Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МОЛОДЫМ СУПРУГАМ (посвящение)
("Вечная сказка любви")


"Ты была любовницей, женой"
Вертинский  

Краткая аннотация вещи: Учебник взаимоотношений на примере двоих, которые уже через всё это прошли, и вам больше не нужно. Ну, предположим, я давно собирался написать хотя бы что-нибудь под названием Этика и психофизиология семейных отношений или Как правильно трахаться . Для всех тех смелых, кто всё же решился и встал на этот трудный проторенный путь, кто идёт этим путём, им не позавидуешь, как много ещё через что им предстоит пройти, так вот вам руководство, которое в дороге поможет.


Всю жизнь занимался тем, что писал книги про любовь. Потом познакомился с ней и сжёг все черновики (она настояла).

Она была не очень-то красива, и не больно-то ему нравилась, но женщина всё же, а у него как раз было подходящее настроение, и ей тоже явно хотелось, поэтому с ней было легко, и он решил, он махнул рукой, он подумал, а! ладно, возьму я её, и будет легче дождаться до того, как попадётся другая, красивая, потому что кто может заранее сказать, когда она вообще попадётся, красивая-то. (Другой вариант: так будет уютнее на душе и легче дождаться до завтрашнего вечера, когда у него точно будет красивая, а раньше, до этого -- кто знает!).
Он на неё так посмотрел, что она поняла, что он при этом подумал о любви (другой вариант: что речь сегодня пойдёт о любви). И он со своей стороны постарался, чтобы это сегодня не прошло незамеченным.
Но это ещё ничего не значило: она была довольно-таки хороша собой, при взгляде на неё начинали думать о любви многие.
Много танцевальных (танцующих) пар крутилось (кружилось) вокруг и разговаривали, как любовники в постели, девушки смеялись.

Он говорил: -- Я с бабами не умею, я не знаю, куда им вставлять.

Он учился в школе с неподдельным интересом, но только до девятого класса. А в девятом классе его уже стали интересовать девочки. Он нормально развивался. И с его ровесниками-одноклассниками ему сразу стало неинтересно. Им всем хотелось побегать, в футбол поиграть. А ему хотелось пройтись по бабам.

Ещё один вариант того, как они познакомились, хотя точно неизвестно. Просто разные люди, свидетели торжества, описывают это по разному. Сюжет называется
 

Специалист по гипнозу

У него в доме напротив было женское общежитие. Он всегда наблюдал за ней входящей и выходящей пока наконец решил познакомиться.
-- Но как же мы пройдём без билета мимо вахтерши?-- спросила она. Я по собственному опыту уверяю тебя, что пройти мимо вахтёрши незамеченными -- невозможно!
-- А вот так! Пойдем со мной, я тебе покажу секрет. Он помогает с женщинами во всех случаях. Правда, есть вариант, что делать должен обязательно мужчина, но это ладно. Если не хочешь, чтобы она видела, то всегда делай только так. А ваша вахтёрша, она ведь женщина, правда? Ну хорошо же, я сделаю так, что она ничего не будет помнить.
Когда вошли, он сразу подошёл к вахтерше, сидящей за столиком, и шагнул к ней прямо в конторку.
Вся общежитейская общественность при виде этого слегка обомлела:
-- Опомнись, что же ты делаешь!
-- Здравствуйте, Галочка!-- категорически сказал он тоном, не допускающим вопросов, протянул вперед обе руки, взял её за длинно накрашенные ресницы и с силой коротко надвинул её веки на глаза таким движением, каким обычно надвигают кепку на лоб за козырёк.
Она так и застыла в таком положении. Она не только глаза больше не открывала, но вообще осталась в некотором оцепенении с распростёртыми руками.
-- Когда она очнётся, она не будет ничего помнить, что мы проходили,-- пояснил он.-- Придёт в себя минуты через полторы-две. Это может помочь тебе в общении с любой подругой, если хочешь сделать что-то такое, чтобы она не знала или потом забыла. Попробуй сама -- и ты убедишься.
Она потом очень много раз пробовала -- и всегда получается. И каждый раз вспоминала его с благодарностью, что так пригодился его совет.

Я вспоминаю, как я с нею познакомился потом сам, с нашей главной героиней.
-- Ну что ты так смотришь на меня,-- сказала она.-- Видно сразу по всему, что общаешься ты с женщинами недостаточно много, но при этом женщины тебя всё же очень интересуют. Но не беда. Я проведу тебя в страну женщин. Она начинается в женском общежитии буквально прямо с первого этажа. Настоящая жизнь там только после 11 часов вечера. Мужчины туда, как правило, не допускаются.

Он несколько раз пробовал, когда они сидели вместе, повернуть её е себе лицом и посмотреть прямо в глаза. Сначала у него почему-то не получалось, и он отводил взгляд. Но потом стало ничего, легче, привык.

Она говорила ему.
-- Я довольно долго думала о том, нравишься ты мне действительно или нет. Скорее всего, что, наверно, нравишься, иначе бы я не ходила с тобой, правда? С другой стороны, нравишься ты мне, наверное, извини, не очень сильно. Ну, не так, чтобы из-за тебя всё бросить и на всё наплевать. Это не то же самое, о чём много раз написано в книгах, когда возникает роковая любовь или что-то такое.
Тогда, может быть, не нужно всё это? Я думаю об этом. Я не знаю.
Делать мне это с тобой или не делать? Тот это случай, в котором надо давать, или не тот? Это же не то, что мы с тобою ищем, я надеюсь, оба? Ну так стоит ли связываться?
Он терпеливо настойчиво объяснял.
-- Сколько тебе лет?
-- Мне девятнадцать.
-- Ну так ты просто не понимаешь. Ты не знаешь, не в курсе, как оно вообще выглядит. Нравлюсь ли я тебе? Да, конечно, нравлюсь, я же это вижу. Нравлюсь я тебе самым обычным образом. Сильно. Это только так сильно и бывает. Ты пока ещё просто не умеешь узнавать это чувство. Ну так знай, просто к твоему сведению, что это оно и есть.

По поводу того, как важно иметь некоторое представление о любви и знать хоть что-нибудь о том, куда же, собственно, ты сам идёшь, приведу хотя бы такую притчу.
Одна крыса никогда не знала, что такое любовь. Однажды она съела крысиную отраву. Она не могла понять, что это такое и что с ней. Она крутилась по полу на кухне, барахтала в воздухе лапками и думала, что это любовь.

-- Девушка,-- сказал негр,-- вам нужна моя помощь. Я лучший в мире специалист по трём вещам: ловле белок, порче тёлок и ломке целок.

До того, как к человеку придёт любовь, очень важно, чтобы он был достаточно хорошо подготовлен к ней книгами.

Когда она только увидела его, в нем не было ничего особенного, однако, она узнала его среди толпы, единственно чего ей не хватало, чтобы полностью убедиться, это прикосновение. Она хотела дотронуться до него, чтобы всё точно для себя решить, чтобы окончательно убедиться. Прикосновение должно было сыграть особенную роль, решающее определяющее значение. И она стремилась к нему. Она нарочно подошла и прикоснулась к нему. И прикосновение было правильное, хорошее, как пароль, который подошёл. Прикосновение что надо. И в этот вечер она поняла, что будет принадлежать ему. Да и он, что характерно, понял то же самое. Это было началом их существования как одного целого существа, хотя до этого, конечно, было ещё очень далеко, целая история, длинный-предлинный путь. Они ещё не знали. И не могли знать всего что будет. Им ещё и в голову не приходило, и не могло прийти, потому что кто же это может когда вообразить, что такое может случиться именно с ним.
Опять же первый поцелуй в городском парке. Она, как только они поцеловались, то сразу повернула голову и ушла. Ей надо было подумать. Что-то новое просыпалось в ней. Целая машина чувств, которую разбудили прикосновением. Она там раньше всегда была, эта машина, но просто только сейчас ей повернули выключатель, тронули правильную кнопочку, подрубающую её в сеть. Или разбудили программу, которая раньше дремала.
С этой точки зрения она ходила вечером по парку одна и всё анализировала результаты первого поцелуя. Она всегда читала, что это нечто такое, что должно было бы ей запомниться на всю жизнь. Это должно было всё для неё решить и определить её жизнь как женщины на долгие годы. Она долго готовила себя к этому . Но это оказалось не так, ничего волнующего или захватывающего, просто ткнулась лицом в прохладную плоть, как кусок мяса, ничего особенного.
С момента самого первого контакта, первого поцелуя или первого прикосновения, хотя чего тут такого -- первое прикосновение, таких прикосновений у неё уже было довольно много, первое, потом второе, третье, ну и так далее уже без счёта, девочки вокруг это никогда не считали за событие, но тут что-то дело было не так, было что-то особенное и другого рода, в этом случае всё будет по-другому, она это уже поняла по какой-то причине. Позже, анализируя случившееся, она заключила про себя, что она поняла это даже раньше. Ещё ДО прикосновения она уже знала, что так будет. Поэтому она решила, что всё то, что было у неё раньше с другими мальчиками, теперя как бы не в счёт, этот поцелуй был у неё всё равно что первый.
Она ещё походила по комнате туда-сюда. Что-то просыпалось в ней. Оживали другие мысли, другие чувства. Что-то такое, чего никогда раньше не было. В ней просыпалась новая любовная машина, которая всегда раньше была внутри, но только до поры до времени была отключена.
Она всю ночь ходила, не смыкая глаз. Она не думала, что она вообще на это способна. Ей никогда раньше не приходилось ночь не спать. Даже в Новый год, даже по случаю любви. Она раньше, например, была Соколова. А теперь стала Парамова. Она не могла понять. Как это она стала Парамова. Хотя раньше была Соколова. Нет, дело было, конечно же, не в формальной перемене фамилии, фамилию, в конечном счёте, можно было и совсем не менять, дело не в этом. Просто они оба становились частью одного какого-то целого. Они не могли это объяснить, но с полуслова, а то и вовсе без слов это оба понимали. Имело место точное попадание, настолько близкое совпадение и взаимопересечение душ, которое случается вообще на свете крайне редко, что дальнейшее происходило вообще как бы и помимо их воли. Это какой-то редкий закон природы, похожий на закон всеобщего притяжения. Противиться ему невозможно, потому что никто никогда и не собирается ему противиться. Это, конечно, очень редко бывает, но противление этому никак не входит в этот закон.

Когда новыми глазами смотришь на мир, всё становится значительно более понятным, и по-другому. Она стала гораздо больше всякого замечать. Вон восьмиклассница прошла с глазами маленькой хищницы -- она ещё мало что знает и понимает, но уже чувствует, что в ней просыпается зверь. Как это всё в ней неожиданно включилось! Боже, как легко было жить до шестнадцати лет, когда ничего этого ещё не было нужно, были другие проблемы и безо всего можно было обойтись!

Я росла и расцветала до шестнадцати годов,
А с шестнадцати годов мучит девушку любовь.

А так, глядишь, она уже обращается к своей подруге с такими словами: -- Ну что на меня клитор-то вытаращила!

Они ещё когда только познакомились, случайно взялись за руки, не имея ровно ничего в виду, это было как проверка, как первое испытание, означающее очень много в будущем, хотя они его даже не заметили, их пальцы переплелись (они сами при этом, однако, порядочно перепились), и они, как ни старались, не могли отличить без того, чтобы разнять руки, где пальцы свои, а где другого, это верная примета, что будут вместе всю жизнь, но они тогда ещё этого не знали, не могли знать.

Они познакомились только ещё недавно, но она почему-то сразу поняла, что он будет у неё первый. Нет, у неё и раньше, случалось, были другие ребята, но с этим всё равно всё будет почему-то совсем по-другому. То что старое, все закрыто и не считается, она сама не знает почему и что здесь сыграло первую роль. Скорее всего, что это были те самые дурацкие руки, которые переплелись, и они не могли их поначалу долгое время разнять, будто подчиняясь волшебству гипнотизёра. Потом, когда, наконец, разняли, сразу же переплели вновь, чтобы восстановить забытое ощущение, когда теряешься, где своё, а где чужое тело, каждому из нас так хотелось бы потерять ощущение себя в ком-то другом, только не со всяким это получается, а только с кем-то таким, кто абсолютно, безошибочно подходит, поэтому люди до сих пор настолько отчаянно ищут любви повсюду вокруг (есть такая песня под названием "Мой последний ошибочный друг", её многие любят).

... потому что, начиная любовный эксперимент, никогда никогда не знает, что из этого может получиться. Некоторые легкомысленные индидивидуумы даже и не задумываются

Он тоже сказал ей об этом. Он сказал: -- С тобою я в первый раз понял, для чего вообще целоваться.

Она считала, по тому, как мужчина ведёт машину, всегда можно догадаться о том, каков он в постели. Он думал: по тому, как женщина берёт в рот (сигарету), зажигает её и подносит к губам, тоже довольно о многом можно судить.

Потом, всё время не забывая и не переставая, как это принято, вежливо улыбаться друг другу, проделывали некоторые совместные упражнения в постели. Выглядело, как аэробика. Кувыркались.

Ему нравилось в ней, что она умела кончать всегда весело и с улыбкой на лице. (И говорила спасибо за доставленное удовольствие, как в конце шахматной партии.)

Долгое время, испытывая оргазм с разными мальчиками, она каждый раз заново удивлялась нахлынувшему на неё откуда ни возьмись такому огромному чувству. Но потом перестала: сколько же, наконец, можно.

... и прилегла на краешке, потрясённая глубиной своего оргазма. (Он любил её за то, что) У неё сохранилась очень большая свежесть восприятия: столько раз испытав уже в жизни оргазм, она не переставала всегда заново удивляться ему.

Он сказал ей как-то потом, уже несколько позже: -- Ты знаешь, оказывается, что мы не можем никогда расставаться. Мне нужно всё время видеть тебя. Я, когда даже только недолгое время не вижу тебя, то я ничего с этим не могу сделать, я сразу же забываю тебя. Я забываю твоё лицо. То есть, при встрече я, конечно, сразу же заново узнаю его, но в твоё отсутствие я никак не могу припомнить его и восстановить в памяти. И, что пугает меня ещё больше, я не могу припомнить, когда даже короткое время не вижу, как у тебя это самое расположено, разрезом вдоль в сторону ног или же поперек. Умом я, конечно же, понимаю, что вдоль, и я помню, в принципе, что вдоль, тем более, что поперек это, наверное, было бы неудобно при ходьбе, хотя, с другой стороны, в этом во всём есть какое-то сходство с губами, которые расположены, как известно, поперек лица... Короче если -- не знаю, не знаю... Как только оно хотя бы на мгновение выпадает из моего взгляда, когда я только смотрю на что угодно другое, только не на то самое, это меня тревожит, я начинаю нервничать, потому что что-то такое с моей памятью, я забываю мгновенно и никак не могу вспомнить. Точно так же я не могу вспомнить своё собственное лицо, мне кажется, что я не узнаю, когда увижу его в зеркале. В этом есть что-то общее от моего восприятия меня и тебя, как будто ты и я это в чём-то одно и то же.
Она рассмеялась в ответ: -- Кудесник. Ты играешься со мною... Я понимаю, на что ты намекаешь. Ну, пойдём ещё раз в спальню,-- она привыкла на пальцах высчитывать свое поведение, что она не выскочка, она привыкла правильно не принимать на личный счёт то, что говорят мужчины, хотя она уже тогда понимала, что что-то такое в его словах есть вполне серьёзно.

Продолжение
Оглавление



© Игорь Шарапов, 1999-2018.
© Сетевая Словесность, 2000-2018.







 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность