Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ОРЛЕАНСКАЯ  ДЕВА


 



      * * *

      Полудикие полусани
      полустанками мчатся сами,
      изгибаясь скрипит наст,
      не заметно в санях нас.
      Дети юга, гудит вьюга,
      не заметно в санях друга,
      и подруга летит одна,
      кто заменит ей два крыла?
      Вьюга воет: ведь было двое;
      одиночество - лишь святое,
      то есть дело не нас с тобой, -
      шепчут сани губой земной;
      чтобы складывать - вычитаем,
      не упасть - мы идём краем,
      и по кромке замёрзших рек,
      где кончается наш бег.
      Девы Севера не боятся ночи:
      что светлее - для них порочней,
      где темнее - для них свет.
      Ни тебя, ни меня нет.
      Ни тебя, ни меня не будет;
      два пути, и который труден, -
      непонятно, на это жизнь,
      как ни жалко, но положить
      постарайся - ведь будут зимы,
      их последствия одолимы
      лишь в том случае, если мы
      видим свет из своей тьмы;
      и в заснеженном мраке морем
      выступает засов тюрем,
      менделеевым звоном фраз,
      свет теряет над нами власть.
      Мы уходим своей дорОгой,
      уезжаем, ямщик, трогай;
      на прощание - след губ,
      лепестков, где не люб-люб.
      Здравствуй, вечер, моё утро,
      час рассвета наполнен звуком
      лишь разлуки - её шагов;
      нет бессонницы - нет стихов.
      Нет Адама - откуда ж Ева?-
      из любви, из её напева,
      края платья, обрывка сна,
      из откудажемнезнать.
      Милый демон, твоя обитель
      недоступна. Её видеть
      невозможно: открыта дверь-
      обнажённый - железом! - нерв!
      И глаза твои - ярость волчья,
      кожа - нежная оболочка,
      отпустить тебя - убежишь,
      а схватить - ты не будешь жить.
      Словно лань, не найдя места,
      мчится в лес из родного леса,
      обрывая с боков шерсть, -
      указующий твой перст.
      И могила тебе - вечер,
      как жидам от былой Сечи,
      и как мне от тебя смерть,
      выключай, я прошу свет.
      Аромат твой - он стал мною-
      на корню разрушает Трою,
      и терзает, как тот Ахилл
      Гектора, что давно убит.
      Ты уходишь, и я вижу
      безысходную ночь, стужу;
      я стараюсь увидеть нас-
      превращается снег в наст,
      превращается всё в нечто,
      и без имени вещь; встречный
      с непривычки не видит лиц
      и пугаясь глядит вниз.
      Как ни странно, но дух Америк
      сохранён: поцелуй поверен
      берегам, чью морскую ртуть
      приливает к груди - грудь.
      Цап-царапает, как кошка,
      совершенный глагол в прошлом,
      хоронитель имён, дат-
      настоящий его брат.
      Медальон нащекочет завтра,
      но из будущего собрата
      не потянешь клещами правд
      ни во сне, ни глаза продрав.
      Извини, я не вспомню имя
      ни моё, ни твоё; чужими
      часто кажутся вслух имена:
      гильотина им звук, тюрьма
      им - молчанье, их воля - ветер,
      и оно, как мешочек с пеплом,
      к сердцу льнёт, и его ближе
      ничего я пока не вижу.
      Дико, странно: пою осанну
      не царям и не донну Анну
      вспоминаю, не дон Гуан-
      принимаю иной сан;
      я с восторгом другую битву
      еле вымолил и молитвой
      начинаю теперь день,
      и из снега моя песнь.
      Прошлой ночью мороз крепкий
      тронул окна, топор, ветви
      у деревьев, ажурный нимб
      солнца в небе, поля под ним,
      лунный диск и его бархат,
      немость звёзд, и глазам плакать
      без причины - причина есть:
      прибыль звёздам да плахе лесть.

      Октябрь-ноябрь 1999

      _^_




      * * *

      Опять весна, и снова я сплю;
      никаких в помине ручьёв, кроме слёз;
      почему же, родимая, я не пью,
      кому же здесь нужно, чтоб я это снёс?

      Хворостиной, ошейником - даже кость
      мне, татарской собаке, выскулить, снести, -
      но не руки твои, не звёздную злость,
      и не холод в твоей горсти.

      Мне не выгадать, чую, не попасть
      в долгожители сходящихся берегов;
      свойство страсти - менять власть
      и тем самым множить себе врагов.

      И коли прогонят взашей с небес,
      обведу я согласные буквы ртом
      не без мысли впечатать поглубже, не без
      имени до свиданья сказать, до...

      17.04.2000

      _^_




      * * *

      Скуластые лица уносят с собой запах,
      а одеяло не сохранит его долго-
      максимум неделю, и руки помыть надо-
      они помнят всё, но нужно ли всё волку.
      Память обрастает хвостом, шерстью,
      рычит, огрызается, прячется, убегает
      в горы, в пески, в лес, в поднебесье,
      и один длинный день голову напекает.
      Можно пройтись назад, найдя по следам зверя,
      дыханье его, губы, молитву очей карих,
      начало его рыка, тональность его пенья,
      зато проиграть нюх и шкуру свою в сафари.
      Отлёживаясь в пещере, кусая себя в локоть,
      не плюй в отраженье, где видишь живот голым;
      лишь стены да женщины хотят тебя трогать,
      и делают это, числом изумляя, глаголом.
      И если сюда приходили, то не тебя искали:
      вряд ли ты был в то время больше, чем звук и воздух,
      и если тебя открывали, то не всегда листали,
      жара боясь, мороза, снегова, льдова, фроста.

      2000

      _^_




      * * *

      Воистину - горячая пора!
      июнь, июль, и дом сбежать стремится,
      и бесится хозяйская рука
      (божественная, может быть, десница?);
      из банка сообщают: денег нет;
      работы не дают, из дома выгоняют,
      и кофе заварить - что выстроить сонет,
      и звёзды ни за что не отвечают.

      Июнь 2000

      _^_




      * * *

      Кучу б иметь денег,
      слетать да купить книжек,
      назваться почётно "бездельник"
      (ничего в этом "без" не вижу);
      закрыться с прислугой в зАмке-
      с юной, а в зАмке - старом, -
      пусть пробует выйти в дамки
      (да, и с большим подвалом!);
      до весны ещё будет долго,
      месяцев точно девять,
      и будет немало толку
      в книгах, вине и детях.

      13.06.2000

      _^_




      * * *

      Путешествие затянулось,
      подорожал бензин,
      вся наличность иссякла,
      не разменяешь деньги,
      на заработать - времени,
      разрешения нет и сил,
      как у твоего правительства
      размазать меня по стенке.

      30.06.2000

      _^_




      * * *

      Вряд ли когда-нибудь
      ты позвонишь:
      телефон - средство связи,
      которой плакал
      кот, хочешь - котёнок,
      а лучше - мышь,
      или курочка ряба
      куриной лапой.
      Единица времени-
      молчаливый вздох,
      удары сердца в секунду,
      в кровавый бубен
      оболочки мозга: чёт-нЕчет,
      пульс-непульс, сдох-не сдох;
      зрачок застывший
      определённо трупен.

      Июль 2000

      _^_




      * * *

      Она ушла, а я куда ушёл
      путём кефирным иль молочным;
      я недобык иль пере- я -осёл,
      водицы прихлебатель сточной;
      не вняв сестры совету, я испил,
      и в лужи рябь теперь смотрюсь козлищем;
      не там мы шли, не там мы ищем,
      не там растрачиваем пыл.

      15.07.2000

      _^_




      * * *

      Странные мысли в твоей голове
      (странность - в их постоянстве)-
      если бы завтраки на траве,
      так нет: зелёное пьянство.
      Разодетые женщины (раздетые донага)
      украшают пейзаж, не встретить
      вставшего с левой: не та нога
      сегодня в ударе, мешает - третья;
      ухажёры покрыты шерстью, приличный вид-
      не капкан для глаз, но с души ворОтит;
      все светила созвездия Разбитых Корыт
      разом, вместо привычных, всходят.

      27.07.2000

      _^_




      * * *

      Кончается лето, можно писать письма
      в заморские страны (любая страна - за морем),
      тщетно ждать листопада и Merry Christmas,
      гула позёмки, ёлок, мороза, окна в узорах,
      твоего возвращения (моего?), стука
      бурой крови в забытых давно венах;
      потери в твоём лексиконе: слово подруга,
      зато раненых, сдавшихся нет, и пленных.

      Август 2000

      _^_




      * * *

      Ушёл, ушла, ушли, уйдут,
      картина рассыпается, и рельсы-
      металл всего лишь, не дорога, не ведут,
      ни даже ноты, ни слова для песни.
      Дым из трубы останется в дровах,
      дождь не пойдёт и леса не намочит,
      и смысл слов останется в словах,
      в дыханьи, на бумаге, между строчек.

      07.11.2000

      _^_




      * * *

      Когда разочарования следуют друг за другом
      в виде длинных и чёрных юбок,
      ума палат, пустынного брега моря,
      пенелоп, одиссей, и прочих приятных историй,

      дай развиться событью: рана - ещё не травма;
      езжай, коль ссылают: один чёрт придётся - рано
      или поздно. Пространство - ещё не время,
      становись, Овидий, становись на свои колени,

      окунай печали в чернила, в солёные воды, черни
      прибавляя округе да своему кочевью,
      двигай могильные камни из поля поближе к дому,
      потому как вряд ли в конце нам избежать иного

      поворота событий: на то, брат, она кривая-
      не учила латынь, не сидела за партой зевая,
      да и есть ли - чем? на каком с ней тогда наречьи
      говорить вообще? и зачем, коль понять ей нечем,

      видно, тоже; науки любви ей чужды,
      расставанье - вот что всегда ей нужно
      от подобных тебе. Так что же в твоей разлуке?-
      ощути при жизни, что без неё наступит.

      Пустота. Не совсем, -мягко поправит время, -
      я наполню тебя и все твои дни терпеньем,
      в кругозор войдёт привычная смена года-
      как прихода его, так и его ухода.

      Ты услышишь всё собственными ушами-
      среди прочих сей Орган висит заржАвлен,
      я открою рот твой, до сих пор закрытый, -
      для твоих слов только твоей молитвы:

      он издаст звук, твой капитан немо,
      поразившись вдруг рождающейся фонеме;
      рождество, друг, может случиться дважды,
      а когда и где - это уже не важно.

      2000-2001

      _^_




      * * *

      Солнце встаёт в степи, затем накрывает горы,
      смотрит в затылок траве, бессильно ласкает лёд,
      входит монгольским разрезом в оставленный в прошлом город,
      ищет знакомые лица, но вряд ли их здесь найдёт.

      Воздух всё тоньше, тоньше лёгкие, профиль неба,
      сны, кудри дев, носы, сухие отрезки слов,
      и время идёт не вперёд, а боком, куда-то влево,
      вливаясь чесночным вкусом в пряный бараний плов.

      Ищут стада киргизов деву Марию, манна
      падает под копыта - вечный предгорный снег;
      всё впереди: костры, всё позади: долгожанна, -
      едет императрицей дЕвица на коне.

      Ноябрь 2000

      _^_




      * * *

      Так много подошло вплотную, что,
      приблизившись, заметно измельчало,
      и кажется, что всё это в мешок
      засунуть можно, дабы полегчало;
      так качеству количеством предел
      кладёт судьба, не ведая отчасти
      губительной отсрочки в мире тел,
      всё тело разрывающей на части.

      И мне не увидать теперь лица;
      лицом к лицу - лицо поцеловать бы,
      но почему-то нужно отрицать
      наличие причины для объятья.
      Когда нет смысла, где искать его?-
      сидеть в архивах, ворошить законы?-
      себя ведь не объедешь на кривой,
      да лучше и не числиться в знакомых

      у этой дамы: с норовом она,
      а уж тому, кто терпит пораженья
      в боях с земными, следовало б знать:
      других она не терпит отношений.
      Так репетируй эти руки вверх
      и на судьбу не жалуйся судьбе же:
      здесь всё повязано, и чаще вяжут тех,
      кто дольше продержался на манеже.

      Декабрь 2000

      _^_




      * * *

      В комнате без окон,
      с перегородкою почти из воздуха,
      за которою жил сосед с фотографией Бога,
      удивлявшийся всё: " как просто-то-
      встал нА воду и шагаешь,
      как по земле иль пО столу..."-
      и мне говорил: " вникаешь?"-
      как своему апостолу.

      Так вот, год назад, весною,
      помнишь ли ты, в той комнате,
      с полумраком, соседом, со мною,
      ты...то бишь, вы...не помните?..
      Шалит мозговая залежь-
      да в пальцах застыла генетика:
      какие тогда писАлись
      стихи - не поверите.

      Февраль 2001

      _^_



© Аркадий Шнайдер, 1999-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность