Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность



        СЛИШКОМ  ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ


        * ГОРОДСКАЯ ЗАРИСОВКА
        * ДЕНЬ ПОД РОЖДЕСТВО
        * РОСТЕПЕЛЬ
        * КОЛУМБ И ГОЛУБИ
        * В ГОРОДЕ И МИРЕ
        * ГОЛОВОБОЛИЕ
        * БЕССОННАЯ БОЛЕЗНЬ
         
        * К СТРАХОВОМУ АГЕНТУ
        * ПРОГРАММА-МАКСИМУМ,
        ИЛИ СПЕШУ ДЕЛАТЬ ДОБРО
        * О ВЕЛИЧИИ
        * ВЕЧЕРНИЙ ПИР БОГОВ
        * К ЖИВЫМ
        * РАС-ТВОРЕНИЕ


          ГОРОДСКАЯ  ЗАРИСОВКА

          То ли не доходят письма, то ли письма не доходят,
          солнце жарит, как из пушки, ветер воет, как не русский,
          мысли падают на землю маслом вниз, как в бутерброде,
          в табаке цыплёнок мёртвый, нос ещё живой в петрушке.

          Шлёп ракеток, мячик скачет, уязвлённый в мягком месте,
          выдь из дому - инвалида катят дюжие бурлАки,
          на зауженной проезжей части - о!скопленье: двести
          или более застрявших в пробковом машинном шлаке.

          Выпить чаю, выпить чаю, выпить можно и не чаю,
          я не чаю и дождаться, не дождался и приветик,
          носик острый, лоб холодный, тихо в сердце, я скучаю,
          папа Карло, папа Карло, я в бревне один на свете.

          _^_




          ДЕНЬ  ПОД  РОЖДЕСТВО

          Голод желудочный выгнал искать бутерброда с тунцом и яйцом;
          вышел на улицу; день ухмылялся щербатой морозной улыбкой;
          остановился пальто застегнуть, оскользнулся, ударил лицом
          в мёрзлую грязь, на асфальте минуту лежал обезвоженной рыбкой,

          воздух хватал, проклиная и зиму, и паче нелепость свою;
          чревоугодие разве должно сочетаться с таким ротозейством?
          после поднялся, зализывать раны побрёл, на груди согревая змею -
          тёплый пекарный трофей со святым на кулёчке бумажном семейством.

          _^_




          РОСТЕПЕЛЬ

          Кривая Ефросинья из сосны
          нетронутый казала левый профиль,
          а в воздухе дыхание весны
          уж чудилось, и загнивал картофель

          по погребам; угрюмый лесоруб
          сосны не трогал - обжимался с елью,
          и лошади подёргивался круп
          под зябкою и частою капелью.

          Но вскоре календарь обман раскрыл,
          загнал весну обратно за экватор,
          и только чёрный взмах вороньих крыл
          тревожил занесённый элеватор...

          _^_




          КОЛУМБ  И  ГОЛУБИ

          Как тот индус эпохи Доколумба,
          я листья коки и орешки колы
          мешаю вместе. Не сбиваясь с румба,
          меж тем приносит почту в pigeonhole'ы

          почтовый сервер, голубь же на блюде
          лежит с голубкой рядом, ветвь оливы
          ещё зажата в клюве. Люди, люди!
          как вы, увы, и я несправедливы

          к питомцам сизокрылым и воркучим!
          А впрочем, уготован колумбарий
          и вам, кто обхожденью не научен
          с немотным царством бессловесных тварей...

          Но, говорят, в Индейском океане,
          на острове есть райская столица:
          туда душа прошедших испытанье
          голубчиков должна переселиться,

          чтоб лопотать на дравидийской мове,
          беззлобно прохиндействовать на пляже...
          Я пью коктейль из голубиной крови
          и думаю: куда же мы, куда же?..

          _^_




          В  ГОРОДЕ  И  МИРЕ

          В садах Деметры сухо, потоп на Арарате,
          сгорели амперметры под вольтовой дугой.
          Мечтает Петербург о небесном Ленинграде.
          Простуженное горло саднит в петле тугой.

          Я думаю о многом, я думаю о малом;
          оккамовская бритва не точена давно;
          беру ловитву в сети с различным номиналом;
          сомненье мне знакомо, и третьего - дано.

          Но не дано второго и первого впридачу,
          сижу почти голодным, кафе горит огнём.
          Талмуд до дыр зачитан, и я тихонько плачу
          над переводом - ночью, над формулами - днём.

          _^_




          ГОЛОВОБОЛИЕ

          ...болит голов культурным вехом,
          лаяет чудище стозёвно,
          на скальп, надетый внутримехом,
          по капле капаются зёрна,
          "попозже", - говорю Эдгару,
          качая маятник протеста,
          хлебнуть черничного угару,
          забыться, нисходя ни с места,
          принять подлетку кашпирина,
          уносомткнуться в распадушку,
          Мари- Ири- Икатерина,
          не будьте сонного из пушки...

          _^_




          БЕССОННАЯ  БОЛЕЗНЬ

          Безродный К. смолит сигары,
          народный Д. путан пасёт,
          природный Л. идёт на нары,
          свободный Я. себя ведёт.

          Свободный я собою вертит:
          бетонный пол, прекрасный пол.
          Подробный план подобен смерти.
          Жестокий Х., верни обол!

          Лимонный уксус жалит жилы,
          кесонной хворью кровь гоня.
          Огромный ключ торчит, как шило,
          в укромном месте у меня.

          _^_




          К  СТРАХОВОМУ  АГЕНТУ

          Застрахуй мой малахай,
          архалук демикотонный,
          мой домашний вертухай,
          проездной мой несезонный,

          корку сыра, кран воды,
          три сосульки на карнизе,
          на песке мои следы,
          вещий сон о бедной Лизе,

          да проеденную плешь,
          да разбитое корыто,
          застрахуй ещё допрежь
          всё, что шито, но не крыто,

          мой расход нетрудовой,
          фигу с маслом, чёрта в ступе.
          Только случай страховой,
          опасаюсь, не наступит...

          _^_




          ПРОГРАММА-МАКСИМУМ,
          ИЛИ  СПЕШУ  ДЕЛАТЬ  ДОБРО


          Лечу от верности любовью,
          рейс 8:40, с голубою
          каёмкой неба серебро.
          Под игры слов я красно баю,
          под иглы снов я призываю
          беззвучный рот: "Глаголь добро!"

          Как надоело прядать духом,
          внимать погоде средним ухом,
          сосать под ложечкою желчь,
          не поминать, как звали, лихом,
          не понимать, взрываться криком,
          мосты глаголом сердца жечь.

          В груди пригревшаяся кобра
          сердечно давит. Новый образ
          осветит, озарит дотла:
          активный образ жизни новой
          я обниму - и стан суровый
          борцов за добрые дела.

          _^_




          О  ВЕЛИЧИИ

          Чем я не Кельвин, чем не Реомюр?
          Я хочу, чтобы мной называли градусник!
          Пусть меня носят гордо, как haute couture,
          оды пишут поэты ко мне, а не к радости.

          Выбираясь пешком из-под письменного стола,
          пролетая орлом над осиным гнездом вспоминаний,
          ампутируя автомобилю все четыре крыла,
          я велик и не буду бросаться чужими именами.

          Боги не попущают ни ложной, ни скромности своих чад.
          Супермену нужна не одна супервумен, а много.
          Так говорил Зороастр, а при нём остальные молчат.
          А судить буду я. И судить буду строго.

          _^_




          ВЕЧЕРНИЙ  ПИР  БОГОВ

          Солёный, влажный тянет с океана
          водорастущей тиною гнилой.
          Сервиз лучится, на тарелках манна.
          Пируют боги, а индус с метлой

          сметает листья пальм, песок, улиток,
          кокосы и лягушек в свой мешок,
          и жар от раскалённых за день плиток
          уносит тоже. Так и мой стишок

          собрал усталость Зевса от всевластья
          и глупость Афродиты, перегар,
          струящийся от Вакха, и несчастье
          торговых дел Гермеса. "Невермар", -

          кричат лягушки хрипло по-французски, -
          "останови мгновение, писец!"
          Но я тайком смотрю за вырез блузки,
          и хмурит бровь ревнивый бог-отец.

          _^_




          К  ЖИВЫМ

          Мои живые! Как любить мне вас,
          неумных, злых и даже не красивых?
          Чем долее валяетесь в грязи вы,
          тем мне яснее, что не всех я спас.

          Мои живые! Как любить вас - мне,
          всевидящему вас из каждой ниши,
          со стен и плит и даже - много ближе -
          из выемки межгрудной при луне?

          Мои живые! Как вас не любить?
          Кого любить, когда не вас? Бесстрастных,
          безгрешных ангелов? чертей моих несчастных?
          Не умирайте... Как мне вас судить?
          Мне страшен суд, и повторяю я:
          пусть минет чаша горькая сия.

          _^_




          РАС-ТВОРЕНИЕ

          Дождик-дождик, кофейней и гуще,
          пуще прежнего лей из ведра.
          Я со влагою быстробегущей
          совладаю: пусть рощи и пущи
          оросит, чтоб вода до бедра

          доходила, и выше, и выше,
          до макушки, до первых скворцов,
          не щадила ни волка, ни мыши,
          заливала хибары до крыши
          и текла над венцами дворцов;

          чтоб поверх разделяющей суши
          (поначалу робея, едва,
          но дотронувшись до рукава,
          силе страсти отдавшись - так лучше)
          реки слились потоками туши;

          чтобы твердь растворилась в пучине,
          а потом объявлю о кончине
          света белого - пусть темнота...
          Чтоб Земли не осталось в помине,
          чтоб безвидна была и пуста.

          _^_



          © Михаил Сазонов, 2002-2018.
          © Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность