Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



        ПАМЯТЬ


        * каким ни будь финальное туше...
        * в суетных буднях...
        * Мой патологоанатом...
        * зима...
        * спаси Господь беспутного раба...
        * пусть мир коварен и жесток...
         
        * life is falling down like tired missile...
        * я хочу родиться седым и старым...
        * в любви ли...
        * идя по жизни рывками...
        * не стонала скрипка...


          * * *

          каким ни будь финальное туше
          седая истина прозрачна и ясна
          ни сна ни отдыха измученной душе
          ни сна ни отдыха
          ни отдыха
          ни сна

          _^_




          * * *

          в суетных буднях
          смешных и паршивых
          в тщетных попытках остаться в седле
          длинною цепью побед и ошибок
          насмерть прикованных к грешной земле
          время развеет нас
          сильных и сирых
          по ветру пеплом
          росой по золе

          неторопливо въезжает Машиах
          в солнечный город на белом осле

          _^_




          * * *

          Мой патологоанатом,
          похмелясь денатуратом,
          рассуждал неспешным матом,
          вставив в уши беруши,
          про жену родного брата,
          про советский мирный атом,
          про Декарта и Сократа
          и бессмертие души.

          Говорил своим ребятам
          мой патологоанатом,
          что субстанции крылатой
          не встречал ни у кого.
          Только легкие и почки,
          печень, сердце, мочеточник,
          пульки, ножики, заточки...
          Но не более того.

          Тихо выбравшись из тела,
          опровергнуть я хотела,
          но случайно отлетела,
          не успев и возразить...

          Что ж, когда средь серых буден
          он усопнет (все мы люди),
          вот тогда уж точно будет
          нам о чем поговорить.

          _^_




          * * *

          зима
          в твою караганду
          уже не ходят пароходы
          а я болван
          сижу и жду
          давно предсказанной погоды
          очередной как-жить-дот-ком
          листая в поиске решений
          но так и сдохну
          дураком
          с забавным списком прегрешений:

          пил слишком много
          слушал джаз
          не верил в модного пророка
          не находил удобных фраз
          для оправдания порока
          писал
          но не любил читать
          не подавал у перехода
          и не любил припоминать
          какое нынче время года

          _^_




          * * *

          ... спаси Господь беспутного раба
          когда осталось два шага до плахи
          и клочья окровавленной рубахи
          по-волчьи рвет ревущая судьба

          без возраста
          с глазами старика
          он шевелит озябшими губами
          и небу непокорными перстами
          грозит по-детски тонкая рука...

          _^_




          * * *

          пусть мир коварен и жесток
          но дарит он любя
          сверчкам шесток
          ментам свисток
          паршивым овцам - шерсти клок
          корням - вершок
          яслям - горшок
          влюбленным - маленький грешок
          свинье - гуся
          монтеру - шок
          гостям по сто на посошок
          поэту - глупенький стишок
          а мне, мой друг
          тебя

          _^_




          * * *

          life is falling down like tired missile
          в голове осколком засела мысль
          dear, if you need me you can just whistle
          если в этом есть хоть какой-то смысл

          в немоте гремящего двуязычья
          тишина оплачена
          безналично
          пара слов на ухо
          сугубо лично
          (полстроки зачеркнуто - неприлично)

          я без слов уродлив как труп без грима
          что хотел сказать не произносимо
          это просто личная хиросима
          невозможна
          нема
          неотвратима

          словно пес в колени башкою тычу
          if you wanna fly may be I can teach you
          крыльев нет в помине но сердце птичье
          but I'm pretty sure it's embedded feature

          рассыпаясь в прах, оставаться целым
          в двуедином братстве души и дела
          жизнь есть форма смерти в белковом теле
          such a stupid song for a sobbing cello

          _^_




          * * *

          я хочу родиться седым и старым
          в том краю где совестно быть усталым
          где назло чертям и небесным карам
          не стекают слезы по лицам талым

          где любовь не жмется по жестким нарам
          где война козлам но свобода шмарам
          где никто не верит ночным кошмарам
          и для всех есть счастье
          большое
          даром

          _^_




          * * *

          в любви ли
          в иной религии
          так медленно лечат раны
          юродивые
          вериги и
          водочки полстакана

          наверно
          роптать не вправе я
          уж коли в могилу рано
          плесни-ка и мне
          за здравие
          за здравие полстакана

          _^_




          * * *

          идя по жизни рывками
          конвульсиями
          к несчастью
          сталкиваешься с дураками
          и с гениями
          (нечасто)

          врезаешься лбом до хруста
          в чью-то судьбу
          невольно
          тебе от этого грустно
          судьбе от этого больно

          тебе после каждой свалки
          пить
          или выть до рвоты...

          а гениям...
          их не жалко
          у них такая работа

          _^_




          * * *

          не стонала скрипка
          не волки выли
          только я был ранен тобой навылет

          так легко и метко
          и очень странно
          что уже почти затянулась рана

          почему же снова
          так больно падать?
          это память, милая
          просто память

          _^_



          © Валерий Лукин, 2002-2020.
          © Сетевая Словесность, 2002-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность