Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Последние приключения Винни-Буха и все



    Другая глава девятая (фрагменты)...
    ...В КОТОРОЙ ВСЕ ПРОЩАЮТСЯ С ПЕТРОМ БОРИСОВИЧЕМ, А МЫ ПРОЩАЕМСЯ СО ВСЕМИ:


- Упал боец.
Ему кабздец.

На церковно-славянском это называется эпитафией, - сказал Бух вместо эпитафии. - Или латинско-греческом. А, может, и на греко-римском... ой.





*****


С ужасом и стыдом мы приступаем к изложению последней главы последних приключений Винни-Буха. С ужасным стыдом. Со стыдным ужасом.





*****


- Ну, за Борис Петровича! - закричали Все.

- Не чокаясь, не чокаясь! - закричали Все.





*****


После того, как Петр Борисыч кончил счеты, все стали вспоминать, как его зовут. Звали. И сразу собрались на поминки.

Леонид Петрович?

Нет.

Петр Леонидыч?

Тоже не то.

Борис Леонидыч?

Совсем не так.

А как же? Как же? Как?

Но вспомнили, вроде...





*****


И собрались на поминки все-все-все: Гарри Портер, Чебурашка (маленькая), Пьяноккио, Похмели Пулэн, Бритни Спилс, Хемингуэй, Веничка, Твардовский, Исаковский (это такой советский поэт - но супер (и Долматовский (этот самую пьяную песню написал - "Комсомольцы-Добровольцы"))), Коля Рубцов в шарфике, Костя Кинчев в джинсовой курточке,


впишите своих друзей и знакомых









и себя

и другие...





*****


- Вот, грят, кончил счеты. Ну, ё-мое! Счеты они вон какие - большие, деревянные, с костяшками. Железные тетивы еще. А он - букашка. Был. Ну как он мог?

Ё по-прежнему оставался запряжен в тележку.





*****


- А что, ребят, это у вас здесь на халяву наливают?

- Ты - Крыс?!

- Нет, я Кристофер Робин.

- Крыстофер Робин?!





*****


- А я - Крыс. Слышь, плесни балтийцу. По-быстренькому.





*****


Печальная причина, собравшая Всех, вскоре была забыта. Собственно, никто и не собирался, как сидели, так и сидели. Просто Повод добавился. Сначала печальный, а потом Все развеселились. Вскоре уже пели синькаразина.





*****


На последнем синькаразин!





*****


Неподалеку, положив в рядок на больничных койках, душили императора Павла I, мужика Распутина и генералиссимуса Иосифа Сталина. А хоронили, наоборот, только Брежнева и Ганди (Махатму).

Тут же, поблизости, постоянно взрывали по два дома в Москве и Нью-Йорке: только по два, а больше не взрывали. Бум-бум. И по две водородных бомбы - в Индии и в Пакистане. Бам-бам. В Бразилии сама взорвалась (бам) - но катастрофа случилась во время карнавала, так что никто и не заметил, так что не считается. Однако самый любимый бразильцами танец стал после этого называться бамба.

После гексогена или залитых горючим боингов остаются фрагменты, а после водорода - только пар. Что гуманнее - неизвестно. В гуманизме сложно соревноваться. Кто гуманнее - Брежнев или Ганди?





*****


...Не-е-ет! Сперва подумать было надо!





*****


Кстати, повсюду вокруг по кучам щебня бродили большеголовые большеглазые инопланетяне и лазерами высасывали у Всех мозги.

Правда, Сава успела привязать миску к голове, и у нее ничего не высосали. А как к Винни-Буху пристроились - так только поперхнулись. Ну, опилками. А если б у Савы высосали - тоже б поперхнулись.





*****


Зеленоватые голые инопланетяне ходили и, посвечивая своими лазерами, как фонариками, синхронно напевали на мотив гимна Советского Союза:

Мы к вам прилетели на наших тарелках,
Не надо бояться, мы вам не враги,
Мы скажем вам, в чем состоит смысл жизни,
За это мы высосем ваши мозги!




*****


Тут Кристофер Робин вдруг начал орать сильным сиплым голосом:

Мы спутник уже никогда не запустим
И будем в балете плясать от и до
И теннис мы тоже, конечно, запустим,
Но где победим, так уж точно в дзюдо!

Но вот уж где точно победим, блин, так это в дзюдо!




*****

За столом никто у нас не лишний,
А кто лишний - тот не за столом, -

скрипуче затянула Белая Белочка на другой мотив.

Молодым везде у нас дорога,
Старикам нигде дороги нет.

Но сурово брови мы насупим,
Если враг посмеет нас сломайт.
Ничего другого мы не сможем,
Ведь уже сломайт нас подлый враг.




*****


И пока инопланетяне так ходили, у них были очень маленькие рожки и маленькие вонючие хвостики. И сами они были очень маленькие. И они, конечно, ходили, но очень походили на обычных белочкиных чертенят.





*****


- Вот брошу пить, сразу похудею, - сказал Винни.

- А зачем? - спросил Кристофер Робин. Сам он был довольно грузен.

- Столько можно выпивать только при моей комплекции.

- А при моей, блин, сколько? - раздалось рядом.

Странно, но Кролик-алкоголик действительно пил как Лошадь, а был худ.





*****


Петр Борисович вылез из перевернутого чьей-то нетрезвой рукой или лапой стакана и спросил:

- Сегодня пятница или среда?

- Среда, - уверенно ответил Питачок. - А может, пятница. Ой, он воскрес!

- Талифа куми, - сказала Сава, но, кажется, поздновато.

- А что вы все такие печальные? - сказал Жучков. - Это мне печалиться надо - опять домой не попал.

Но его никто больше не слушал, Все пели мороз-мороз и плакали.





*****


Все даже слегка расстроились, что покойный воскрес. Поминки - это поминки. Повод. А так - просто пьянка.





*****


Кстати бывший покойный в реальности не имел не имени, ни отчества. У него была только фамилия, причем другая - Жучков.

Дело в том, что его папа производил по сто шестьдесят тысяч детей два раза в год, и имен (любых) на всех не хватало. На Хабибулле Этгатовиче, как правило, все заканчивалось. Не хватило имени-отчества и папиному папе (дедушке Жучкова), потому что его папа (прадедушка) был столь же плодовит. Так что покойник был просто Жучков.

- Ну, жена мне задаст, - сказал он.

Задаст-не задаст - неважно.

Будущее все равно за Жучковыми.





*****


- Кристофер Робин! Ты стал Мужик! - горестно воскликнул Винни-Бух.

- А я он и есть. Костя Малиновкин я. Слыхал о таком?

- Отродясь.





*****


- А я слышал, Винни, ты стихи сочиняешь. Почитал бы.

- Ну, стихами бы я это не назвал. Так, песенки.

- А я вот сочинил. Вот:

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ФЕРАПОНТОВО

Здесь водку покупал Рубцов,
Хлебал ушицу Дионисий.
И должен я в конце концов
Здесь и осесть, себя возвысив.

Я дом куплю здесь у воды
Большой, красивый и опрятный,
И будут все мои труды
Легки, обильны и приятны.

Или не будут. Может быть,
Под женин ропоток старуший
Я буду просто водку пить
Варить уху и бить баклуши.

Здесь осенен был Ферапонт!
Сюда приедет даже Путин!
Не стану я как он и он,
Мне и не надо этой мути.

- На припивалку или выпивалку не похоже. Это какая-то прорицалка. Мне сложно оценить.

- А вот еще послушай...

ВОЗВРАЩЕНИЕ В САН-СЕБАСТЬЯН

Почему каждый раз по пьяни
Я говорю о Севере Испании?

Там есть город Сан-Себастьян,
Там всегда я был пьян.

Там разгуливают гордые баски,
Это вам не Пупкины Васьки!

Там загорают девушки без лифчиков,
Открывая прелести для всех счастливчиков

И еще там проходит кинофестиваль,
На который собирается всякая шваль...

- Ну этого я вообще не понимаю. Заграница, Испания, - сказал Винни. - Как можно писать стихи в загранице?





*****


- Ну, Бродский, положим, писал, - сказала Сава.

- Ну, Бродский, положим, не Рубцов, - сказал кто-то. Этот кто-то был я. Я просто проходил мимо. Как кинофестиваль.





*****


- Если есть безалкогольное пиво, значит, есть и безалкогольное похмелье?

- А-а, - сказали Все.

- Как Адольф Гитлер относился к алкоголикам?

- А-а-а, - сказали Все.

- Если бросить пить, что будет?

- А-А-А!!!





*****


А что такое алкоголь? Алкоголь - это такие специальные маленькие прозрачные тараканчики, которые заползают тебе в мозг и превращают тебя в растение, в злак. В пшеницу, рожь, ячмень, виноград, а в основном, в картофель. В общем, во все, из чего добывается алкоголь. А алкоголь - это такие специальные прозрачные тараканчики, которые превращают в злак.





*****


- Понимаешь, Винни, произошло следующее. Но потом следующее стало предыдущим.

А было это так...

После Школы, куда он ушел из Леса, К.Р. учился в Оксбридже. Ему хорошо давались языки. Талибский - как родной, американский - как родной, советский - как родной.

Но после Оксбриджа он не поехал ни в Афган, ни в Юсан, а поехал он в Советский Союз - совсем секретным агентом под именем Малиновкин К.

Но КГБ (а именно, двести пятнадцатое Управление (это перое упоминание о нем в открытой печати (ранее было известно только двести четырнадцатое Управление (превращение любых взрывчатых веществ, что порох, то плутоний - в цветы (в пионы! Идиоты...))))), видя... Не, так продолжать невозможно.

Начнем сначала. Итак, КГБ... а именно, его двести пятнадцатое Управление... видя, как мягко и легко молодой журналист-англофил Малиновкин входит в контакт с британцами, включая ихнего посла-сэра, выкрало его (Малиновкина, не сэра) и за три дня в подмосковном пансионате обработало, обучило английскому языку и заслало в Англию.

Взад.

Причем Костя даже не знал, что он не англичанин. И уж тем более, что англичанин. Несколько раз он никогда еще не был так близок к провалу - например, когда перед камином в Адмиралтействе пел "Степь широкую" или рожал.

А вы еще не были в Адмиралтействе? Нет? Значит, вы не британские шпионы. И не советские! Будете в Лондоне, обязательно зайдите, осмотритесь.

Проходя в своей компании рутинные психологические тесты и проверки на полиграфе, Кристофер Робин попал в поле зрения сверхсекретной службы МИ-217 (естественно, это первое упоминание о ней в открытой печати, а о том, что творила в годы холодной войны МИ-216, лучше не задумываться), которая...





*****


Щязз!





*****


...Просто бывший мальчик из книжки в своей взрослой, а значит, не очень счастливой жизни начал выпивать, а потом все больше и больше, все больше и больше...





*****


- Никогда я не вернусь в Ферапонтово!

Он плакал - веки намокли.

- Сломала меня подлая жизнь!





*****


- А меня?

- А меня?

- А меня?

- А меня?

- А меня?

- А миня? - пискнул Питачок.





*****


- А че у вас все не как у людей? - сказал Крыс. - Пили-пили... Попели. А подраться?





*****


И все они набросились на него и начали его рвать.



... Оглавление ...




© Андрей Налин (NAZ), 2004-2020.
© Сетевая Словесность, 2004-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Людмила Табакова: Сиреневый блюз [День отгорел. Он оставил Вере немного тепла от пепла, немного от остывающих батарей, но окончательно отключил тепло душевное. В закрытое окно рвалась...] Любовь Артюгина: На бесконечном сквозняке [Будем жить - устали умирать. / Я одно скажу тебе, не целясь: / Где-то в позаправдашних мирах / Мы не дотянули до апреля...] Максим Жуков: А страна цветет, расширилась... [Отчизна во мраке. Но дело не в том: / Там есть у собаки свой собственный дом; / Где любят и знают, где пища и кров, / Но где отнимают и топят щенков...] Слави Арутюнян: Стихотворения [купола / в мирном небе / словно зонтики с пальцев Бога...] Александр Чернов: И Леннон такой молодой, и рядом Крупнов как живой [Шестые литературные чтения "Они ушли. Они остались" завершились разговором о рок-поэзии.] Сергей Казьмин: Стихотворения [звонят колокола, / и все бегут, / как будто без них Он не воскреснет / / некоторые даже на такси]
Словесность