Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ДУЭЛЬ

трагикомический  рассказ


Есть одна верная примета. Я не вычитала ее в книжке, не выслушала от бабушки, а вычислила на собственной шкуре. Если с утра тебе не повезло три раза подряд - сегодня не твой день. Смело сворачивай все дела, разворачивайся и иди в другую сторону: спать, гулять, куда угодно. Главное - не упорствуй в своем желании завершить начатое. В противном случае будет только хуже. Так, собственно, и получилось.

Утром я выяснила: у меня кончился кофе - это "раз". Накануне (это не считается) прочла в "Женском журнале", что "квадратные" ногти вышли из моды, однако перепиливать их на модные - "овальные" поленилась. И поплатилась. Одеваясь, порвала остроугольными когтями колготки. Это "два". "Ничего, - утешила себя я, - одену на свидание с любимым новые чулки с рисунком". Уже стоя в дверях, строго сказала коту, просившемуся гулять: "Тебя я с собой не возьму". "А я хочу с тобой!" - возмутился он (Мяв-мяв-мяв!) и потянулся передними лапами ко мне на руки...

"Вау!!!" - завопила я. И не зря. Поскольку это было одновременно "три", "четыре", "пять"! На коленке красовалась моментально образовавшаяся дыра - дорогущие чулки умерли, так и не увидев свет. А я похолодела, осознав: они были последними. (Вот голова-дуршлаг, сколько собиралась закупиться на всякий случай!) Выходит, в платье не пойдешь. Нужно переодеваться с ног до головы. Срочно искать брюки, к ним майку, другие босоножки, сережки...

Короче: я катастрофически опаздывала на свидание с Митей!

Воя как сирена, я кинулась потрошить шкаф. И когда, преобразившись в рекордные сроки, запыхавшись, словно старый паровоз, уже слетала вниз по лестнице, зазвонил мой мобильный.

- Алло, Иришка, это твой любимый и ненаглядный, - пропел извиняющийся тенор.

- Прости, - запыхтела я, - опаздываю на встречу.

- Ты не опаздываешь, - утешил он меня, - потому что нашей встречи не будет. Прости. У меня на работе поломался сервер, и я срочно еду его чинить.

- Надолго? - уточнила я, еще не веря в свое несчастье.

- Как только освобожусь, сразу перезвоню, - абстрактно пообещал он.

- А что такое сервер?

- Не важно. Ты все равно не поймешь...

И это было "шесть": ко всем моим неприятностям любимый обозвал меня идиоткой. Да еще и ("семь"!) свидание перенес.

Тут бы мне и расслабиться: обидеться, отключить мобильник и отправиться в парк нюхать цветочки. Или того лучше - в магазин: покупать кофе, колготки и котячий "антисекс"... И ничего бы тогда не случилось.

Ан нет! Наплевав на все суеверия (возвращаться - тоже плохая примета), я дала задний ход, преисполненная намерений ждать Митиного звонка до победной починки сервера и не думать ни о чем другом. Тут-то и грянула неприятность "номер восемь". Едва я успела закрыть за собой дверь, в нее тут же позвонили.

На пороге стояла его жена.



"Восемь", - машинально подсчитала я про себя.

- Я все знаю, - сходу расставила она точки над "i".

"Девять"...

И деваться некуда. Я сделала несколько шагов назад, давая ей возможность зайти. Худшего не придумаешь. Полный финиш. И самое ужасное - это отнюдь не финиш, а совсем наоборот - только начало.

"Неприятность номер восемь" прошла в комнату и остановилась посредине, с любопытством оглядывая обстановку. Звали неприятность Ольгой. Была она высокой, стройной и, к моему глубокому сожалению, миловидной. Секунду поколебавшись, мадам уселась в кресло, вытянув свои непристойно длинные нижние конечности. В ответ я молча забралась на диван с ногами. Участвовать в данном соревновании не имело смысла: я и без того знала, что ее ноги на несколько порядков длиннее моих. И не удивительно, ведь эта дылда выше меня на целых две головы.

- Итак, - перешла "восьмерка" к "девятке", - ты спишь с моим мужем. Думаешь, он влюблен в тебя. Воображаешь, будто наши отношения себя изжили, и надеешься, что вскоре он бросит меня и уйдет к тебе. Так?

- А ты, - автоматически парировала я, - думаешь, что на самом деле он любит только тебя. Воображаешь, будто я лишь мимолетное увлечение и надеешься: вскоре он бросит меня и вернется к тебе. Так?

Произнеся это, мы обе заткнулись и задумались. И ее, и меня поразила тривиальность нашего положения.

Я встала и, пользуясь редким случаем, посмотрела на сидящую Ольгу свысока:

- И знаешь, что самое забавное, - внезапно для самой себя резюмировала я. - Не исключено, что обе мы ошибаемся.

- То есть как это? - опешила благоверная.

- Очень просто. Ты сейчас высказала типичную позицию жены. Я - типичную позицию любовницы. А Митя, скорее всего, исповедует типичнейшую позицию мужчины: ему совершенно не хочется выбирать между нами двумя, потому что его идеально устраивает возможность иметь нас обеих.

Оля удивленно поглядела на меня. Да я и сама, признаться, не ожидала от своих мозгов подобного финта. Тем не менее окончила:

- Мы, можно сказать, идеально дополняем другу друга. Полный комплект. Ты - блондинка, я - брюнетка, ты - высокая, я - миниатюрная, ты - домохозяйка, я - творческая личность, ты - красивая, я - умная...

- А я, значит, дура! - обиделась Оля.

- Нет. Но если измерить в сантиметрах глубину и широту моего мышления, то она окажется раза в три длиннее твоих ног. Особенно, если распрямить завихрения...

Оля мучительно задумалась над этой сложной сентенцией. А я - над сложившимся положением.

Эх, Митя, Митенька!.. Он был одним из тех нежных представителей сильной половины человечества, которые умеют на счет три высекать из тебя материнский инстинкт. Желание жалеть, понимать, прощать, гладить по голове. Светлоглазый, со светящейся детской улыбкой, веселый, щедрый на подарки и комплименты, добрый, милый, мягкий... Слишком уж мягкий.

- Понимаешь, наш Митя...

- Мой Митя, - возразила законная супружница.

- Митя, чей бы он ни был, - вежливо извернулась я, - мужчина слабохарактерный. Такие не склонны принимать решения. Думаю, он так и будет бегать между тобой и мной до тех пор, пока у одной из нас не лопнет терпение и она не бросит его сама.

- Я его не брошу, - отрезала Ольга.

- Я тоже.

Бросить такого, как Митенька, было все равно, что отказаться от собственного ребенка. Соломона, способного рассудить нас путем рассечения Мити пополам, на горизонте не наблюдалось. Ситуация представлялась неразрешимой.

- Иногда я прихожу в такое отчаяние, что готова задушить тебя собственными руками, - горестно вздохнула Ольга.

- Я и сама частенько мечтаю отравить тебя, - стеснительно призналась я. - Но потом меня всегда мучают угрызения совести.

Беседа становилась все более миролюбивой.

- Хоть иди да дерись на дуэли, - невесело хмыкнула я. - Берем пистолеты, тянем жребий, стреляемся с двух шагов - насмерть. Оставшаяся в живых живет с Митей долго и счастливо. Чем не решение - порешить соперницу. Нет ее, и проблемы нет...

- Было бы здорово... - мечтательно согласилась Ольга. Видать, уже представила меня в гробу. В отместку я представила ее там же.

Некоторое время мы предавались прекрасным видениям.

- Так может?.. - пискнула она.

- Не получится, - отмахнулась я. - Во-первых, где взять два пистолета? Во-вторых, ту, что выживет, заметет милиция. А в-третьих, я вообще пошутила.

Мы снова замолчали.

- Знаешь, - сказала Оля, - а я без шуток согласна на дуэль. Готова драться хоть на кулаках, хоть на саблях... Лишь бы закончить это разом.

Выходило, и впрямь любит Митеньку, раз намерена рисковать ради него жизнью. Правда, не своей, а моей. Кончать-то она собралась меня. Я в кулачном бою и до лица ее не дотянусь.

- Извини, - возмутилась я, - но дуэль должна быть честной!

- Ну, если ты такая умная, - в интонациях Ольги звенела неприкрытая ирония, - придумай что-нибудь. Как нам дуэлировать?

Я явственно представила нас с Ольгой, стоящих друг на против друга, словно Пушкин и Дантес.

"Ну что ж, сходитесь!"

Бабах!

Бум.

Мама... Несмотря на все мое уважение к великому классику, мне совершенно не хотелось оказаться на его месте. Умереть, оставив своего кота сиротой... Нет! Но сказать сейчас Оле "нет" - означало признать, что я не умнее ее и, в отличие от нее, не способна на жертву ради любви.

И тут в моем мозгу просияла гениальная идея!

- А ты знаешь, где сейчас Митенька? - осторожно поинтересовалась я.

- Чинит сервер, - слишком уж по-хозяйски отозвалась его дражайшая половина. - Когда окончит, сразу позвонит мне на мобильный. А что?

Что и требовалась доказать!

- То, что сначала он позвонит мне.

- Нет, мне! - уперлась Оля, заглатывая мой крючок.

- Хорошо - нам обеим, - миролюбиво кивнула я. - Но даже если Митя в состоянии любить двоих сразу, то позвонить нам одновременно он точно не сможет. А значит, позвонит прежде всего той, которую любит больше, больше беспокоится о ней, иными словами - той, которая ему более дорога. Так?

Я смерила конкурентку победоносным взглядом:

- Вот это и будет главным правилом нашей дуэли. Та, которой он позвонит первой, считай, победила. А оставшаяся, нелюбимая или менее любимая...

- Что? - заворожено спросила Ольга.

- Застрелится сама.

- Из чего?

- Один пистолет у меня есть, - нехотя призналась я. - Несколько лет назад подарил знакомый. Из него кто-то из нас себя и укокошит.

- Где?

- Не здесь. В каком-нибудь общественном месте. Сядем в кафе. Дождемся звонка. Потом одна из нас уйдет, а вторая закроется в туалете и... Ну как? - Мой голос угрожающе взвыл. - Согласна?

Я искренне надеялась, что она откажется. Гениальность моей идеи состояла в том, что Оля не знает о моем свидании с Митей, а Митя - о моей встрече с Олей. Следовательно, я была практически уверена: "сразу" любимый позвонит мне. А для жены починка сервера окончится только тогда, когда он кончит со мной.

- Да, - выдохнула Оля.

- А ты не боишься? - спросила я с замиранием сердца.

- Боюсь.

- Так может?..

- И?..

- Будем жить как раньше.

- Нет, - неожиданно страстно затрясла она головой. - Я больше не могу жить втроем. Я должна знать, кого он, в конце концов, любит!

- А может, легче не знать? - задумчиво предположила я.

Ольга поднялась с кресла:

- Идем. Бери пистолет.

И вдруг стало очень страшно.

Я была уверена... Практически... Но все же не наверняка.



Мы молча сидели в кафе. "Вальтер П-88", упакованный в кулек из под косметики "Л'Эскаль", холодил мне ноги. Страх щекотал под коленками. Два мобильных телефона - оба Nokia, оба подарки Мити - аккуратно, рядочком, лежали на столе, словно мирная супружеская пара.

Я успела поссориться с подругой, попытавшейся пригласить меня на шашлыки и живописать по телефону всю прелесть данного мероприятия. Оля цыкнула на позвонившую маму и наорала на свою портниху. Сбрасывать звонки мы боялись - вдруг Митя воспользуется незнакомым номером? Но еще больше нас обеих пугала мысль, что он позвонит одной, только потому что у другой будет занято.

Молчать больше не было сил.

- Кстати, ты не знаешь, что такое сервер? - натужно поинтересовалась я. - Как он выглядит? Оля... Оля, тебе плохо?

Ольга отреагировала на мой невинный интерес очень странно: выпучила глаза, уронила нижнюю челюсть и уставилась в противоположную сторону.

"Совсем нервы ни к черту", - соболезнующе подумала я.

Но, повернув голову вслед за ней, незамедлительно повторила ее подвиг.

На пороге кафе стоял наш Митенька, держа под руку совершенно постороннюю девицу!

Словно по команде, мы с Олей схватились каждая за свое меню и погрузились в него по самую макушку. В переносном смысле слова. Потому как в прямом буквы и цифры скакали перед глазами в пляске святого Витта.

Несколько секунд спустя я не выдержала, приспустила "забрало" и, словно в кошмарном сне, увидела прямо перед собой спину Мити, сидящего за соседним столиком на расстоянии вытянутой руки. Девица расположилась напротив.

- Кто это? - прошептала я Оле.

- Не знаю, может, сотрудница... - В ее ответе не чувствовалось должной убежденности.

Я же была убежденна лишь в одном: сервер, которым в данный момент должен был заниматься Митя, выглядит как угодно, но не так. Он наверняка симпатичнее. И уж точно не такой вульгарный, как эта краля - неприлично рыжая, со взбитым фонтаном кудрей, узким лицом и презрительными губами. Длинные ресницы были так густо накрашены, что, казалось, о них можно пораниться, словно о проволоку. Из-под пошлой кружевной кофточки выглядывал лифчик.

Кто она, вообще, такая?

Судя по всему "сотрудницу" волновала та же проблема.

- Кто я такая? Скажи мне, кто я такая в твоей жизни? - визгливо поинтересовалась она, явно продолжая уже начатый разговор.

Оля судорожно вцепилась в мою руку.

Господи, что он ей ответит?

- Ты - моя любимая женщина, - раздался голос Мити. И мы с Олей синхронно подпрыгнули на месте и недоуменно посмотрели друг на друга.

Возникал ответный вопрос: а кто же тогда мы?

Это нам тоже разъяснили.

- Моя жизнь превратилась в анекдот, - скорбно продолжал он. - Говорю жене, что иду к любовнице, любовнице, что иду к жене, а сам...

- Идешь ко мне, - окончила рыжая, неприятно кривя рот. - Я любимая женщина № 3. Мне это насточертело. Я всегда была номером первым. Я больше так не могу! Ты любишь свою жену?

- Ты же знаешь, я люблю только тебя. У нас с Олей, скорее, дружеские отношения.

Я скосила глаза на новоявленного друга ее собственного супруга - губы Оли мелко дрожали.

- А эту свою ведьму черную, Ирку, любишь? - не унималась рыжая.

Мое сердце начало в истерике отплясывать чечетку.

- Ира - мой друг. Я же не могу бросить всех своих друзей...

- Я вовсе не прошу тебя бросать всех друзей. Только тех, с кем ты спишь, - съязвила девица.

- Чего ты добиваешься? - устало вздохнул Митя.

Мы с Олей тоже хотели бы это знать!

- Ты прекрасно знаешь - чего. Ты и я любим друг друга. Хотим быть вместе. Сколько можно тянуть резину? Вот уже несколько месяцев ты обещаешь мне все порвать. Позвони сейчас, прямо сейчас им обеим и скажи, что между вами все кончено.

Митина шея мгновенно покраснела и напряглась.

- Прямо сейчас? - в ужасе переспросил он.

- Прямо, - садистки подтвердила рыжая. - Сколько можно кривить душой!

- Но это же жестоко, нечестно... - слабо запротестовал Митя.

- Правда не бывает нечестной, как бы жестока она ни была. Ну же, давай... Иначе ты никогда этого не сделаешь.

Девица выжидательно уставилась на своего собеседника.

Заторможенно, словно на замедленной съемке, он вытащил из кармана свой мобильный и с сомнением посмотрел на экран. Я увидела профиль Мити. Знакомую складку в уголке рта, делавшую его похожим на обиженного ребенка. На секунду меня захлестнула привычная жалость: "Бедненький, как ему сейчас тяжело..."

А вслед за ней - ужас:

"Неужели все окончится так! Так глупо и бессмысленно?!"

- Кому из них звонить первой? - обреченно спросил он.

- Той, которой тебе труднее это сказать, - с жестоким удовольствием произнесла девица. - Той, которую любишь больше. То есть, я хочу сказать: любил...

Заведенный с утра счетчик взбесился у меня в мозгу и начал отчаянно щелкать цифрами, подсчитывая - не неприятности - катастрофы!

"Десять", "одиннадцать", "двенадцать" - дуэль, девушка, друзья..."

Три пары женских глаз напряженно смотрели на главного мужчину своей жизни.

"Тринадцать" - если Митя..."

Его рука с телефоном замерла в воздухе - большой палец дрогнул и начал набирать номер.




© Лада Лузина, 2002-2018.
© Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 

Описание диван амстердам немо здесь.

moj-divan.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность