Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность



МОЛОДЫМ СУПРУГАМ (посвящение)
("Вечная сказка любви")


Часть одиннадцатая. Высокие виды любви

Фраза, состоящая из двух частей:
1. Я очень много что на свете не испытал...
2. ...но я могу это себе представить.


Как доказать, что трах не имеет никакого значения

Он ей рассказал, что в детстве в школе была девочка, которая ему нравилась.
-- И ты не трахался с ней?
-- Нет, мы тогда были слишком ещё маленькие, третий класс.
-- Нехарактерно для тебя,-- в задумчивости сказала она.-- Обыкновенно, когда только женщина тебе нравится, ты сразу же просишь её раздеться и лечь к тебе в постель. И они чаще всего не отказывают, они же тоже заинтересованная сторона, им же тоже хочется из писаки-то получить. Слушай, друг, у тебя застарелый комплекс. Тебе надо найти эту девочку и хорошенько, вдумчиво трахнуть.
Они разыскали эту девочку, она располнела, она была давно замужем и двое детей. Он старательно трахнул её. Уговорить её не составляло труда, она была уже некрасива, у неё было не так много предложений. Кроме того, у него был уже очень большой опыт уговаривания, он мог про себя сказать, что повидал во всех видах, как женщина соглашается.
Он трахнул её -- и ему стало действительно на душе легко-легко, никаких больше проблем, значит, именно к этому он и стремился всю жизнь.

В древности существовали такие монастыри, которые были не мужские и не женские, а смешанные. Мужчину и женщину замуровывали в келью и смотрели, что из этого получится. Они считались тогда, как святые. Этому посвящены многие народные истории. Потом открыли одну из таких келий, и не нашли там никого, даже никаких останков. Почему? Парень девку в доску за..., а сам пи... накрылся. Помните Аиду с Радамесом? Вот это была одна их таких историй. И в индийской религии настоящие монахи тоже всегда живут со своими жёнами. Это священный ритуал, очень важный, без него ничего не получится. Когда все прихожане читают молитву, главный монах находится на особом возвышении -- на помосте. Там он занимается любовью со своею женой. Или с какой-нибудь присутствующей из прихожан, хотя это, конечно же, похуже, потому что она не так хорошо научена искусству любви, но делается это с целью передачи высокого мастерства, чтобы оно также переходило к другим. Делают они это, конечно, не лёжа, а очень популярная в Индии и на индийских каменных изображениях поза, когда мужчина сидит, скрестив ноги (лотос), а женщина сидит у него как бы на коленях, соединив ноги за его спиной. В момент, когда семя брамина переходит к его жене, происходит момент излучения какого-то особенного биополя, это момент приобщения всех присутствующих к астральным сферам.

У буддийских монахов отношение к противоположному полу особое. Какое? Давайте спросим. Вот идёт Коля Будилов, наш обычный простой ленинградский буддийский монах. Заурядное имя и фамилия -- это последнее, что только и осталось-- то в нём земного.
-- Коля, скажи, пожалуйста, нашим читателям, легко ли сохранить статус буддийского монаха в пределах обычной коммунальной квартиры?
-- (С одной стороны, это, конечно, не очень легко, потому что всегда очень много предложений. Особенно они начинаются после того, как все вокруг узнают, что ты -- буддийский монах, предложения так и сыплются, некоторые девчонки, прослышав, приходят даже с другой стороны соседней улицы для того, чтобы предложить, так что лучше, может быть, про это никому не говорить, пускай думают, что это вы просто очень застенчивы, что, впрочем, примерно то же самое. С другой стороны)
Это сделать легче, чем, практически, в любом буддийском монастыре. Что касается лично меня, то я бы никогда ни в один из них не поехал. Там только хуже. Буддийские монахи -- они все проходят специальную тренировку. Присутствие противоположного пола не должно оказывать на них ровно никакого воздействия. Жизнь христианских монахов -- ну разве это пример для подражания? Разве в этом есть какое-нибудь искусство владения собой?! Они нарочно удаляются от всех женщин, а увидев женщину, бегут её общества, шарахаются, как раз именно потому, что владение своими чувствами у них на исключительно низком уровне, практически, на нуле, они исходят из предположения, что, будучи ввергнуты в малейший соблазн, они точно не смогут ему противостоять и будут ввергнуты в пучину позора.
-- Один мой хороший друг,-- говорит Коля,-- до того как прийти к нам он был некоторое время христианским проповедником, жил на обете безбрачия в обычной коммунальной квартире. Однажды в рассеянности, задумавшись о загадках астральных сфер, о чём мы с ним как раз перед этим так хорошо поговорили, он открыл дверь туалета -- а там было на самом деле занято, просто недостаточно хорошо заперт замок. Там сидела на горшке и срала девочка 17 лет из другой квартиры, неизвестно, кто её пригласил, худенькая, маленькая и рыженькая, с озорным бесёнком в глазах, она всего только что и сделала, чтобы его победить -- она не стала стыдясь поспешно бешено вскакивать, а вместо этого, будто не чувствуя неловкости ситуации, она просто встала и улыбнулась ему, вот такою-то малой ценой далась ей эта победа. И так хороша была эта девушка, что он не выдержал этого соблазна, а, взвесив на одной ладони все свои религиозные достижения, а на другой -- все простые прелести тела этой девушки, он очень быстро и легко принял это решение, он вошёл к ней туда и сразу же овладел ею.
После этого он понял, он вообще-то неглупый парень, что в его религиозной жизни нужно что-то менять, ему срочно нужно что-то делать с любовью. Потому что если любовь мешает тебе заниматься религией, то на фига она тебе, спрашивается, сдалась, такая религия. И пришёл к нам. У нас проводится гораздо более серьёзная тренировка в плане любви... Много практической работы для достижения совершенства. А так -- что он, спрашивается, видел! Все утолщения и утончения строения человеческого тела он изучал по анатомическому атласу...
Буддийский монах, он даже закрыв глаза в состоянии самого прямого контакта с женщиной должен всё равно находиться в состоянии полного самоконтроля. У нас проводятся такие тренировки, показательные выступления на кухне...

"Может ли мужчина дружить с девушкой?"

Он так однажды разговаривал со своим учеником, почти уже выпускником.
-- А ты мог бы, интересно, провести целую ночь с девушкой, и ни разу с ней за всё время, ну, ни одного единственного раза... ты понимаешь меня...
-- Нет, думаю, что я бы так не смог.
-- Это говорит о том, что тебе нужно в этом плане довольно много ещё совершенствоваться, покуда это у тебя начнёт получаться. Каждый, кто интересуется такими делами серьёзно и хочет воспитывать из себя профессионала, ему обязательно нужно практиковать такие взаимоотношения.
Я, например, после того как немного натренировался, могу это делать с легкостью. Я много раз проделывал это с разными девушками, так что теперь у меня не вызывает какой-либо неловкости или затруднений. Будь, пожалуйста, уверен, что девушке это тоже будет нормально, что девушка от тебя вовсе не обязательно ждёт, и не любая, что ты будешь проявлять вокруг неё очень большую активность и принимать разные позы. Девушке это тоже самой нужно -- чтобы был элемент простого человеческого общения.
"Ах, было б только с кем... поговорить..."
Девушки неоценимы в общении. Только в девушке можно найти идеального друга, преданного и верного. Таким другом мужчина никогда быть не сможет.

Девушка, она, знаешь ли, может представлять собой прекрасного друга, она, можно сказать, самою природою предназначена для того, чтобы быть прекрасным другом мужчине. Это только начинающие так думают, тебе вовсе не обязательно пускать сок в её присутствии, ты научишься и сможешь обходиться без этого. Тебе это не будет больше нужно. Ты очень скоро поймёшь, что с девушкой может установиться очень хорошее взаимопонимание, она может тебя понять во многом таком, что не поймет мужчина, ты ей даже и расскажешь многие вещи, которые бы никогда не рассказал мужчине.
-- Я где-то читал, что у одного была девушка, очень, кстати сказать, симпатичная так чисто внешне, можно сказать, красивая, хорошо развитая фигура, так вот, они были знакомы и дружили каждую ночь, они сидели вместе целыми ночами, но занимались они не любовью, как можно было бы подумать, а занимались они трансцендентной философией. Тот человек, он был очень доволен, он говорил, что для любви у него есть девушки другие, гораздо менее красивые, просто как у людей, но эту, особенно красивую, он держит только для трансцендентной философии. Он говорил, что вместе с ней, в её присутствии, глядя на неё, он может постигать такие глубины, которые никогда бы не достиг без неё, ему становится многое послушно, открываются тайны мироздания. Применение девушек в трансцендентной философии незаменимо, оно поможет нам докопаться до глубин.
(Недаром раньше при занятиях магией, при составлении разных рецептов очень часто были незаменимы некоторые секреторные выделения, взятые от девушек, но только обязательно очень красивых. У многих народов было принято приносить в жертву девушек, тоже для этого выбирали самых красивых, тоже, казалось бы, зачем, когда можно либо выбрать для этой цели никому всё равно не нужных дурнушек, либо просто этого не делать, а использовать девушек для любви и деторождения, так нет же, на это всё равно шли...)
Сюжет прост: мальчик очень много занимается трансцендентной философией, и очень хочет дружить с одной девочкой. Он находит в этой дружбе нечто другое, иное, потрясаящее, чего, он знает, дружба с мальчиком ему никогда не даст и дать не может. Некоторые тайные магические связи, которые возможны только между женщиной и мужчиной, особое единство, колдовство души. Он думает о том, как бы это особое и трудноуловимое, что между ними есть, нечаянно не разрушить, а напротив, наоборот, укрепить.
Для нормального занятия трансцендентной философией присутствие молодой девушки невозможно ничем заменить. Понимание некоторых вершин доступно только им, только в них мы находим образ и глаза ангела.

"Лорелея, Лигейя"
Он много читал об одном молодом человеке, у которого была прекрасная девушка. Им бы с ней любовью заниматься, но они вместо этого по ночам занимались трансцендентной философией. Когда девушка открывала новый толстый прекрасный том, уже очень поздно, в четвёртом часу ночи, лицо её сияло вдохновением и волосы её сверкали огнём. Тайны трансцендентной философии таяли при её прикосновении, как от лепестков роз.
Он искал давно и никак не мог найти прекрасную девушку, чтобы её так уговорить, чтобы можно было заниматься с ней не любовью, а трансцендентной философией. Он очень боялся, что иначе в трансцендентной философии для него останутся такие закоулки и тайны, которые без прекрасной девушки ему никогда не понять. Ему нужна была такая, чтобы он сам мог полюбить её всем сердцем, не прикасаясь к ней.

Супружеская пара: монах и монахиня

Была ещё одна пара, которую они случайно встретили в своей жизни, и которая оказала потом очень большое влияние на все их последующие занятия и успехи. Монах и монахиня. У них были самый тяжёлый наказ, у обоих -- светсткое монашество. Быть может, многие не знают, но есть такой институт, и в общей сложности более тысячи монахов, мужчин и женщин, живут в миру. Самое главное для верующего человека -- это спасти душу. Сделать это легче всего в монастыре. Но монастырей на всех не хватает, и это не всегда входит в задачи, чтобы спасти душу возможно самым лёгким путём, так что некоторые получают более сложный наказ -- монашесткую жизнь за пределами монастыря, да ещё так, чтобы окружающие не смогли догадаться, что в жизни этого человека есть что-то особенное.
Они оба получили этот наказ. Он очень соответствовал внутреннему духовному устремлению обоих: они от природы были очень застенчивы. Как же им удалось познакомиться, несмотря на всю застенчивость? Они оба считали, что им просто очень повезло. Они решили жить и помогать друг другу выполнять свой обет, это было обоим значительно легче, чтобы у окружающих их людей не возникало слишком много лишних вопросов.
Или был ещё другой вариант, как эта пара могла познакомиться, никто не знает, никто не может сказать, как же оно в действительности было. Возможно, что они сначала познакомились и поженились, а потом, до того как первый раз попали в постель в брачную ночь, решили сами возложить на себя такое обязательство. Так им обоим было бы легче. Они об этом возложенном обете никому даже и не говорили, им было ни к чему, они и вообще-то были неверующие, и потому не состояли, естественно, ни в какой церковной организации.
(Др. вариант, из тетрадки, на выбор.)
Супружеская пара: монах и монахиня. У них самый тяжёлый наказ -- светское монашество, так что они живут в миру. Они сами на себя это всё взяли, они никого не спрашивали, что такое бывает, и никому не говорили, никакой церковной организации, они вообще-то неверующие, просто им так самим легче (бороться с тяготами жизни и невзгодами дальнего пути). Они очень рады тому, что однажды встретились, разговорились и оказалось, что им обоим это по душе, очень этого хочется. Они поженились. Они давали обет не безбрачия, но целомудрия. Его они свято хранят. Ложась каждый вечер голыми вместе в пустую пушистую кровать, они стремятся оба сохранить навсегда невинность, то есть остаться в смысле психики и знаний в этом вопросе своего рода маленькими детьми, и так же всегда относиться друг к другу.
Их родителей давно нет, но они не смотрят фильмов, запрещённых к показу "детям до 16-ти лет", стараясь оставаться в неведении, сохранить особое состояние детской души, которое их обоих очень устраивает. А просто случилось так, что каждый из них где-то в возрасте 12 лет сказал себе: а я не хочу быть другим, меня устраивает возраст, в котором я сейчас нахожусь, это самый хороший возраст в моей жизни, сколько я смотрю на жизнь взрослых людей, она меня нисколько не привлекает. Они стараются не кончать даже во сне, принимают специальные таблетки для полярников, понижающие эту активность, так что у них нету особенно желания, достижения современной химии, им не нужно очень мучиться. Они стараются сохранить тёплыми и чистыми свои отношения и не испытывать ничего другого по отношении друг к другу.
У них такое взаимопонимание, такое взаимопонимание! Сближенная общими интересами, у них такая дружная семья, какою едва ли могут похвастаться другие! Они, конечно, стараются не ссориться и вести себя обыкновенно корректно по отношению друг к другу, потому что они ограничены в выборе, где же они ещё такое найдут. А как они прекрасно ходят в гости, какое у них взаимопонимание и взаимовыручка!
(Они взаимно прикрывают друг друга. Раз формально они женаты, никому не придёт в голову такое подозрение, что им, возможно, просто не нравится любовь.)
Взяли ребёнка на воспитание -- какое у них взаимопонимание с этим ребёнком! Потому что сами они во многом остаются детьми. Вечером после тяжёлого рабочего дня любят поиграть в игрушки, каждый в своей отдельной комнате. У них у обоих сохраняется, кстати говоря, велоколепная обучаемость.
Они ещё не решили, быть может, они трахнутся в первый раз, когда их ребёнку исполнится 14 и перед ними встанут такие проблемы, чтобы понимать вообще, о чём же, собственно, речь, в чём оно состоит, это удовольствие, чтобы лучше понимать своего ребёнка. Тогда уж, может быть, они и будут считать, что достаточно пожили молодыми на своём веку, достаточно побыли детьми (до 38 лет) и что можно уже это не продолжать, жизнь у них и так была достаточно хорошая.
Но неизвестно заранее, может быть им и не придётся идти ради детей на такие жертвы. (А они взяли себе на воспитание ещё детей, побольше детей, дети все -- как они. С этим у них проблем нет, деньги, слава Богу, есть, они считают, что всегда найдутся матери, способные рожать дитё за дитём, как лягухи, даже бесплатно. Я сам знал одну такую, она пела, лёжа на столе в родильном доме, пела от счастья, от прекрасного весеннего настроения, производя ребенка на свет.
-- А теперь заберите его от меня,-- шутила она, покидая с ребёнком на руках публичный родильный дом. Чёрная, у неё было уже четверо детей, всегда работящая, неунывающая, весёлая и без мужа. С мужиками она не умела и не любила, подолгу не водилась, никогда не допускала к себе домой, желательно, чтобы даже не знали её адрес на случай чего, всё только к нему, а вообще лучше всего где-нибудь в парке в летнюю погоду вечером, где-нибудь на скамеечке, под настроение, поддавшись чувству, при свете сигареты и мелькании огонька зажигалки, не выпуская сигарету изо рта. Её ухажёрам это тоже больше всего нравилось, ей же было приятно, что каждая встреча наполняет её внутри живым и тёплым, она уходит не пустая, болтая на руке своей сумочкой с бисером, а с ценной начинкой, за которую при несколько ином раскладе обстоятельств впору было бы деньги платить. А как почувствует, что всё в порядке, что она снова уже тяжелеет, так сразу начинает относиться к этому мужику на всякий случай уже с прохладцей, только пару раз ещё сдобрит едва образовавшуюся завязь семенем из того же пестика, чтобы не разбавлять, не мешать, это, как говорят, благотворно действует на плод в утробный период, а потом, глядишь, и отходит от него.)
Да, так это о чём я, я не помню, говорил я вам уже или нет, по-моему, говорил, что у них нет уверенности, может быть, им и не придётся жертвовать личным счастьем и узнавать, что такое есть эта обычная взрослая пресная светская сволочь (светская любовь), которую они ненавидят, для того только, что они должны же заботиться о счастье своих детей. Дело в том, что в последнее время среди молодёжи распространилось новое увлечение, веяние, пошла новая волна (вторая война). Все они стали вести себя так же, как эти двое, во многом копируя их поведение, эти двое стали для многих образцом для подражания (оттого-то всё так подорожало). Вот уж не знаю, кто про них капнул или рассказал, кто поведал в органы массовой информации, сами они сторонились всегда и секретились, сторожились. Это теперь стало называться "новое влечение", "новое веяние", "католическая" или "итальянская (парадоксальная, страстная) любовь". Молодой человек теперь просто подходит к девушке, или она к нему подходит, и то и другое разрешено, это по нынешним временам не имеет никакого значения, такова она, нынешняя молодёжь, и говорит тоном, не допускающим размышления: "Давай с тобой дружить!" Или, к примеру, ещё так: "Давай с тобою жить, Юра!" И начинают жить, и живут. Бывает, что это начинается в возрасте 9-10 лет, дети уходят от родителей, но никто не обращает внимания -- ведь половая зрелость тут не имеет никакого значение, а интерес и хорошее тёплое человеческое общение у них уже есть. Снимают на двоих комнату или квартиру. Вместе моются в душе, он немного потрёт мочалкой её половые органы, она ему. И ни у него, ни у неё ничто (в душе измученной моей) не вздрогнет. Нет, всё у них функционирует нормально, культ здоровья, занятия спортом, с этим строго, но просто очень высокая внутренняя дисциплина. К прошедшему поколению, которое не умело владеть собой, относятся с внутренним презрением. Даже не дисциплина, а это у них считается в порядке вещей, вроде как они просто не видят в этом ничего особенного. Здоровые красивые тела, они оба, конечно же, занимаются спортом, и не привыкли стесняться своих движений и своих тел. Когда к ним приходят в гости друзья и подруги, они моются вместе с ними, или они моются сами, потирая друг друга мочалкой, а друзья просто стоят рядом и не прерывают интересной беседы.
И что прерывать-то! У голого тела ничуть не больше и не меньше женственности или мужественности, чем у одетого. В чём-то, может быть, даже у одетого больше, потому что одежда ещё и выражает характер. Во всяком случае их девушка, сразу после душа с молодым человеком, влезает в красивое вечернее платье и тонкие чулки, потому что, она говорит, я хочу сегодня вечером хорошо выглядеть, чтобы нравиться тебе. Жили же раньше как-то люди, когда даже в постели муж с женой всегда были только в сорочках, и никогда в жизни не видели обнажённого тела противоположного пола -- и что же! это ничуть не мешало им изменять или развратничать. И живут же, наоборот, волки или кони все вместе в одной стае, и ни у кого ничто, когда ненужно, не вскакивает, не напрягается, и не царит какой-нибудь необыкновенный разврат.
Всё вообще меняется, двигается в эту сторону. Сначала джентльмены и дамы на общий пляж вообще не ходили ни под каким предлогом, потому купались в платьях, потом в громоздких купальных костюмах, теперь с бикини переходят на полный нудизм, но, в сущности, ничто не изменилось. Наоборот, в одежде у человека больше половых признаков, потому что в одежде проявляется ещё и характер.
Вот и современная молодёжь. Понятно, что на тело у них вообще давно никакой реакции. Когда присутствуешь на утреннем умывании у малознакомой ещё девушки, я не знаю, я человек старого образца, я выдаю своё волнение физической реакцией -- ну что же, она страшно сердится, глядя на торчащую плоть, это неприлично, при девушке показывать такое: куда это неуместное проявление чувств, старый козёл, когда мы едва ещё только знакомы. Нет, говорили мне подруги, в знакомствах с мальчиками главное не выходить за пределы своей возрастной категории. Она такого в другой раз точно ни за что не пригласит, зачем ей эти неприятности, пускай сначала научится следить за собой, и естественно, что попавший раз в такую ситуацию подросток моментально научится, даже в первый раз ошибки у многих не будет, потому что им заранее известно, что реагировать не надо, никто не реагирует, реагировать там, по существу, не на что.
Но у коней в стаде напрягается на поведение. Когда молодая женская особь проявляет знаки внимания. У современных молодых людей не напрягается на поведение. Он такой может часами сидеть со своей подругой, обсуждая любовные отношения с нею же, или с другими девочками, но ничего у него не выскакивает. Ну, ничего особенного, ну, бывает, знакомые люди, те, которые дружат, могут поговорить о чём угодно, не избегая скользких тем.
У них не реагирует, я удивляюсь, даже на прикосновение. Это вообще импотенты какие-то. Они вместе моются, при встрече дружески обнимаются, целуются и -- ничего. Стоит кому-то задержать прикосновение чуть-чуть подольше, чем этого требуют отношения вежливости -- на него уже косо смотрят, что же это он неприлично ведет себя при людях, всё равно как раньше было не принято целоваться в трамвае или же был человек на танцах, который проходил между танцующими и следил, чтобы всегда было расстояние в паре такое, чтобы уж по крайней мере в длину проходила ладонь.
Во многих компаниях даже принято, что, к примеру, лежат девочки и юноши на пляже, естественно, все только голые, ярко сверкают подбритые чресла и перевёрнутые попки, тут подходит ещё один знакомый юноша, говорит: "Привет!"-- мальчики с ним здороваются при этом за руку, а девочки приветствуют поцелуем, прижимаются поочередно грудью, и каждая снизу под себя чуть затвердевшее в приветственном порыве подпихнёт и засунет вовнутрь, прижмется ласково на минуточку, потом снова вытащит, чтобы контакт у них получился ближе, тогда лучше взаимопонимание в дружеской компании, женское и мужское тела вообще так природою подогнаны друг к другу, что смыкаются без зазора, мол, между ними полный порядок, понимание и любовь, отношения -- вообще самые лучшие! При этом бывает подчас, что мальчик подчинённый по работе, а девочка его начальник, или наоборот, и они не переваривают друг друга, но всё равно приветствуют, и равно как стандартная приветственная улыбка на лице приводит к тому, что ты невольно внутренне начинаешь к этому человеку лучше относиться, так такого рода приветствие приводит к тому, что ты начинаешь его немного любить.
Но попробуй только одна из них проявить себя, задержавшись там чуть дольше, чем это положено и предписано правилами негласного этикета, как-то своим поведением показать, что это ей вообще приятно, и она была бы рада при случае это продолжить -- общественность никогда не оставит этого без внимания, сразу же раздадуться смешки и поддразнивания лежащих рядышком на песочке её подруг (подруг!):
-- Ну уж! Ну уж! Вы что, тут при нас женихаться прямо собрались! Кончайте вырисовываться, изображая жениха и невесту! (Строго:) Посмотрите на неё, что она делает с ним, прямо тает! Мы что же, не в цивилизованном обществе, у нас что ли гостиничных номеров свободных нет для этих вещей, или деньги на них не можем заработать! Если совсем невмоготу, то прыгай к нему в машину и валяйте вместе к нему домой, кончать будете дома. Что вы, прямо не можете уже и до дома дотерпеть, а надо сразу выкобенивать тут при всех? Может и писать тоже будете мне в карман или, поскольку мы тут все карманы на себе не носим, то лично каждому в рот?!
Одним словом, эти выдающиеся ребята, монахиня и монах, действительно прекрасно в лучшем виде сохраняют свою молодость и держатся на уровне нового подрастающего поколения. Я советую вам, молодые мои друзья, тоже как-нибудь по свободе попробовать этот способ. Только начинать нужно заранее, самое позднее лет в восемнадцать, чтобы без балды, чтобы действительно ничего-таки и не знать, и никогда чтобы не нарушать этот прекрасный режим.
Ну, я прощаюсь, на сегодня всё, гуд бай!

Ага! Он как раз вспомнил вчерашний случай. Он как раз приставал к одной. Не совсем понятно зачем, у него их и так уже довольно много было.
-- Пойдём, позанимаемся сегодня вечером любовью,-- настойчиво весело предложил он.-- Я как раз только что представил, как это было бы славно сегодняшним вечером -- позаниматься любовью с тобой.
-- Извини, не могу,-- смущённо возразила она.-- У меня тут как раз назрела платоническая любовь с одним парнем. Правда, он об этом не знает. Он уехал на год, но я надеюсь, что он всё же где-нибудь женится на другой и больше никогда сюда не вернётся. И я как раз сохраню покой, который он своим появлением нарушил. Ах, я так люблю его! Ты не поверишь, парень, какое удовольствие я получаю от того, что всегда люблю только его и никогда не нарушаю. Другим девочкам следовало бы больше знать об этом удовольствии, никаких венерических заболеваний, равно как и беременности, никогда бы больше не было.
Это так хорошо, что вот я, такая красивая, и не достанусь никому. Была бы дурнушка, я бы, наверное, очень сильно страдала, совсем бы измучилась от отсутствия мужчин в моей жизни и трахнулась бы с огромной силой с первым же встречным, если бы только мне это кто-то предложил. Хоть даже на дороге и на досуге и скуки ради, без всяких обязательств для него. А так -- я многим нравлюсь, я такая хорошенькая...
Её напомаженные специальным составом волосы слабо блестели в темноте.
Ну что же, подумал он, девочка идёт правильным путём. Не будем её сбивать с толку, это сделает кто-нибудь другой. Чем дольше она сможет продержаться в этом состоянии, тем больше удовольствия получит от неё её первый (это, кстати, не факт, но ничего). Каждому следует не идти проторенным путём, а искать что-то своё, подходящее только для него.
Поздже я узнал, что девочка прекрасно продержалась до возраста 40 лет. К тому времени по свидетельству гинекологов она была уже единственной девушкой во всей Ленинградской области.
Молодчина! Крутая!

Прежде, чем что-то сделать в первый раз, стоит несколько раз подумать, потому что в прежнее невежественное состояние вернуться никогда уже не сможешь.

Знамя девственности.

Очень хотелось. Так хотелось разобраться и узнать. Оказалось... Ну нет, не то чтобы ничего особенного, но если вспомнить, чем для этого было пожертвовано и что до этого было.
Многие девочки, я знаю, в этот момент даже не думают о том, что стоят перед каким-то выбором. Сделать или не сделать? Если сделаешь, то всегда потом пожалеешь.
Я своим ученицам всегда объясняю, чтобы они знали, что до первого спанья с мужиком они имеют нечто большое, с чем вовсе необязательно нужно распрощаться. Если кто-то оказался гордый и сохранил это, как знамя, на всю жизнь -- очень немногим удаётся это, и это действительно было бы очень большим достижением, чем можно было бы гордиться. А так, например, детей много нарожать -- этакое любая может... Я теперь, например, понимаю, что я бы так очень хотела, но ничего уже не могу вернуть, а они могут, ну так значит им очень нужен мой совет, я даю им его, все хорошенько объясняю, что им нужно делать, а что нет, многие слушаются, что ты думаешь, у меня в группе много таких, которые и взаправду ещё девочки, я думаю, если они пойдут у меня на поводу... Я хотела бы их научить, чтобы они навсегда так и остались, это бы я считала очень большой своей преподавательской удачей.
Девственность до очень позднего возраста, возможно, лучше всего, вообще до самой смерти -- по-моему, это уже начинает становиться популярным, я буду участвовать в пропагандировании...

"Вернись ко мне, Сольвейг!"

Это было тогда, когда ещё только начинались большие космические путешествия. Отправлялся первый ракетный корабль, про который было известно, что он прилетит на Землю не раньше, чем через двести лет. За это время на самом корабле времени пройдёт совсем немного, так что экипаж космического корабля не успеет заметно постареть.
Космонавт улетел на один год, но на Земле должно пройти тем временем 300 лет. Его девушка очень хочет его дождаться. Со времени его отлёта она бережётся, фактически, не живёт, а только ждёт его. В результате, она встречает его на космодроме, постарев всего только на 40 лет -- прекрасный результат.
Он просто не мог не лететь. Решался важный вопрос относительно его исследования. Это полностью была его работа и во многом его изобретение, это было делом его жизни и только благодаря ему стало возможным.
Она прекрасно понимала это. И она решила ждать. Она прилагала огромные усилия. Она хотела встретить его. Во-первых, это нужно было просто дожить за этот срок, превышающий срок обычной человеческой жизни. Её многие отговаривали от этого, подруги, говорили, что всё равно невозможно.
Но она решила, что докажет. Она очень хотела дождаться. Ей нужно было во что бы то ни стало снова видеть его.
Правда, в чувствах его она не была уверена, ей не было понятно, станет ли он любить её любою, не глядя, на сколько она постареет и во что превратится за столько лет. Так что в её задачи входило не только дожить, но также сохраниться, не постареть.
И она принимала специальные меры. Она прочитала ряд книг, но, поскольку практическо такого опыта никто никогда не проводил, всё в основном она выдумывала сама. Она просто прислушивалась к своему внутреннему голосу, голосу любви, который должен был ей безошибочно подсказать, она верила в это, что голос научит её в деталях, что ей и как делать.
Прежде всего, нужно было не расходовать себя, поменьше расходовать себя. Нужно было никого не любить, ни с кем по возможности не общаться. Нужно было работать, это ей бы едва ли помогло, если бы она вообще ничего не делала всё это время. Но она всегда выбирала работу таким образом, чтобы работа была предельно однообразной, как в тюремном заключении.
Она знала как научный факт, что дольше всего живут заключённые, приговорённые на очень большой срок в тюрьме. Один, например, был приговорён за все свои заслуги на двести лет, так ему настолько хотелось выйти хоть когда-нибудь, что он прожил всё это время и вышел. Её очень интересовал этот опыт. Это было в Англии, там в тюрьме каждый день кормили овсянкой, так вот, она перешла на овсянку каждый день.
Она, конечно же, разработала для себя специальную диету. Диета заключалась главным образом в том, чтобы просто очень мало есть, почти ничего, и она систематически сокращала себе рацион, и в конце концов перешла на почти только чистую воду.
Естественно, никого не любить. Не поддерживать почти никакие отношения. Не разговаривать. Она почти за это время разучилась говорить, расчитывая на то, что после того, как она проживёт триста лет в таком законсервированном состоянии, всё в ней сохранится, и она всему заново научится.
Она практически всё это время не жила. Все жизненные процессы в ней понемногу затухали, пока почти что не сошли на нет.
Один доктор, очень заинтересовашийся этим явлением, однажды замерил её пульс и дыхание. И то и другое было более чем в пять раз медленнее, чем у всякого нормального человека.
Доктор этот давно уже умер. Он, конечно, очень был заинтересован этим как природным явлением. Но у него не было такого серьёзного стимула для того, чтобы он мог законсервировать себя на триста лет. Ему было гораздо интереснее прожить сейчас столько, сколько ему положено было прожить, что он и сделал. Даже его статью не стали очень охотно печатать научные журналы. Такою возможностью никто не интересовался.
Конец у истории довольно хороший. Когда он сходил с трапа своего космического корабля через триста лет, в толпе встречавших он увидел одно знакомое лицо.
Она, конечно же, всё же довольно-таки постарела. Но не совсем. Она была в законсервированном состоянии. Ну ничего, он ей помог, её заново выучили ходить, она начала есть, и потом так шаг за шагом у неё восстановились все жизненные процессы.
Он если перед полётом ещё не очень к ней относился, то теперь понял её настоящую любовь, очень её оценил и привязался к ней, хотя она теперь была физически старше его, а перед полётом она была моложе, но они жили вместе потом ещё довольно долгое время.

В последнее время они в своих сражениях на батальном полотне простыни часто променяли индикатор удовольствия. Это такая лампочка на палке, её поднесешь к человеку, если он в этот момент как раз получает удовольствие, лампочка сразу же загорается, удовольствие больше -- лампочка загорается ярче. Чаще всего эта лампочка у людей вообще не горит, только вспыхивает на мгновение, в самый последний момент, даже те, кто действительно умеет, не знают, как можно продлить настоящую большую радость. Они повесили эту лампочку над своей кроватью и в своих упражнениях старались делать так, чтобы лампочка достигала своего наибольшего накала и горела на своём этом наивысшем уровне максимально невозможно долго. Вначале это удавалось не очень легко, после легко, они добивались этого, как спортивного результаты, ждали его, как кубка награды, увеличивая рекорды, усиливая степень и продлевая время накала. Потом наступил предел, связанный просто с физическими возможностями, которые у этой пары были, увы, ограничены: они осунулись и похудели, организм отказывался идти дальше с риском полного истощения, нервная система не могла больше воспринимать удовольствия, этакий пароксизм радости. Она в наивысшей точке прямо-таки заходилась и теряла сознание от смеха, испытывая на кончике острия чувство подобное щекотке. Потом наступил спад, быстрый, как ночь, непредсказуемый и неудержимый, они всеми силами, они всеми силами пытались поддержать пытались поддержать горение горение угасающей лампады, но как раз всё большие усилия и давали всё более отрицательные результаты. Это до них доходила, хотя и с очень большим трудом, бессмысленность всей основной ситуации -- стоит ли прикладывать столько усилий, чтобы поддержать свечение всего лишь какой-то лампочки.
Да, эта лампочка была очень удачным изобретением, чтобы понять, что такое есть удовольствие, к которому они так старательно стремятся -- одна только лампочка накала. Каждый раз, когда кончается день, над квадратными белыми аэродромами в миллионах квартир под проливным потолком загораются такие лампочки. Люди в поту стараются, как бешеные, чтобы только у себя в доме зажечь такую ещё одну. Если у него, к примеру, всего только нет для этого девочки -- талантливый мальчик способен оторваться от своей учёбы и ехать за ней возможно даже на совсем другой конец города.
А вот наши герои, наши друзья, они сделали для себя открытие. Они поняли, что они довольно трудились, и так чересчур много корячились на какую-то там только лампочку, они не хотят больше быть её рабами, хотят добровольно, взявшись за руки, вместе выйти из-под её опеки.
Как только они это поняли, лампочка над их постелью по волшебству вспыхнула ещё один раз на мгновение до того как перегорела и погасла окончательно, и оба они остались в приятной темноте, чему были ужасно рады.

-- Вообще-то я -- опытный мужчина,-- сказал он, обернувшись и склонив голову на пороге.-- Но я не хотел бы портить ничем иным всё то горячее, что между нами уже и так есть. Ты можешь мне поверить, что это, хотя и в высшей степени приятно, всё же портит, когда между людьми есть ещё и что-то другое, большее.
Она послушно терпела такие между ними отношения в течение более чем полгода.
(Потом не выдержала и трахнулась практически с первым встречным, кто только попался та её дороге и предложил ей как-то вечером. Он воспринял это известие, этот её поступок, как откровенный развал (развязался пупок), как полное предательство его идеалов, как повод для разрыва отношений, который он и так долгое время искал, просто раньше повода не было.)

Сюжет простой: мальчик хочет дружить с одной девочкой и говорит ей об этом. Он находит в этой дружбе что-то другое, иное, чего, он знает, дружба с мальчиком ему никогда не даст. Некоторые тайные магические связи, которые возможно только (во сне) между женщиной и мужчиной, особое единство, взаимосвязь и родство души. Он думает о том, как бы это особое и трудноуловимое нечаянно не разрушить, а наоборот укрепить.

Они поклялись не расходовать свою любовь, а наоборот укрепить её, сохранить и в старости похоронить её между камнями.

"С любовью справлюсь я сама, а вместе нам не справиться"

-- Ну, почему же не справиться,-- сказал он.-- Я буду помогать тебе, поддерживать, укреплять духовно, чтобы было легче. В наиболее тяжёлый момент, возможно, назначу какое-нибудь лекарство, но только ненадолго, чтобы лекарство не забивало свежих искренних чувств.
В последствии они перешли к более серьёзным испытаниям, по типу того, например, чтобы пролежать вместе обнажёнными всю ночь, и не заныть, не сломаться, не поддаться искушению, даже не прикоснуться случайно друг к другу за всё время -- вот это вещь! Стандартное галантное испытание, через которое когда-то любой рыцарь должен был пройти прежде чем он сможет получить по-настоящему любовь дамы. Это только кажется, что тяжело, а на самом деле ничего особенного, все проходили, ни один этот экзамен никогда не завалил, и не ломался, психических травм не было, у всех спокойно получалось.
Вначале это трудно, и платонические любовники все ночи проводят не смыкая глаз. Любовь такого рода более долговечная, чем просто любовь. Глаз не сомкнуть ещё и на следующую ночь до утра, и на другую ночь тоже не спится. Но потом ничего, проходит. После уже ломает сон. А далее привыкаешь уже и каждую ночь спишь. Потом привыкаешь уже совсем, и на каждодневную бытовую наготу другого человека перестаёшь обращать всякое внимание. Перестает хотеться, перестает даже и возбуждать. Не видишь ничего больше особенного в этой наготе. Тогда это говорит о том, что можно начать вести себя посвободнее, более раскрепощённо. Можно уже начать пробовать прикосновения. Результатом длительной тренировки и вершиной совершенства является ситуация, когда у него на неё уже решительно не встаёт, и не встанет никогда, она ему просто во всём свой человек, и ни с чем женским не ассоциируется. Что угодно делай, он её больше не хочет -- и всё. Оба имеют отношения за пределами этой свадьбы, каждый свои, никого это дело ни чуточки не смущает, их обоих очень устраивают особого рода взаимоотношения, которые смогли установиться только у них, ни на что не похожие, особые, ничем не омрачённые. А любовь нормального рода -- о! этого барахла каждый из них может иметь много, столько, сколько захочется, они оба по-своему очень даже симпатичные ребята, и довольно-таки развязные, умеют себя вести с людьми, у них у обоих с мальчиками, с девочками -- не задерживается, они имеют этого себе столько, сколько это им нужно -- вот и все. Для гигиены, для поддержания здорового тела. Для души же они общаются друг с другом.

Она некоторое время входила в общество любителей такой любви, так они там дошли уже до такой степени совершенства, что, встречаясь, мужчина и женщина из того круга сразу же шли в ближайший туалет, это у них был такой выработанный ритуал только для членов их оттренированного коллектива, предмет вежливости. Как у других дружеских групп бывает принято, что женщина и мужчина при встрече в знак приветствия целуются. При этом всё может происходить даже между людей, даже если сколько хочешь свидетелей -- ничего, они же ничего плохого не делают, только целуются, не больше же, ни один из двух не имеет права даже и подумать о любви, если хотя бы один при этом задержался на поцелуе хоть чуточку дольше, чем это могло бы кому-то показаться, если погладил другого ну хоть ненамножечко нежнее, если хоть чем-то дал понять, что получает от этого любовное удовольствие -- ну что ж, это сразу тогда становится очень неприличным, и другой стороной за это принимается очень большая обида, и можно сразу попать под товарищеский суд чести.
Вот также и у них, только у них ритуал был немного другой, чуть сложнее, чем просто поцелуй, они сразу же шли в туалет, спускали все с себя снизу, и он ей засовывал туда внутрь. Только ненадолго, и сразу вынимал, а задерживаться там на сколько-то -- это сразу уже являлось потерей самообладания, недопустимой среди цивилизованных людей, каждый из которых должен быть приучен контролировать свои эмоции.

Случалось ли с вами когда-нибудь, что вы купались голыми с какой-либо особой противоположного пола и НЕ состояли затем в интимных отношениях?
(В их клубе они регулярно устраивали встречи такого характера.)

Это ещё есть неплохое упражнение для развития навыков такого рода. Это ходить всем вместе в общественную баню. Ходить в баню одной компанией мальчикам с девочками, или нескольким супружеским парам. Это практикуется, например, в Германии. Проверка самообладания состоит в том, что у мужчин, например, что если ему понравится какая-нибудь одна из девушек в компании и он просто подумает о том, то у него сразу вздувается, набухает и вскакивает одно место, а без штанов всё это сразу очень заметно, очень неприлично, в нарушение всяких правил, того, кто так ведет себя, немедленно выгоняют из компании, так что все чувства приходится держать под жёстким контролем. Можно, конечно, вместе купаться и на нудистском пляже, но в бане лучше, жар хорошо способствует возбуждению, делая задачу более трудной.
Очень полезное упражнение в плане раскрепощения человека, в плане перехода его в более природное естественное для него состояние.
У немцев очень хорошо разработан ритуал мытья в общественной бане, они знают эти вещи. Например, кто-то рассказывал, что его познакомили с одной очень симпатичной девушкой, и потом встал вопрос, не сходить ли им вместе помыться, так, чтобы там был он с этой девушкой, и ещё одна супружеская пара. Так вот девушка сказала, что нет, нельзя, это так не делается, одно дело, если бы они, например, были уже женаты, то было бы можно, или, напротив, если бы они были заранее незнакомы, а только там бы уже и познакомились, то тоже можно, ну а они как раз только в таком деликатном процессе знакомства и интересуются друг другом, ну, тогда, значит, нельзя.
Но всё равно, например, если какой-то мужчина питает нежные чувства по отношению к чужой жене, то это сразу же ведь может и обнаружиться.
Хотя, с другой стороны, он ведь может всегда сказать, что это у него обнаружились чувства к его собственной жене, правда, и ему всё сойдет.
Вот это, по-видимому, и есть та причина, почему нельзя вместе тем, у кого нет ещё формальных отношений, потому что тут чувства нечаянно и могут обнаружиться. Например, он, может быть, хотел бы поиграть некоторое время с ней и не признаваться ей в любви, но после того, как она увидит, что у него вскочило, она же все поймёт и узнает, что он у неё в руках, это даст ей неоспоримое преимущество.

Распространились альтернативные виды любви

В последнее время появляются очень многие молодые пары, которые подолгу гуляют вместе и не хотят переходить к взрослым супружеским отношениям. Стремясь не следовать примеру взрослого мира, у которого, как известно, ничего хорошего не получилось, они не хотят этих отношений вообще. Они говорят: -- Так мы узнали больше про любовь и взаимопонимание.

Фестиваль "Против музыки".  

Название газетной заметки про это: "Новое время приносит с собою новые и лучшие способы знакомств.


Начало основного текста заметки.

Снова стали в моде детские виды любви. Стало модно двум молодым людям, подойдя друг к другу, быстренько сняв или приспустив трусы, показать половые органы, а потом быстренько, прикрыв снова всё одеждой, мирно разойтись. Это было ни чем иным как просто выражением взаимной симпатии.
Форма считалась очень прогрессивной. Молодые (а вместе с ними и не очень молодые) пары старались перед этим свести к минимуму любовное предисловие, чтобы словами, ничем таким особенно-то предварительно не возбуждать друг друга. Это больше, чем приглашение на танец, но меньше, чем танец. Просто проявление взаимной симпатии, ни к чему не обязывающее. Если тебе, например, нравятся все девочки в твоём классе, то ты имеешь право так запросто со всеми и "перезнакомиться". Это меньше, чем со всеми перетанцевать.
Чтобы потом расходиться было легко, чтобы сходиться тоже было легко, безбоязненно и бездумно, чтобы ни для кого не представляло с раннего возраста загадки устройство органов противоположного пола, чтобы каждый, наконец, имел в жизни гораздо больше таких встреч, чем ранее позволяли его далеко не безграничные чисто физические возможности в случае если бы правила вежливости по прежнему категорически требовали заканчивать любую такую встречу традиционным актом.
А так между парнем и девушкой (а между зрелым опытным мужчиной и женщиной, возможно, даже в ещё большей степени) устанавливается после такой встречи легкая незримая воздушная связь, особая неповторимая теплота отношений, большая даже, чем если бы они действительно потрахались. Трах вообще стал в последнее время меньше цениться и рассматриваться скорее как уступка голоду, потакание низменным и пустым чувствам, потому что трах несет в себе легкий холод на конце отношений, а такая встреча(так сближает! она так чудесно сближает!) -- только приятное тепло. Появилась даже такая устоявшаяся завсегдашняя форма приглашения (всё равно как перед танцем подойти и вежливо галантно слегка наклонить голову), простая и стандартная, как когда спрашивают лишнего билетика: здравствуйте (девочки! прошу прощения, но) не пройдете ли вы сейчас со мной за кусты или хотя бы вон за то дерево, или вы просто зайдете следом за мной в женский туалет -- мы бы так с вами тогда славненько могли бы (позаниматься) познакомиться -- и оба уже прекрасно знали (как о моде на джинсы), о чём, собственно, идёт речь. Все знают, что у тебя на уме, так что можешь говорить спокойно и ничего не стесняться. Некоторые люди (а также и не в меньшей степени некоторые девушки) простаивали в своей самой хорошей одежде возле зданий театров часами, считалось, что возле театра под часами -- самое хорошее место знакомств, потому что публика вываливает из театра вся в чём-то одухотворённая (духотой театрального помещения, подмостков) и возбуждённая, или же они простаивали просто возле подъездов часами в надежде, что кто-то появится, и знакомились, знакомились... В своём же кругу, на вечеринках друзей и прочее, всё вообще только тем и занимались, что знакомились, это оказалось гораздо интереснее, чем разговаривать, выпивать или танцевать. Как правило, как от приглашения на танец никто не отказывался -- ну как же можно отказать просящему стоящему прямо перед тобой смотрящему на тебя на тебя большими большими влажными голубыми (для примера) глазами настоящему теплому живому человеку в такой малости, и это вызывает местный маленького значения скандал, все оборачиваются, слушай, смотри, вон там кому-то отказали на танец, все соглашались. В том числе знакомились и парни с парнями, и девушки с девушками -- ну что же здесь такого-то! все же знают, что это можно! это просто позволяет тебе немного лучше узнать человека, с которым ты дружишь или работаешь -- это всё тоже приводило к очень большому потеплению отношений между ними, растормаживая общение больше даже, чем между противоположными полами, потому что снимало никому не нужную излишнюю предубеждённость и напряжённость. А некоторые люди, кстати, закрепощены в пределах своего собственного пола ещё даже больше, чем с противоположным, в этом плане это тоже являлось очень полезным.
Разрешалось потрогать, пощупать, прикинуть размер и взвесить на руке, оценить фактуру и жёсткость волос, цвет кожи, проверить и предъявить своё, сравнить, высказать строгим тоном, надвинув очки на физиономию, свои предложения и пожелания, как при уборке территории, последнее особенно важно, как в школе проверка чистоты рук при входе в класс,. Это совсем другое, чем в общественной бане, там, хотя места все и открыты, а хуже, чем если бы они были закрыты, там считается зазорным надолго останавливать свой взгляд на чужих органах, высматривать для себя, у кого он очень бледный и маленький, и он стесняется его показывать, даже среди мужиков старается поворачиваться боком или другой стороной, а у кого, напротив, очень волосатый, смуглый, тяжёлый и большой -- здесь тебе, пожалуйста, смотри сколько хочешь, для того-то и вся затея, чтобы ты посмотрел. Посмотришь -- у тебя сразу вырастет доверительность к этому человеку. Это подсознательно и всегда работает, у тебя будет где-то глубоко к нему некоторая душевная теплота, кто бы он ни был.
Очень хорошая открытая процедура. Она и очищает тебя изнутри, лучше, чем молитва. Это начисто поглощает любую затаённую застенчивость, глыбу, уничтожает скрытую скованность, как будто ты только что признался другому человеку в каком-- нибудь постыдном эпизоде лжи из своей жизни.
(Я ожидаю, вообще, падение популярности этой процедуры где-нибудь через десять, пятнадцать лет, все просто привыкнут и она станет ненужной, но сегодня она так сближает! очень хорошо сближает).
Одна знакомая девушка по секрету сообщила мне, что буквально вошла в раж, она больше не хочет ничего другого, и думать ни о чём не может, как однажды в детстве ей собирались ставить пломбы сразу на семи зубах, она тоже говорила, что всю неделю, не могла думать ни о чём другом, а только об этом, вот и сейчас она часами стоит в чёрном свитере возле театра после его закрытия, и заходит за угол поочерёдно с людьми самого разного пола и возраста, и всё знакомится, знакомится. Ей всё интересно, и у стариков как что выглядит, и у маленьких детей. Она признавалась мне, что всю жизнь до этого она неосознанно больше всего завидовала тем её приятельницам, которые подхалтуривали операторами в кабинете грязелечебницы, у которых есть всегда такая возможность поглазеть куда там они хотят. Для них ничто не представляет секрета, они видели этого так много, что могли бы даже подводить статистику, и по внешнему виду молодого человека могут заранее с достаточной надёжностью предугадать, как это может быть у него устроено, какой иметь цвет, размер и так далее. И вообще эти сёстры, они делились с ней, как это бывает, что вот стоит молоденький мальчик, весь из себя голенький, он, собственно, и не болен ничем, так, пижонит, и она прямо всегда чувствует, что ему приятно, когда мимо проходит молодая девочка и имеет возможность поглазеть на него. Она очень хотела тогда вместе с ними сколько-то поработать, что-то ей там помешало, не помню.
(Хотя не совсем, все же, она мне объясняла, если точно говорить, то не совсем. Медсёстры в кабинете, они сами ведь никогда не раскрываются, это минус, сближение в этом случае, общение является в чём-то только односторонним. Но, однако ж, и люди проходят через их руки чаще всего почти что совсем невозбуждённые -- это очень большой плюс!!-- здесь же пока дойдешь за угол с мальчиком, то он чаще всего уже сколько-то возбудится, а это не то, уже не то, что хотелось бы, вдобавок, это запрещено правилами игры, они начинают в этом случае стыдиться своего преждевременного порыва. Всё равно они немного возбуждённые, даже если в кабинете грязелечебницы, успокоил её я, ты только не волнуйся так. Она провела рукою, мизинцем, по своему алому, как растрескавшийся спелый гранат, нежному и самому секретному местечку -- это мы как раз в этот момент с нею "знакомились", хотя и были уже до этого не один раз "знакомы" -- и показала мне результат своего напрасного "страдания", "стояния", накопившуюся изнутри -- слизь, прекрасный указатель.)
Она только теперь поняла, как она, оказывается, всю жизнь завидовала этим своим подругам-медсестрам, а пойти туда самой подрабатывать почему-то просто смелости не хватило, нахальства, внутренней заводки, тогда было недостаточно, накопилось за всё время просто очень много. А вот теперь жизнь устроена более справедливо, лучше, и у неё зато тоже появилась такая возможность.
Я со своей стороны рассказал, что у меня был приятель, который в определённом возрасте выбирал профессию, в какой институт поступить, и он сделал довольно быстро свой выбор, он пошёл в медицинский и учился очень много лет для того только, чтобы потом стать гинекологом и каждый день пристально осматривать эти органы разного цвета и возрастов. Он считал, что это прекрасная профессия, но мне кажется, что я знаю, что в действительности обусловило этот его выбор. Он был из ребят очень-то не уверенных в себе, из нас тогда в конце школы не больно-то многие знали, как вообще выглядит женский орган, а тогда казалось, я подчёркиваю, только казалось, что может так получиться, что вообще этот орган никогда и не увидишь, и не узнаешь, как он устроен, а это было бы ужасно обидно, больше всего на свете, и вот, чтобы только гарантировать себе, что он к этому органу рано или поздно будет подпущен, он и поступил в институт, всю дорогу очень хорошо учился, лучше всех остальных ребят, так сильно ему хотелось. Всем нам хочется, чтобы допуск к женским местам был основан на чём-то объективном, всех нас больше всего беспокоит, что, даже если ты во всех отношениях очень хорош, и по учёбе у тебя самые хорошие показатели, женщин это всё равно ровным счётом ни к чему не обязывает, они могут всегда отказать тебе, подарив себя напротив самому последнему бездельнику и лентяю. Хочется обезопасить себя, чтобы очередь поглазеть в этот орган предоставлялась тебе за то, что ты отказывал в чём-то (своем, во всём) себе и очень хорошо учился, работал...
Так или иначе, я уверен, что долгий процесс обучения на гинеколога начинают только люди больше жизни влюблённые в женский орган, которые понимают, что лучшее, что может быть в жизни -- это всю жизнь только и смотреть, что в эту огромную (глыбу) дыру, как в микроскоп.

Вообще самое главное с женщинами -- это органическое общение.

(Она продолжала рассказывать:)
Она объясняла: -- Невозможно описать, до чего становится приятно во всём теле; совсем как бы уносишься из этого мира, появляется полное удовлетворение, растворение в окружающем мире, ощущение счастья, а также отсутствия всякого желания. Охватывает удивительное чувство: хочется только покоя, покоя, который ничем не должен нарушаться, и он не нарушается, с каждым следующим знакомишься уже гораздо легче, все проходит как на мази и безо всяких затруднений, природная застенчивость как будто бы растворяется в заводке, её больше нет, нужные слова сами приходят на ум, нет больше никаких проблем с общением, полное понимание с полуслова, тебе ничто не мешает, всё удаётся, все проходит безо всяких затруднений, значительно легче, чем с предыдущим. Это несказанно прекрасно, как обезболивающее лекарство, не чувствуешь никаких сомнений или страданий, а просто уносишься в другой мир.
Дамы очень внимательно слушали эту историю, им нравилось больше всего то, что есть возможность поглазеть спокойно и в открытую на ненапряжённый орган, который для многих до этого момента представлял почти что полную загадку, за полным отсутствием загара отвратительно бледное сплошное просто белое пятно. Всем "знакомства" дарят неоценимую возможность в позднейшем возрасте, где всё будто бы уже мимо, взять реванш за неудачи детства, в котором все, конечно, "знакомились", это опеределенный период, возраст в детском саду, когда дети "знакомятся" со строением противоположных органов, внимательно разглядывая их друг у друга, всё это, конечно, очень скоро забывается, но кое-что остаётся, особый возраст, прекрасный, определяющий, по существу, как у ребенка сложится впоследствии вся его дальнейшая жизнь, какие будут его отношения с другими людьми, очень важно, всем хочется потом ещё и ещё, едва ли кто-то насыщается, мало кому детских "знакомств" бывает достаточно на последующую жизнь. Всем хочется наверстать.
А взрослые свидания любви -- они всегда целенаправленны, они подчинены жестким правилам этикета, это что-то другое, не то, они нисколько не дают отдушины, напротив, только сковывают, создаётся дополнительный дефицит чистой откровенности, детской целомудренности, неприкрытого обаяния и чистоты.
Но, конечно, ещё большей откровенности и глубины знакомства, доверия достигают люди, которые неприкрыто мочатся друг у друга на глазах. (Например, она сидит на горшке, а ты ей читаешь при этом стихи. Приятно? Приятно.) Старинный и совершенно безотказный приём для достижения внутреннего взаимопроникновения и просветления, эдакий европейский путь дзен, когда ещё в древней Элладе существовали специальные (совместные) монастыри, не мужские и не женские, где заточали в одну келью на долгое время мужчину и девушку, и чем-то таким друг перед другом они там занимались (в течение долгого времени, сначала ещё упорно боролись с собой, пока удавалось полностью в достаточной мере погасить застенчивость, но удавалось быстро, для этого всё было и задумано, поскольку другого места испражняться не было, оно помещалось посередине маленькой комнаты, торжественно и официально, как алтарь). Для этой же цели в нынешнем городе Ленинграде существует сеть (особых кооперативных туалетов) из нескольких закрытых независимых клубов, несколько платных совместных туалетов, куда в любое время дня можно за деньги прийти и...

Они вступили в контакт в дискотечным бизнесом. По их инициативе в городе переоборудовали подавляющее большинство дискотек. Было очень немного таких, которые так и остались реакционными и не желали меняться. Большинство последних было ориентированно на средний или более старший возраст, а этим в старшем возрасте вообще ничего такого уже не нужно, кроме разве что футбола, политики и сохранения мира таким же, каким он когда-то был, чтобы легче было предаваться ностальгическим воспоминаниям, в то время как ни на что другое они уже не способны и не интересуются. К сожалению, это невозможно, история всё время идёт вперёд, мир не может не меняться.
Рядом с танцами теперь было принято устраивать три туалета: мужской, женский (для лиц с необщительным и нелюдимым характером, таких, которые ничем вообще не интересуются, кроме самих себя, и привыкли всё делать сами, в том числе и любовь, только непонятно, с другой стороны, зачем таким замкнутым занудам вообще дискотеки -- ни к чему! они на них не ходят!) и смешанный -- для отправления той нужды, которую мужчины и женщины естественно всегда чаще всего справляют вместе, либо просто для тех, кто не зануда и не подлец, не хочет портить всем удовольствие и не хочет ничего делать в одиночестве, отрываясь от общества и от коллектива.
Вскоре уборные для одиночек вообще перестали пользоваться популярностью, пришли в запустение, в них никто не заходил, даже сантехнику было гораздо приятнее работать в смешанной, и они все вышли из строя.

Был ещё один эпизод, который заставил его очень хорошо поверить в важность туалетной этики. Однажда, дёрнув за ручку туалета, он неожиданно обнаружил, что какой-то шутник поменял таблички мужского и женского, в результате чего он, по ошибке, попал в женский. Но он нашёл в себе мужество не исправлять ошибку и довёл дело до конца, отважно шагнув внутрь помещения. Молодая в высшей степени симпатичкая девушка сидела мирно-скромно на горшке и срала. Это произвело на него очень большое впечатление. Девушка настолько понравилась ему, что, не раздумывая ни минуты, он сразу же овладел ею.
Он потом подумал о том, что явилось такой большой причиной удачи для этой девушки, что она так сумела легко победить и завладеть его сердцем, что обычно удавалось далеко не каждой из его учениц, учениц у него было много, и на всех его категорически не хватало, далеко не с каждой из них он мог себе это позволить. А эта девушка, она и ученицей-то его не была, просто случайно забрела в эту часть коридора.
Он сначала ещё некоторое время старался сдерживаться, думал, что это он просто немного поболтается внутри её и уйдёт, но потом всё же не смог устоять перед свежим ароматом прелести, обаянием её чистой юности и кончил так, что у него зазвенели барабанные перепонки.
Настоящая свободная любовь процветает на основе свободной логики, выраженной на стенах туалета: ХАЧУ -- ДАЮ.

Ну его на член.

-- Я уважаю любовь,-- сказала девушка,-- только простую и незатейливую, не требующую ничего от тебя, неприкрытую, как акт дружбы, похожую на рукопожатие. Я хотела бы, чтобы мужчина входил внутрь меня, как к себе домой, сбрасывал туда семя, как будто бы ставил подпись под договором (подпиську), такой штамп, без которого договор недействителен, означающий, что всё, точно, никаких сомнений быть не может, что он очень хорошо ко мне относится, потому что выполнил всё до конца, как положено, как принято у порядочных людей. А женщина я хочу чтобы участвовала в этом как подруга, как будто в очень сплочающем людей процессе совместного получения удовольствия, примерно как в бане.

(От автора, несколько личные заинтересованные соображения.).
Интересно, что я буду делать, когда у меня кончаться воспоминания детства, которыми я только и живу, которыми я исключительно питаю своё творчество? Что станется тогда с моею популярностью? Что станет с моим кошельком?
Ничего, не кончатся, это только шутка. Для того человеку и дана целая жизнь, чтобы вспоминать и перевспоминать, чтобы переосмысливать несколько замечательных детских лет. Это -- точка отсчёта, золото высшей пробы.
Вся жизнь художника -- это только всё более и более глубокое проникновение в тайны своего детства. При этом неудивительно, что Лев Толстой в годы своей преклонной старости вспомнил, наконец, как его крестили. Согласно распространённой версии, он пошёл за чем-то на кухню или к любовнице, которых он в своей деревне имел во множестве, по дороге забыл, за чем идёт и что именно ему нужно от бедной женщины, но зато он вспомнил, как его крестили -- такая дубина! такой здоровенный человечище!

Ещё об альтернативных способах любви, призванных сохранить для населения большого города супружеское счастье и предотвратить развал семей.

Бывают такие публичные дома, многие их любят, в которых девочки не показываются и не выходят к вам полностью, а высовывают одно только своё местечко в специальное такое окошечко вроде унитаза и так сидят, а с другой стороны проходят мужчины, выбирают по цвету а размеру такое, которое им больше всего понравится, со временем у постоянных посетителей заведения вырабатывается в этом деле индивидуальный вкус, и просто тыкают туда (А с другой стороны стены им на это, бывает, говорят: -- Это ты мне не тыкай!) Характерно то, что этот дом, он может быть очень хорош не только для мужчин, но и для женщин, туда ходят многие очень порядочные женщины, их привлекает анонимность (онанимность). Есть два варианта: интимные кабинки на одного, и большие обшитые кафелем сверкающие чистотой комнаты наподобие писсуарных, где мужчины отдельно и женщины отдельно во время всего этого в ходе этой гигиенической процедуры сокоотделения могут общаться и при этом своими вздохами-охами слегка подзаводят друг друга. (Есть отдельные комнаты, так называемые миньетные, где любители и поклонники этого отдельного специфического вида искусства также могут общаться предельно анонимно: мужчины выставляют своё хозяйство в дыру, женщины подходят и делают им, но никто не имеет возможности видеть личность другого и общаться на личном уровне). В центре города таким образом устроены многие общественные туалеты, мальчики заходят слева, девочки справа, можешь там отправлять свою простую нужду, если хочешь, а можешь тут же рядом -- другую, и никто никогда не узнает, очень удобно (и очень приятно!).

Они не любили дома, они чаще всего выходили вечерком на угол в такой туалет. Внутри они всегда узнавали друг друга. Или же им обоим казалось только, что они узнают.
Он говорил: -- А я сегодня сразу узнал тебя!

Нет никакой необходимости полностью раздеваться, это очень удобно при съёмках про это заведение рекламного эротического кино, не нужно ничего показывать, неминуемо скатываясь при этом в порнографию, нет, всё остаётся мирно и прикрыто, в особенности женское отделение выглядит красиво и хорошо, полусидят женщины на таких специальных стуликах, опершись локтями о подушечки, и кончают одна за другой, видны их радостные просветлённые лица, удобно то, что ни одна женщина не просидит на этом горшке не востребованной слишком долго, захочешь -- просто заходи туда, плата весьма умеренная, поскольку администрация вкладывает не больно-то много своих средств и ни за что ответственности не несёт. Вот так мы восполняем дефицит человеческого прикосновения, нам очень часто хочется, чтобы другой незнакомый человек нас просто потрогал, столько бы бесконтрольного и бестолкового секса по углам стало бы ненужным и можно было бы сэкономить на нём время и силы, если бы люди время от времени имели простую возможность просто потрогать другого человека, только желательно не через одежду, а прикоснуться непосредственно к телу в любом месте, людям не нужно было бы столько секса, если бы только на каждом углу было бы по отделению тач-терапии .
Мужское отделение тоже выглядит ничего, довольно прилично, торчат из стены в рядок попки с мочалками, свисающими от них книзу, иногда подходит мужчина и закрывает всё это собой на некоторое время, потом проходит дальше.

Ещё один сюжет по этому поводу появился недавно в общественном журнале, приводим его.
"Доильщицы".
Обычно при воинских подразделениях, иногда в монастырях и часто в мужских общежитиях всегда держали одну женщину, которая выполняла свои особые функции -- доила мужчин. Должность эта была введена в связи с тем, что это очень доступно и дёшево, чтобы мужчины могли мыслями так много не отклоняться от выполнения своих прямых рабочих обязанностей, чтобы молодые ребята так часто в самоволку не бегали. Причём они не просто так, а у опытной женщины всегда был не менее чуткий и к каждому отдельный особый подход, чем у хорошей доярки к корове: она относилась с вниманием и лаской и массировала всего мужчину, а не только его хоботок-окончание. Мужчины её любили и после некоторого привыкания только её подпускали к себе, в этом плане мужчина -- существо капризное, относится к доильщице ещё более придирчиво, чем корова к своей доярке, причём, равно как на одну корову всегда приходится несколько доярок, так и у мужчины есть всегда некоторый выбор, которую из доильщиц до себя допустить, и чаще всего мужчина прикипает сердцем только к какой-то одной. Она обязательно должна быть заботливая и нежная с внимательными и чуткими и предельно чистыми, как у прачки, прямо пахнущими мылом руками. Только безупречная чистота рождает доверие, потому что мужчины всегда придают своему органу очень большое значение.
С недавнего времени такая услуга была введена во всех платных общественных уборных. Как правило, женщины эти внимательны и очень добры, посетители остаются их услугами очень довольны.
В женском освободительном журнале появилась статья следующего содержания.

Новые виды любви для замужних женщин

С недавних пор стало хорошо известно, что по-настоящему современные женщины на производстве предпочитают платонические виды любви. Это значит, без лишних прикосновений. То есть, когда молодой мужчина подает признаки симпатии, всё это очень хорошо встречается и поощряется, но дальше игра искусственно замораживается на стадии знакомств, то есть на той самой стадии, которая обычно и есть наиболее одна интересная для женщин.
Вот что пишет одна их таких женщин. "Он всегда дарит мне цветы. И кроме заразы-мужа у меня есть ещё белый рыцарь. Я не хочу доводить дело до постельных отношений. Возможно, нас обоих устраивает эта игра такой, какая она есть, а может быть, я и мучаю его, я не знаю, но в этот раз мне до этого никакого дела нет, я хочу не идти у него на поводу, а проводить всё так, как мне больше хочется, чтобы хоть от этой моей большой симпатии могу я единственный раз в жизни получать удовольствие сама, а не только забесплатно дарить его кому-то.
Постель связана с огромными сложностями. Сложности такие, что этой радости и не захочешь. На тебе остаётся его запах, он не уходит даже после того как ты принимаешь душ. Нет, муж, конечно, ничего не уловит, но остаётся страх что как бы он не уловил. Твой воздыхатель, он продолжает возбуждать тебя, думаешь о нём всё время, а кому это нужно. После упоительных и восхитительных ласк любимого, а они всегда такие, если в первый раз, скучные будничные надоедания мужа больше не привлекают. Он говорит, ты сегодня была холодна, конечно, он всегда это повторяет, каждый день, с самого дня вашей свадьбы, но именно сегодня его слова звучат по-- другому, и ты стараешься проявлять к нему гораздо больше чувств, чем у тебя есть, при этом ты опять идешь против себя.
Нет, конечно, хотя он мне и нравится, в мыслях и снах я часто принадлежу ему, но допускать его до себя в действительной жизни я бы не хотела. В этот раз я чувствую себя свободной, что я сама принадлежу себе, так что я и буду так для себя делать. Чего бы ему (и мне) это ни стоило."

Девочка пишет автору этой книги. Что я плохого сделала? Мы, как обычно, занимались любовью у меня в постели в моей спальне с одним моим знакомым мальчиком из школы. А что тут такого? Все так делают. Весь наш класс. У кого нет знакомого мальчика, тех справедливо заслуженно поливают презрением, значит, они никому не нужны, с такими никто и говорить не хочет. И кроме того, мы каждый день это делаем после школы, это стало частью нашего расписания. Жить без физической любви -- всё равно что есть ненатуральную пищу, это неполезно для здоровья.
Так вот, занимаемся мы этим, всё как обычно. И тут приходит отец. Каким ветром его занесло? Что ему было нужно? Не мог он, что ли, дальше торчать спокойно у себя на работе? Он, видите ли, что-то там плохо себя почувствовал -- тоже мне оправдание или причина!
Раньше он никогда в это время не приходил, никогда, ни разу в жизни, так что мы чувствовали себя спокойно и уверенно, а теперь всё, теперь спокойно чувствовать себя мы никогда уже не будем и не сможем.
Как он разъярился! Прямо рассвирепел! Он кричал на меня, он кричал на него. Ну скажите, дорогой журнал, ну разве так можно?
Отвечаю на поставленный вопрос. Дорогая Кэтти. Ты должна понять, что родители волнуются. Нужно, во-первых, им объяснить, что вы всё понимаете про возможность передачи венерических заболеваний, в особенности спида, и по этой причине никогда не забываете пользоваться презервативами. Они увидят из вашего ответа, что вы достаточно уже самостоятельные и взрослые. И вы увидете, что им сразу станет легче.
Кроме того, подросткам настоятельно рекомендуем, чтобы шлаки выводились из организма, стрессы не накапливались, а с ними исчезала бы опасная подростковая агрессивность и раздражение на целый свет, любовью -- заниматься, но в прямой вагинальный контакт не входить. Не берите это себе внутрь -- только-то и всего. В последнее время во многих школах вводят этот курс, учат детей проводить необходимое любовное массажирование самим себе. Гораздо безопаснее в смысле спида. И очень удобно, можно проделывать это в любой подворотне по нескольку раз в день.
Горячо советую совместные (невзаимные) мастурбации с объектом своей мечты. Тут не совсем понятно, что является определяющим, что каждый занимается этим всё же совсем не один. Имеет место очень важный момент общения. Момент признания, истины или откровенности, наиболее важный в деле психологической любви. Конечно, приятнее всего играть в открытую, просто показать, когда договариваешься, своей знакомой и попросить вежливо, чтобы она, как девочка и представительница противоположного пола, проследила за всем процессом от начала и до конца. Потом просто проделать это всё при ней.
Но если для этого нет возможности по какой-либо причине, то, в принципе, вполне достаточно, чтобы вторая сторона просто знала, что ты этим занимаешься.
Это бывает удобно, например, когда девочка не отвечает взаимностью. Она не может испытывать с тобою вместе большое чувство сама, потому что чувства у неё, как у всякой другой девочки, ограничены, и она должна беречь их для какого-то другого мальчика, там, я не знаю. (Наш великолепный подход решает всё -- половые треугольники, четырёхугольники; для подкованных людей нету больше никаких любовных проблем, наступает новая эра всеобщей взаимной и равноправной любви, при которой все могут быть спокойны и счастливы.) В этом плане красивая и молодая девочка может иметь практически неограниченное число контактов и сделать очень большое количество парней счастливыми, что также очень удобно.
Вы подходите к ней и просто говорите (зазывающим голосом).
-- Я надеюсь, вы не будете возражать. Я не хочу вас обидеть, но я вас ровно ни о чём не прошу. Я сейчас собираюсь пойти в туалет, и там в тишине в одиночестве я немножечко подрочу. При этом я буду думать о вас. Вам это ровно ничего не будет стоить, я всего-то только и хочу -- чтобы вы знали об этом. Вот я только это вам сказал -- и я начинаю чувствовать, что я уже почти счастлив.
Некоторым этого уже и хватает, после не нужно уже никуда идти никаким маршрутом, потому что они кончают здесь же на месте, не успев до конца договорить эту фразу.
Обычно девочки не отказывают (а показывают). У них сердца отзывчивые, так устроено природой, если в женщине есть доброта, значит, женщина состоялась, кроме того, им это правда ровно ничего не стоит, кроме того, им это приятно, они ведь понимают, что вы можете заниматься и не спросив её (ейного) согласия.

Горячо рекомендуемый мной способ. При этом тела не пересекаются, в то время как души в высоте в воздухе трахаются так, что только пыль столбом стоит.
Высшая степень любви -- это любовь на психологическом уровне. Когда вы только не будете соприкасаться телами, у вас будет оставаться время и внимание, и вы прямо-таки физически почувствуете, как ваши души пересекаются в воздухе.

Простая американская школьница (блондинка, Келли)

Я ей один раз только как-то намекнул, что вот у меня были знакомые, они занимались любовью. Я имел в виду, конечно, что было бы хорошо когда-нибудь и нам. Она сказала:
-- Фи! Зачем, когда существует мастурбация?
Это её так научили в школе. Я забыл сказать, но в школах США сейчас существует специальный передовой курс мастурбации, которая считается вообще очень современным способом выяснения отношений, потому что абсолютно гигиенична и совсем не распространяет спид.
-- Никому это не нужно,-- ответила она в ответ на мои притязания.-- Мастурбация является наиболее совершенным и современным способом любви. Это животные всё время трахаются, потому что они ничего другого не могут. А человека природа наградила руками, в этом и состоит его отличие от животных, ему дана другая прекрасная возможность.
Она училась в школе на одни пятерки и была поэтому прекрасно теоретически подготовлена. Её было трудно переубедить. Что тут возразишь.
-- Конечно,-- сказала она,-- у кого-то может быть такая предрасположенность, что ему мастурбации не хватает. Я считаю это наравне с половыми извращениями. Это нужно сходить к психотерапевту и подлечиться. Уродливое валяние на кровати, втыкание разных частей тела друг в друга. Выглядит неэстетично, как черт-те что, кому это, спрашивается, нужно? Только не мне. Я лично никогда не испытывала такой потребности. Мастурбация гораздо чище и эффективней. Происходит при полной интимности, один на один вместе с собой, никто не мешается. И, кстати, гораздо интенсивнее. Потому что никто другой никогда не может знать твоих нужд и удовлетворить тебя так же хорошо, как ты можешь удовлетворить себя сама. Происходит как простая здоровая гигиеническая процедура. Очень хорошо. Тепло распространяется во всём теле. Приятно.
Тут-то я для себя и понял, что мне в моём возрасте пора уже завязывать ходить за девочками в школу. Мне дальше с ними уже, видимо, не по дороге. Я человек старого времени и никогда не смогу это понять. Для меня навсегда потерян контакт с новым наступающим поколением.
И потом, если эти девочки занимаются только мастурбацией, то на фига мне вообще в эту школу ходить. Мне от них становится ничего не нужно.
-- И, наконец, если хочется чего-нибудь такого, то всегда ведь можно и довообразить, правда?-- закончила она свою мысль. -- Так что и тебе тоже я не понимаю зачем может быть это нужно. Я бы не рекомендовала,-- сказала налитая лучшими соками семнадцатилетняя маленькая блондиночка. -- Не понимаю, зачем это тебе. Воображения что ли не хватает?

-- Если хотите, кстати,-- сказала она, -- если вам-то лично в чем-то не хватает воображения и вы не можете представить меня мастурбирующей, то, у меня секретов нет, я не застенчивая девочка, вы можете присутствовать при моей мастурбации. Быть застенчивой и иметь вообще какие бы то ни было секреты от широкой публики неприлично в нашей стране, где каждый обязан быть счастлив и все темы широко открыты для обсуждения и обозрения. Я как раз сейчас собиралась в туалет, где я должна была немного помастурбировать. Я считаю, что у меня в душе слишком много всего поднакопилось, пора сбросить эмоциональную и физическую нагрузку. Хотя ничего нового для себя вы, конечно же, не увидите, не может быть чтобы вы не видели уже пяток раз, как молодая девушка легко и свободно проделывает эту процедуру для себя или для вас по вашей просьбе, но все же вы можете пройти туда. Вы только не думайте, что ваше присутствие каким-то образом необходимо мне. Мне-- то лично, ведь у меня же есть достаточно богатое воображение, так что мне-то как раз все равно. Но я все же заметила, что мальчикам из моего класса бывает приятно и поучительно посмотреть, как я это делаю -- ну что ж, если это может быть полезно им, если это сделает их более возвышенными и мечтательными, борцами за употребление в пищу всего только натурального и сохранения озонового слоя, если это может и их приучить к тому же, а это, несомненно, самый передовой и современный способ отношений, потому что не передает спид, то почему бы им не разрешить то, что они так хотят в то время как мне это ровно ничего не стоит.
Ну, я, понятное дело, не стал говорить, что я, по правде сказать, и не видел-то такого ни разу, это в мои-то преклонные годы. Я не заставил себя также и уговаривать, желание дамы, а тем более такой молодой, для меня всю жизнь закон. Кроме того, у меня болезнь, когда я вижу что-нибудь, что имеет отношение к любви, совершающееся у меня на глазах, у меня начинается сильное сердцебиение. Я называю это "трахикордия".
Однако, девочка была права, увиденное не произвело на меня сильного впечатления. Все она сделала быстро и умело, без тени чувства, которое она, видимо, считала неуместным или же неприличным, неподобающим случаю. Из нее просто вытекло несколько капель полупрозрачной мутноватой жидкости, почти как из мужчины в аналогичном случае. Женщины в Америке по-другому борятся за равноправие, не так, как в Европе, потому что они очень во многом просто физиологически похожи на мужчин. Она только на секунду зажмурила глаза, все же остальное время она не обращала на меня особенного внимания, но при этом, не переставая, мне вежливо улыбалась как приглашенному гостю. Все происходило, как в кабинете врача.

Мастурбация -- это вооще то, что может иметь очень большое значение в современном мире. Если что-то не получается, если что-то в вашей жизни не так, помните о том, что никто и никогда не сможет вас удовлетворить так, как вы можете удовлетворить себя сама. Никто лучше вас не знает ваших нужд, и никому нет до них никакого дела.
Поэтому в современном мире считается, что для сохранения семьи каждая домашняя хозяйка должна обязательно уметь мастурбировать. Только тогда она сможет удержаться в семье и сама доберёт всё то, чего ей не хватает. Это будет действовать, как витамин, и у неё всё сразу пройдёт, все неврозы и расстройства.
Мастурбация имеет большое значение в жизни людей и начинается ещё с пелёнок. Кто наблюдал когда-нибудь за маленькими детьми, тот знает, какое широкое применение мастурбация имеет в их мире. Это самое главное, чем они любят заниматься, их первая естественная игрушка. Дети очень ценят также любые выделения, то, от чего взрослый человек не приучен получать удовольствие, ну а детям это всё равно. Обратите внимание, как ребёнок часто мочит только что постеленную чистую пелёночку -- мать, естественно, сердится, а он это делает чисто для удовольствия, для забавы, потому что очень приятно бывает свежее и тёпленькое сразу же подписнуть. В действительности же это начинается гораздо раньше. Ещё эмбрион в утробе матери весьма регулярно и интенсивно мастурбирует. Врачи, работающие с компьютерными ультразвуковыми томографами, для которых живот матери почти что прозрачен, привыкли наблюдать положение эмбрионов, и говорят, что очень часто видят их в таких позах, которые только и можно-то назвать самыми недвусмысленными (с рукой, зажатой в промежности).
Это говорит о том, что тем из нас, кто ещё зажат кое-какими комплексами, нужно как можно скорее от них избавляться, чтобы не прослыть слишком несовременными. Следует запомнить, что в этом нет ровно ничего плохого или противоестественного.
Мастурбировать умеют подавляющее большинство современных женщин. При этом многие говорят, что в первый раз этому их научил мужчина партнёр, которого они в связи с этим очень хорошо запомнили и остались ему за это благодарными.
Женщина говорит: -- Он не раз мне объяснял, что очень хотел бы, чтобы я промастурбировала при нём. Он хотел бы посмотреть эту процедуру в моём исполнении полностью от начала до конца, как это иногда показывают в фильмах, когда женщина начинает не спеша, массируя это себе для красоты и кинематографичности наманикюренными пальчиками с лепестками роз, и под конец откидывается, вся сотрясаясь, в испарине, выделяя все свои секреторные жидкости прямо в экран.
Фиг ему. По статистике, очень большое число разводов происходит от того, что мужчины хотят от своих жён то, что они видели на экране.
Ну, дело не в том, что я застенчивая или что-то такое, я, конечно, могла бы с лёгкостью проделать всё то же при нём, что делает эта телевизионная красотка-- невеста, ничто такое при этом не всколыхнулось бы во мне. Но тогда он захочет, чтобы я это делала каждый раз, а зачем мне это нужно?
Женщина говорит: -- Я больше всего ценю в любви спокойное соприкосновение тел. Не очень удивительно, что это лучше всего получается тогда, когда ни я, ни мой партнёр не испытываем такой уж резкой необходимости срочно и немедленно трахнуться. А если так уж хочется трахнуться, то эту проблему лучше даже решить самой. Делаешь всё, как надо, и никто не мешает, и чисто, и быстро, не отнимает времени, и, кстати, гораздо интенсивнее.

(И кстати, ребята: мастурбации могут быть прекрасным средством для общения, нечто такое, что объединяет людей.)
У них на вечеринке они все, мальчики и девочки, поочередно залезали на стол и там "солировали". Это у них так называлось: "солировать". Они делали себе ВСЁ до конца, а другие за этим внимательно следили. Солирование каждого было средством самовыражения, каждый старался при этом как-то ещё выпендриться и сделать что-то особенное. Скучно же смотреть на это всё время просто так.
И кстати, компании, которые это практикуют, которые хотя бы иногда устраивают вечеринку такого типа -- они же и есть самые спаянные. Потому что когда смотришь на то, как человек солирует, то лучше всего его узнаешь. Только тогда лучше всего понимаешь, что он есть за человек, причем, понимаешь не мозгом, а глубоким внутренним чувством -- когда посмотришь, как он при тебе "солирует", то есть делает себе действительно всё то и так, как ему нужно, и как только он лучше всех знает и может сделать.
Вообще потребность в групповом акте любви очень велика. Её часто недооценивают, и напрасно. Человеку очень трудно внутренне побороть в себе это искушение, то, что очень хочется когда-нибудь позаниматься именно с компании, именно на людях. Тогда в этом больше есть эффект общения и слияния, как раз то, что люди больше всего ценят насчёт компании.
Чтобы хоть чем-то заменить этот эффект для тех, кого замучила внутренняя культура, существуют массовые танцы в большом зале.
Но меня, честно говоря, этот вид спорта никогда не интересовал. Я вообще, знаете ли, не люблю заменителей. Я люблю настоящие вещи. И я могу их себе добыть без труда, я не застенчивый мальчик.
Они как раз тогда осваивали оральный секс и (плавно) переходили к взаимным мастурбациям. Они помнят ещё, как их потрясля та простота, с которой можно заниматься любовью или совершать супружеские измены с гарантией того, что об этом никто не узнает.
Однажды он взял в библиотеке книгу, в ней было написано:
Любовь -- это просто подарок (прекрасный отросток) дарованный нам природой! Не нужно ничего, ни времени -- это можно проделать за три минуты -- ни места, не обязательно при этом раздеваться, можно это делать при свете, при людях, в набитом битком трамвае. Если только не корчить при этом счастливые блаженные рожи, как это принято (дело привычки), то можно провернуть всё так, что никто ничего не заметит. Легче и меньше шокирует публику, чем, к примеру, целоваться в трамвае.
Развитая (продвинутая) любовь открывает очень большие возможности. Она значительно увеличивает число мест и моментов, в которые вы можете заниматься. Я обещаю вам, что вы сразу же завоюете женскую симпатию, если просто смело полезете ей за пазуху, потому что там находится нечто, что она ценит дороже всего. Место и время не имеет значения, в трамвае и в троллейбусе днём лучше всего, потому что тогда никто ни на кого не смотрит. И не нужно ничего предварительно ей говорить, не требуется никакой договорённости. Многие из нас уже попробовали эту методику, результаты -- потрясающие. Попробуйте это и вы, оно, честное слово, стоит, если мы можем, то тогда, значит, и вы можете.
Обидно только, что этим нельзя заниматься бесконечно. Если бы было можно, все бы только и делали, что этим занимались. Работа, культура, общественный транспорт -- всё пошло бы по боку и быстро прило в запустение.
Основной закон любви, с которым ничего нельзя сделать, а можно только его выучить наизусть. Этот закон любви определяет все её события:
Количество ежедневно выделяемой и потребляемой человеком нежности ограничено.
Основной закон любви, определяющий все начала бытия.
О ласки любви, что кажутся такими ненасытными и вместо этого насыщают так быстро!
Занимайтесь этим всё время, тогда вы больше сможете.
Всё упирается только в здоровье, только вопрос здоровья. Опять же эта вечная пробема числа раз, с которой совсем невозможно справиться. Если ты сделал это сегодня уже хотя бы только 2-3 раза (с разными девочками) в троллейбусе, тебе трудно это будет повторить в постели, придя домой -- что делать! Уже нету того (задора) пыла и жара, очень жаль, не то удовольствие. Это значит, что с девочками нельзя со всеми, с кем только хочется, приходится постоянно отказывать себе во всём, в самом главном, потому что просто по опыту знаешь, что, хотя и хочется, но на кого-то тебя уже не хватит, это значит, что приходится выбирать, опять же эта ужасная унизительная проблема выбора, беспомощная, беспощадная невозможность охватить всё. Прошедшие мимо (и улыбнувшиеся) девушки -- это недополученная сполна радость и недопрожитая до конца жизнь.
Наконец, девушки и не улыбнутся тебе, и не пойдут с тобой никуда далеко, если у тебя нет достаточно запасов для них в кожаном мешочке. Их ничем не обманешь, когда нечего им предложить, они просвечивают количество содержимого в тебе, как рентгеном (атогеном, прямо режут тебя, сверлят глазами), от них ничто не укроется. Это количество проявляется в твоём лице, когда ты врёшь (а они и не слушают-то никогда именно что ты говоришь, а ориентируются на интонацию голоса) и тебе нужно, чтобы ни одна чёрточка не дрогнула, и в твоей одежде. Я неоднократно замечал, что, бывало, оденешь тоненькую рубашечку, а тебя вмиг вдруг переплюнет здоровый живописный субъект в неопрятных жёваных брюках и ботинках, которые называются прощай, молодость (хотя сам-то он довольно-таки молод). Когда у тебя нету достаточного запаса для них в железах, ты хорошо соврать им никогда не сможешь. Потому что самое главное с женщинами -- это всегда органическое общение.

Женщины придирчивы и требовательны: через любое количество слоев одежды, через любые покровы они видят все одно и то же: количество жидкости, что плещется в твоих семенниках, это то, что им нужно. Они видят тебя насквозь, просвечивая, как рентгеном, от них невозможно ничего скрыть, они узнают это даже по телефону.

Если у тебя есть много этого самого в семенниках, то ты тоже никогда это не скроешь. Точно так же, как и маленькие, большие запасы семенной жидкости совершенно невозможно скрыть. Женщины не дадут тебе так просто простаивать. Если у кого-то есть большие запасы, они это сразу чувствуют и начинают виться назойливыми стайками вокруг него. Приходят к нему в комнату, вертят хвостом и, покуда их не покроешь, не уходят.
К сожалению, в жизни ты получишь ровно столько удовольствия, сколько тебе написано на роду, выполнишь только такое число раз, которое тебе отпущено твоими чисто физическими возможностями, отвечает предписанию природы. Ничего с этим сделать нельзя, можно только подчиниться.
Ей-то, конечно, гораздо легче, любимый приём всех женщин -- это трахнуться сразу с целой баскетбольной командой, при этом она может и кончить-то всего пару раз, не более, никто её проверить в этом не может, зато во всём остальном она получит удовольствие от простого человеческого общения сразу со всеми этими многими, всю радость получаешь только себе, хапаешь в полном объёме.

Ему тоже потом стало полегче, когда (он стал постарше и) у него появились ученицы, они были всегда рады и не требовали уже, чтобы учитель раздевался при них, чтобы он обязательно кончал вместе с ними.
Этому приёму его научил его друг, опытный врач-гинеколог. Он говорил:
-- Вот у меня раньше была одна. Тоже в своём роде ученица. Ходила ко мне на приём раз в неделю. Более полугода, никогда не пропускала. Ни за кого другого замуж не хотела выходить, тра-ля-ля. Были у неё один-другой варианты мальчиков, за кого она могла бы выйти замуж, такая, в общем-то, довольно симпатичная девочка, но она их всех отвергла (ради меня одного).
В первый раз ещё, когда пришла ко мне, садится, значит, в кресло: -- Нет, объясняю я ей,-- чулки можно не снимать.-- Ну, хорошо, вижу, уже расслабилась и подуспокоилась. Шучу ещё что-то по типу того, что: -- Поздравляю вас, вы единственная девушка в Ленинградской области,-- ну и так далее. Всё просто то, что нужно сказать, подобающее и соответствующее случаю.
Смеётся. Потом вдруг говорит встревоженно:
-- Послушайте. Простите, доктор, что это вы там делаете.
(-- Обыгрываю по-новому классический дурацкий сюжет -- девушка-школьница на приёме у гинеколога.)
-- Анализ,-- спокойно объясняю я.-- Это необходимо для того, чтобы закончить ваш медицинский осмотр. Я не могу сделать мазок, не прикасаясь непосредственно к самому месту. Мне нужно будет мазнуть по нему довольно-таки много раз прежде, чем я смогу получить достаточный желаемый результат.
Вижу, поняла. Вообще-то, у пациенток очень большие права. У них есть право, например, в любой момент гневно вскочить из кресла, потребовать себе другого доктора или вообще женщину-врача, если им так больше нравится, то у них есть такое право, но, как правило, никто это не делает (всё-таки большинство до сих пор ещё не извращенки, им с мужчиной внутренне теплее и гораздо приятнее, у мужчины есть то, что необходимо для этой работы, а у женщин-врачей этого нет -- большая любовь к женскому органу, для того, чтобы работать гинекологом, женское место нужно лююбиить). Напротив, многие очень видные из себя женщины, их у меня множество пребывало в кресле, часто бывают более благосклонны и благодарны, чем вот эта в первый её раз, с нескрываемым удовольствием отдавая себя в мои опытные руки. А я своим преимущественным над ними положением довольно-таки часто пользуюсь, потому что, хотя врачи и говорят всегда, что как только он одевает белый халат, что-то в нём внутри меняется, и к телу он испытывает после этого уже только специальный интерес, но это неправда, только для успокоения публики.
Всё это я терпеливо, неторопливо и вежливо объясняю ей. Вижу, всё до неё понемногу доходит, она уже больше не стесняется и по-дурацки не хихикает.
(Только спрашивает полушёпотом шутя:
-- Доктор, а что такое вы делаете сейчас?
-- А ты догадайся.
-- Агххххххх... Я уже догадалась!..)
И, в конце концов, не думает же она, что я буду делать что-то стыдное и недозволенное, не разрешённое теоретической наукой, здесь прямо в кабинете, когда у меня сидит очередь в приёмной и в любую минуту может войти сестра из-за спины, не столько для того, чтобы помочь мне, мне в эту минуту не нужна помощь, сколько чтобы пациентки чувствовали себя спокойно, и чтобы всё происходило очень официально, а не то чтобы просто я с ними наедине.
Ну, так-то она довольно быстро у меня подошла к точке своего наивысшего подъема и, как на горшке, в самый последний момент тоненько беззвучно скривила губки, как от лёгкой боли при уколе в ягодицу, и застыла, ошарашенная, расширенными зрачками шаря по стенам, словно бы ища чего-то потерянного и забытого по сторонам. А я в этой создавшейся мгновенной тишине говорю про себя, чтобы кроме неё никто не услышал (говорить вслух нет необходимости, такая в этот момент установилась между нами как будто бы телепатическая связь): -- Не ищи ничего, Лена! Это просто ушло твоё глупое детство (и началась женственность).
А потом она снова опять спрашивает, на этот раз уже вполне официально, серьёзным голосом и вслух, потому что вполне уже набрала в рот воздух, полностью пришла в себя и взяла себя в руки:
-- И что же теперь?
-- А всё,-- говорю.
Так теперь и ходит ко мне на приём по понедельникам. Она мне очень хорошо для этого подходит: непритязательна, умеет кончать довольно быстро и незаметно, уместно, не вызывая никаких подозрений (и временных затруднений). Горстка влаги вываливается-выливается из неё (из её секреторных интимных желёз) мгновенно единовременно и даже иногда с лёгким журчанием. Я люблю её. Я очень люблю этот физиологический процесс отправления личных отношений. С другими мне бывает сложнее, когда они начинают волноваться или агрессивно, направленно высказывать свои чувства, ожидая каких-то обещаний и продолжения отношений. А этой девочке ничего такого не нужно, она только бескорыстно и чисто каждый понедельник приносит мне частицу себя, частицу своего детского непосредственного восторга, чистой чувственности и ласки.
Часто могут подумать, что я для себя от этих отношений вообще ничего не имею, а просто преследую целью сделать девочке приятное -- вот, к примеру, и всё. Это, однако, не так. Когда женщина у меня в кресле кончает, я, хотя и не получаю непосредственно ничего для себя, но от неё в воздух выстреливается такое электричество, какое-то очень хорошее биополе, наполняя воздух вокруг едва уловимым запахом озона, обдавая тебя изнутри всего благодатным добротным теплом. Говорят, что тот, кто имеет этого много, живёт дольше. Восточные правители получали это тепло от всех женщин в своём гареме, и жили долго, это работало калорийно, почти как пища. Я это прямо чувствую, я потом после этого прихожу домой -- и ничего не ем, и как будто кушал весь день только все натуральные экологически чистые продукты.
-- А что если она заявит в милицию?
-- Не заявит. Она теперь у меня в руках. Это почти так же, как есть про это один научно-фантастический рассказ.

Научно-фантастический рассказ. Бандит-доктор усыпил девушку, которая просто пришла к нему на приём, дал ей чего-то там понюхать. Просто пронёс такую бумажечку у неё мимо носа, а когда она очнулась, всё уже было сделано. Он установил ей хирургическим путём электроды, от которых она каждый раз испытывала любовную кульминацию, когда доктор нажимал кнопку на своём карманном приборе, и управляется эта штука по радио на любом расстоянии.
-- Что же ты, гад,-- сказала девушка, очнувшись, ощутив приобретение, она ещё не знала, что это такое и какую силу над ней имеет.-- Что же это такое ты вживил мне?
И бросилась на доктора с кулаками. Доктор сунул руку в карман. Она упала на колени, лицо её исказилось гримасой счастья от неведомого доселе по силе чувства.
-- Ну что,-- сказал доктор,-- поняла теперь, что это такое, и что это я сделал с тобой? Поняла, что тебе со мной бороться бесполезно?
Она тихо лежала, молчала, но, едва придя в себя и осознав, что с ней, она бросилась на него вновь.
-- Что же ты, гад! Ты же меня лишил самого главного по силе чувства! Я никогда теперь не смогу испытывать любовь по своей воле и просто так! А я её до сих пор никогда ещё не испытывала! Это мой первый раз!
Он снова сунул руку в карман и щёлкнул выключателем, как плёткой. Она не смогла до него добежать и так и бухнулась в одних тонких трусиках на колени. Она ещё раз замерла, а потом присмирела, потому что всё поняла. Она поняла, что она теперь больше никогда ничего не сможет сделать, её жизнь более не принадлежит ей, и она у него стала совсем ручная, как собака на цепи.
-- Я не знала,-- сказала она,-- я никогда не знала, что может быть так хорошо.
А доктор, воспользовавшись своей властью, нажимал и нажимал на кнопку, подавая электрический импульс в эти свои электроды, многократно наблюдая, как она, скорчившись и изнемогая у него на полу, испытывает любовь для него снова и снова помногу раз, и, хотя она уже больше не может, но он снова и снова нажимает эту кнопку, заставляя её переживать любовь, покуда у неё наступил шок от нервного истощения, после него паралич дыхания, и она умерла.

Лучший способ борьбы с женщинами. Долгожданный прекрасный способ, найденный наконец-то, чтобы их приструнить.

Они занимались всё более детальной разработкой методов для развитой продвинутой любви. Вершиной их технического творчества, вершиной их совместных исследований на этом пути и массированных самоотверженных опытов на себе, вживляя в тело разновозможные электроды, стала так называемая Кнопка, гроза ревнивых мужей и жён, причина новой третьей сексуальной революции, сводящая ревность (ненависть и зависть) практически к нулю, делающая её бессмысленной, маленький суперпортативный прибор, всего лишь кнопка, находящаяся у каждого в кармане, которую можно нажать ни для кого не заметно в любой момент.
Выяснилось, что электроды в тело вживлять не обязательно, достаточно только всё настроить на определённую частоту, и можно всё сделать по радио. Если только другая сторона тоже хочет и идёт навстречу с совместными усилиями, ну а это, как правило, всегда и получается.
Величайшее любовное достижение. Чудо современной электроники, вершина инженерного мышления. Никто не понимает до конца, как оно устроено и как работает. Только почему-то оно работает, и безотказно помогает всем. Стоит очень недорого и места занимает немного, так что его носит в кармане каждый.
Представьте себе, что вы стоите на остановке автобуса. Вместе с вами стоит красивая молодая женщина. Вы не имеете никаких проблем знакомства. Вам не нужно ни о чём разговаривать, никуда идти, чтобы где-то искать комнату. Всё, что вы делаете -- это смотрите на неё. Видите её понимающий взгляд, это означает, что у неё в кармане тоже есть Кнопка.
Вы нажимаете Кнопку у себя, она нажимает у себя. Никто из присутствующих на остановке этого не замечает. Хотя некоторые, конечно, замечают, как вы обменялись взглядами, этот взгляд характерный, многие его сразу узнают и понимают, что у вас в карманах Кнопка. Но в последнее время это настолько обычное дело, что никто уже этому не придаёт значения и не обращает внимания.
Нажав ваши Кнопки, ещё до прихода автобуса вы оба, вы и она, проходите полностью через всю гамму любовных ощущений вплоть до самого конца. Полностью точно такие же ощущения, как если бы вы сняли где-нибудь комнату и всласть позанимались бы там. Никаких лишних органических выделений, так что одежда остаётся чистой. Некоторые только усилия нужно приложить для того, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица на остановке, где кроме вас довольно много людей. Но после некоторого опыта обращения с Кнопкой это умение приходит, и следить за выражением лица уже не составляет проблемы. Разве что опытный человек, в упор наблюдая за вашим лицом, заметит в нём некоторые характерные изменения, но никто не станет этого делать, никто не интересуется. Все понимают -- для того она и существует, Кнопка и Кнопка.
Так что, если вы видите интересующую вас женщину на улице, на остановке или в вагоне метро, вам достаточно просто нажать кнопку у себя в кармане, при этом посмотреть на неё выразительно, внимательно подмигнуть или как-либо ещё дать понять, что вы заинтересованы в её ответной реакции. Чаще всего никаких объяснений, ничего такого не нужно, достаточно одного взгляда, потому что она тоже всё прекрасно понимает без слов, вопрос Для чего нужна кнопка? быстро проходит уже даже у самой страшной третьеклассницы, все этим пользуются, все, никто не пренебрегает. Если она в ответ вам нажимает невидимую кнопку у себя в кармане (у вас при этом сердце падает, ухает вниз, как на качелях, когда она, такая статная, чистая и красивая, ещё только запускает руку в карман), то вы оба испытываете сразу всю гамму напряжённых любовных чувств прямо здесь, стоя перед ней, не сходя с места. Или можете отвернуться и идти в другую сторону, от этого ничего не зависит, лавину нахлынувших на вас обоих эмоций уже невозможно остановить. Всё это мгновенно, без всякой подготовки. А как сохранить при этом серьёзную мину на физиономии, как сделать происходящее с вами незаметным для окружающих -- дело умения и привычки, которая теперь у всех есть. Те же третьеклассницы перестают распаляться так страшно, дрыгаться, фыркать, брызгать слюной и кидаться из стороны в сторону уже после третьего-четвёртого раза проб и ошибок. Это дело только общественной установки, если всеми принято, что это можно проделывать тихо, значит, можно. Прохожие, конечно, опытным глазом всё видят и прекрасно понимают, что у вас происходит с этой третьеклассницей, и всё же существуют правила поведения, это всё равно что плеваться на улице, никто не станет этого делать.
Все кнопятся со всеми, это сейчас нормально. Потом, может быть, пройдёт, если будет связано с распространением летучей инфекции, кнопочного радиовируса...
Можно кнопиться сразу с двумя девочками на остановке (или одна девочка с двумя мальчиками, разнообразие комбинаций при этом бесконечно, приятно). Никаких помех или проблем. Вместо баров или дискотек, люди проводят всё свободное время на остановках, проезжают кругами в метро по многу раз. Они стоят, нажимают и нажимают на кнопочку, и кнопятся, и кнопятся. От этого жизнь делается розовой, как женские очаровательные влажные нижние губки. Похоже на волшебный сон.
Но ладно, довольно об этом. (Пора в постель ложиться.) Иначе получится, что каждая моя новая книга -- это описание какого-нибудь дурацкого изобретения, делающего счастливой жизнь.

Потом как-то в другой раз выяснилось, что по такому же принципу можно создать и идеальное оружие, мечту всех военных. При этом не нужно даже видеть человека, достаточно просто точно знать, что он там. Нажимаешь на кнопочку. Не нужно ни прицеливаться, ни чего другого.

Продолжение
Оглавление



© Игорь Шарапов, 1999-2018.
© Сетевая Словесность, 2000-2018.







 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]
Словесность