Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



  • Фонари, как восковые свечи, Отражаются в воде. Контур их едва намечен Через ночь от вторника к среде. Тяжесть обмороженных газонов, Листьев, замерзающих домов, Ветряных ночных холодных стонов И беспамятства осенних грустных снов - Всё слилось в меня, в меня впиталось, Стало моей тенью, тенью дней. Что же мне от вечности осталось? Восковые свечи фонарей?
  • Серые обрывки осенних дождей прижаты к земле. Они уже опоздали на три-четыре месяца снега, Но куда-то спешат. Термометр застыл на нуле, Не в силах хоть как-то замедлить скорость их бега. В пятна разрывов влетает диск дневной луны, Как во время затмений больного цвета, Как в туманном восходе на грани волны, Раздвигая в объём белизну просветов. На распластанных в небе деревьях сдвигается свет, Чтобы выделить их в этом сером, расплывшемся, снежном, В этом тающем дне, где и тел и теней нет, Где и сумрак как свет также чужд и отвержен. Где не видно границ перехода от дома к домам, Где не слышно различия слова и скрипа капели, Где стекает слезой перевёрнутой готики храм, Разбиваясь о лёд водопадом блестящей шрапнели.
  • С утра капель в окно стучала И снег был мокрый, как весной, А к вечеру похолодало - Зиме казалось было мало, Что мы не встретимся с тобой. А в полночь вызвездило вовсе, И месяц высветлил свой лик, И на год отступила осень, И мы её уже не спросим Зачем подарен был тот миг.
  • Сегодня сыплет снег и в свете фонарей Блестящей мишурой ложится на деревья. Ночь полнится тоской, но только не моей: Моя всегда при мне, в неё я свято верю. Я помню вкус твоих чуть-чуть дрожащих губ И запаха волос вовек не позабуду. И если б не судьба с волной её причуд, Я так бы и считал тоску подобной чуду.
  • Что будет, если ты уедешь из пункта "А" в пункт "Б"? Возможно в пункте "Б" тебя ждёт счастье, Ты там осядешь, заведёшь семью, детей И будешь прибывать в тепле и неге. Но, однажды, ведь "Б" довольно крупный город, Ты встретишь на своём пути названье, улицу, проулок, дом, Да, чёрт возьми, хоть куст сирени и вспомнишь "А", И всё что было в нём, всё, что забыть хотела и почти забыла. И всё всплывёт, так ярко, как вчера. И снова будешь ты метаться, пойдёшь к вокзалу, Может даже возьмёшь билет... но не уедешь из пункта "Б" в пункт "А". И снова будешь забывать пытаться. И вновь почти забудешь, Ведь "Б" - довольно крупный город И в нём полно других домов, названий, улиц. Но рубец на сердце останется и будет ныть. И будет ныть всегда. И это правда. Как правда то, что это не стихи. Как правда то, что я тебя люблю. Как правда то, что каждый день - зарубка на моей душе. Как правда то, что день и ночь едины И их не разорвать в пределах этой жизни. Как ты и я. Такая вот задача про пункты "А" и "Б" и про тебя со мной.
  • Снег кружится и падает кружась, И закрывает белым невесомым пухом Дома, асфальт и на асфальте грязь, И тишина грозит потерей слуха. И слышно только бой больших часов И стук колёс вокзальный, мерный Каких-то проходящих поездов Несущихся в другой конец вселенной. Они идут сюда издалека, Мелькая только окнами и тенью, Как пробегают в небе облака, Луну и звёзды приводя в смятенье. Они текут, как серая река, В неведомо куда из ниоткуда, И времени холодная рука Сжимает сердце ожиданьем чуда.
  • Как тонко проступают вены Сквозь тени выплаканных век, Как в муках вянут хризантемы, Упав соцветьями на снег, Как вдруг вспотевшая рука Дрожит - уже почти трясётся, Как с губ слетевшая строка Обратно безнадёжно рвётся, Как стрелки, дёргаясь, кружат Никак кругов не завершая, Как бледная, почти слепая Сквозь облака летит луна...



© Денис Сибирцев, 1998-2020.
© Сетевая Словесность, 1998-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность