из этих картин.
      И кто там спасется, не знаю, постой,
      скорее обратно, скажи им "держись",
      у зеленой калитки замок простой,
      кто волен выбрать любую жизнь.

      _^_



© Анна Трифанова, 2021-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность