Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




БАСМАЧИ


К нам ЦРУ регулярно подбрасывало наседок в самом начале семидесятых, и это не игра голого воображения и не попытка задним числом разжечь межнацнедоверие и не трындеж.

Слушайте и вы все поймете.

Заокеанские басмачи подсаживались к нам в купе под видом студентов-заочников и предлагали героин, жувачку "Вригли" и западные песни, с их помощью пробуя втереться в доверие, расположить, а после инвазивно дезавуировались, выведывая про полустанки и про МТС. По радио Владимир Трошин доверительно так баритонил: "Сколько лугов, сколько полей, столько у сына, считай, матерей", но для них это был, ясен пень, белый шум лишь один, призванный усыпить, а не боль наша за поруганную молодость застойную.

"Зачем ай-люли сделал так?" - в клетчатых брюках длинноволосый с акцентом допытывался.

Что он на самом деле хотел - а кто скажет? Спросить - позднехонько: уехал к себе, 30 лет прошло, жив ли он, вышел на пенсию?

На перроне. За окном - бляди. Я и Цобэ из Института Связи так сказали басмачу этому: "Презики есть?" Он не въехал. Тогда Цобэ палец в кошелек всунул и покрутил им там выразительно. Цэрэушник-басмач дотумкал, головою затряс мелким бесом. Тогда ему Цобэ свой отдал, у него два года в бумажнике пролежал, протерся, но не выбрасывать же. Цэрэушник с блядью пошли кофе пить (читай: лобок ерошить). А я к зачетам готовиться стала способом от противного: Пушкин читал Вольтера, допустим, Вольтер - Гоббса, Гоббс - Шекспира, Шекспир - Плутарха, Плутарх - Гомера. Гомер?

- Пушкина? - предположил Цобэ и задремал под стук.

Все, я побежала.

Цобэ пробудился. "Вот если бы дело какое подвернулося...", - размечтался он.

А цэрэушник вернулся тем временем президентом страны. Его не узнать: стрижка, охрана, СМИ, секретарши - все схвачено.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность