Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность



        ГУСИ

        на  день  рождения  лито  "ПИИТЕР"


          1.

          Я как белый домашний гусь, что мечтает стать
          необузданно диким - и толстую шею тянет
          в ледяные просторы, где строчкой среди листа
          появляется и исчезает чужая стая.

          Га-га-га! - напрягает крылья... А мальчик Нильс,
          безобразно огромный, с мозолистыми руками,
          заливается смехом: Эй, Мартин, куда? вернись!
          и в растерянный круглый глаз запускает камень.



          2. Сон Мартина

          Утонет птичья болтовня
          в соломе и овсе,
          и в небо выманит меня
          призывный крик гусей.

          И, оторвавшись тяжело
          от теплого двора,
          подставлю я свое крыло
          бушующим ветрам.

          Поверх вершин, поверх хребтов
          растянут серый клин.
          Я с вами, братья! Я готов
          лететь на край земли...

          Но сон дырявит кутерьма -
          о, вечный приговор!
          Моя судьба, моя тюрьма,
          мой глупый птичий двор.



          3.

          Так и я - разбегаюсь, пытаюсь подпрыгнуть вверх,
          натыкаюсь на сетку... Так каждая ваша строчка,
          отпечатавшись в сером, как облако, веществе,
          прорывается импульсом - и уплывает прочь, как

          вереница летящих птиц. Так мое перо
          все скрипит о потерянном городе - том, который
          безнадежно любим, но по замыслу всех ветров
          бесконечно далек от любых моих траекторий.



          4.

          Каким бы клином выбить этот клин?
          Мой милый Мартин! Перья маховые
          подрезаны до самых модных длин,
          гусыня хороша, птенцы резвы, и

          бабуся стелет свежую траву,
          меняет воду, подсыпает рису...
          Приедет Нильс, наверно, к Рождеству:
          бабуся намекает на сюрпризы.

          Ну что в тебе от дикого? Едва
          на низкий пень взлетаешь - курам на смех.
          Ну что в тебе...
              Ну что во мне от вас?
          Лишь вечная тоска да вечный насморк.



          5.

          Как всегда, километры (одиннадцать тысяч). Плюс
          кубометры воды, сквозь которые зыбкий Питер
          шлет излюбленный свой иероглиф: "Терпи"... Терплю.
          Узнаю свой шесток. Утепляю гнездо. Летите,

          выше, выше...
            Но эхом раздроблена высота:
          Га-га-га! - это Мартин, в порыве привычно пылком,
          перепончато шлепает - крыльям далеким в такт -
          воспаленными красными лапами по опилкам.



          © Маргарита Светлова, 2002-2020.
          © Сетевая Словесность, 2002-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность