Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ЧАСИКИ ТИКАЮТ


Рекомендовано
Рифмой.ру

 


      ЧАСИКИ ТИКАЮТ

      потому что у времени нет причин
      ни солгать, ни в помыслах согрешить,
      не стараться мерить на свой аршин,
      не учить, как нужно по жизни жить,
      не впадать в отчаянье, не стенать,
      а незримо течь как вода в реке...

      отмеряя скверну и благодать
      просто тикают часики на руке...

      _^_




      НАМЕЛИТЕ МНЕ МУКИ

      намелите мне муки, намолите дома место.
      небеса недалеки, а в миру вдруг стало тесно,
      свет так бел, что резь в глазах, что срывается дыханье,
      намолите образа, поднесите мне в стакане
      чистый спирт моей страны, обжигающий и крепкий,
      с ней от века мы родны, как родны все листья с ветки,
      пусть потерей для неё я не стану, - эко дело, -
      здесь душа моя живёт и врастает в землю тело,
      и проклюнется росток сквозь незрячие глазницы,
      я и запад, и восток, и водица из криницы,
      шорох трав, и языки, на которых говорите...
      намелите мне муки, небеса мне намолите...

      _^_




      ОСЕННИЙ БОГ

      Белёсый иней на твоих устах,
      Осенний Бог ноябрьского оврага,
      Где родником ещё сочится влага
      Из-под корней увядшего куста.

      Осенний Бог, я говорю с тобой
      В пустом лесу нагих озябших веток,
      Где сон предзимний до предсмертья крепок,
      Где до зимы почти подать рукой,

      Где кажется, что скоро отболит
      В душе всё то, что отражалось болью,
      Где хочется спросить: а кто велит,
      Осенний Бог, жить болью и любовью?

      Где твой ответ цитатой прозвучит,
      Осенний Бог туманных сизых далей:
      "Ты спросишь, кто велит?
      Всесильный Бог деталей,
      Всесильный Бог любви,
      Ягайлов и Ядвиг."*

      _______________
      * - Б.Пастернак
      "Давай ронять слова..."


      _^_




      НОЧЬ НЕЖНА

      Придумаю пейзаж и сам в него поверю,
      Как верят в карандаш рисованные двери.
      А кто их рисовал, - для них это не важно,
      И дышит сеновал поэзией бумажной,
      А под коньком стрижи из глины лепят гнёзда,
      И гладь пруда дрожит в ночи от сыпи звёздной,
      Мне передав озноб тумана и осоки,
      И не хватает строк, и небеса высоки,
      И звёзд в них пруд пруди, и нет душе покою,
      И чёрт те что в груди.
      И ночь нежна тобою...

      _^_




      Я ЛЮБИЛ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО

      Я любил электричество, гроз фиолет,
      Запах пыли чердачной от старых газет,
      Где покоилась с миром эпоха.
      И дышалось озоном, и дождик стучал,
      И казалось, что жизнь состоит из начал,
      Из мгновений - от вдоха до вдоха.
      Перевёрнутый мир за оконным стеклом,
      Оставался недвижим, а время текло
      Через дыры, прорехи и щели.
      Я к сверканию молний и грому привык,
      И пытался учить тарабарский язык,
      В ожидании зимних метелей.
      Колыбельную тихо играла свирель,
      Ты для кошки на пальцах плела колыбель
      Из обычных катушечных ниток.
      Как Офелия, в белом, бледна и грустна,
      Ты ко мне приходила из прошлого сна,
      Только сон был печален и зыбок.
      Тарабарский язык, ночь, и всполохи гроз,
      Образ твой уходящий, да зелень берёз, -
      По зиме это всё запорошит.
      Электрических лампочек тусклый накал
      Мне напомнит, что я тебя тщетно искал
      Столько лет в исчезающем прошлом...

      _^_




      ТАКОЙ ВОТ МАРТ

      Такой вот март, холодный и сухой.
      Бредет старуха древняя с клюкой,
      В галошах, в обносившемся жакете.
      Прощайся с городом, и прихвати с собой
      Его проспектов яростный прибой,
      И тишину ночей в фонарном свете.
      Здесь память о тебе так коротка,
      Как звук автомобильного гудка
      Машины, сбившей древнюю старуху.
      Ей быть в раю прекрасно молодой.
      А ты ушел, ну, значит, Бог с тобой,
      И о тебе теперь ни сном, ни духом
      Не ведает остывшее жильё.

      А в голом парке кружит вороньё,
      И двор пустой их крикам вторит глухо...

      _^_




      И СОН НЕ В СОН

      И сон не в сон, когда такая рань,
      Что тишина до хруста ощутима.
      А ты была пуглива, словно лань
      И, словно лань, так трепетно ранима.
      Я был с тобой, я познавал тебя,
      Как познают неведомое чудо,
      И уплывала нежности ладья
      Из пункта А и далее - повсюду.
      Нас видел Бог и, может быть, хранил
      Для нас двоих нехитрые секреты,
      Когда шипел заезженный винил,
      И я искал на ощупь сигареты.
      Ты верила в меня, а я в тебя,
      Хотя всё было между нами хрупко,
      А за окном, во тьме календаря,
      Ночь осыпалась колкой снежной крупкой.
      И мы с тобой уснули. Город спал
      В тиши своих заснеженных кварталов.
      И Бог нас, как детей, поцеловал,
      И бережно поправил одеяло...

      _^_




      ГОРОДСКИЕ ЧАСЫ

      Ты замызган дождями поры октября,
      ты покрыт раскисающей в лужах листвой,
      над тобою лохмотьями тучи висят
      и промокшие галки галдят вразнобой.
      Упираются в небо кресты да кресты
      твоих храмов, церквушек. Но там, в небесах,
      больше тысячи лет не сверяли часы,
      потому что на небе нет толка в часах.
      Потому что на небе никто не спешит,
      это здесь, на Земле, всё - сует суета,
      под твоими асфальтами древность лежит
      упокоенной памятью в тайных пластах.
      Мы с тобою повязаны рабским родством,
      потому что и там, где тебя вовсе нет,
      твоя суть остаётся в клейме городском,
      выдающим любого без всяких примет.

      ...Под завязку набитый, плывёшь по векам,
      дав приют всем бродягам, как Ноев Ковчег,
      и течёт по проспектам людская река,
      и часы продолжают бессмысленный бег...

      _^_




      ПОЭЦКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

      деревянную лошадку оседлали меж страниц,
      спи, мой мальчик, сладко-сладко под мерцание зарниц.
      вся поэзия и проза дремлют рядом на устах
      и ворчат, как бабки, грозы, от своих хлопот устав.
      ты не сетуй, - всё же светел этот мир и по ночам,
      просто, мы уже не дети, но доверились речам
      бесконечно сладко врущих, книжным вымыслам других,
      и забыли, как певуче птичьей трелью дышит стих.

      видишь, горизонт алеет, капли на траве блестят,
      значит, ямбы и хореи скоро снова прилетят...

      _^_




      ОСЕННЕЕ

      Написать и забыть, что однажды тобою пропето.
      Опадает листва. Всё дождливее по вечерам.
      Лихорадит сентябрь, и последние призраки лета
      Паутинками тихо парят по пустынным дворам.
      Это было всегда. Это больше не будет отныне, -
      Я забуду пропетое, я потеряю себя.
      Смоет дождь все следы, отзвучит и забудется имя,
      Всё, что создано мною, исчезнет в песчаных зыбях
      Нижней колбы часов...

      Так бывает в осеннем угаре:
      Что-то мнится, и снится, и грусть подступает комком, -
      Слишком ярко вокруг золотое горит в киновари,
      Слишком короток век, над которым паришь мотыльком...

      _^_




      Я ПЕРЕСТАЛ ДАВНО...

      Я перестал давно брать что-нибудь на вырост:
      ни женщин, ни пальто, ни шляпы, ни друзей.
      Глядит опять мой день в расплаканную сырость
      предмартовских снегов, в румянец снегирей,
      в лимончики синиц. За перебранкой галок
      гоняет по двору заливистый щенок.
      Такая грусть в глазах моих былых весталок,
      что впору поменять очередной замок,
      обрезать домофон, уехать на дежурке
      куда-нибудь в края пустынных деревень,
      где, отмотавши срок, осели только урки,
      где телефон молчит, и вечно длится день.
      Где водка до сих пор ценнее всяких денег,
      где фото на стене - в кладбищенский овал,
      где на столе букет похож на старый веник,
      где я когда-то жил и бабке помогал
      колоть к зиме дрова, копать весною грядки,
      труху осиных гнёзд сбивать из-под стрехи...

      А по ночам сидел над толстою тетрадкой
      и сочинял свои наивные стихи...

      _^_




      ВСЕГДА ВОЙНА

      Когда пройдёт под окнами святой,
      А это будет всё-таки когда-то,
      Ему я крикну: Эй, браток, постой!
      Зачем идёшь ты в образе солдата?
      Зачем тебе промокшая шинель,
      Потёртая кирза и тяжесть каски?
      Ответит он: Война отсель досель,
      Мы все - солдаты, остальное - маски.
      И не бывает не твоей войны,
      Есть только передышка перед боем.
      Мы - вечные бойцы и нет вины,
      Что нам Господь не предложил иное...

      Поймаю я его усталый взгляд,
      И всё пойму, и прямо спозаранку,
      Я, на плечо, повесив автомат,
      Уйду в окопы обживать землянку...

      _^_




      МЕЛЬНИК

      Мне на трассе хриплым голосом
      Напевает Би Би Кинг,
      А шоссейка тонким волосом
      Тянется среди равнин,
      Редколесий, речек меленьких,
      Деревушек мал - мала...
      Где-то здесь у деда меленка,
      Как мне помнится, была.
      Он стоял, белее белого,
      Опирался на клюку,
      И следил, как зерна спелые,
      Превращаются в муку.
      Мужики общались матерно,
      Мы гоняли голубей,
      Дед рассказывал как в лагере,
      Делал хлеб из отрубей.
      Приносил он из свинарника
      Их за пазухой в барак,
      Тёр в муку, потом подкармливал
      Этим хлебом доходяг...
      "Сколько выжило их, дедушко?"
      Дед в ответ махал рукой:
      "Не спасёшь, ребята, хлебушком
      Всех, с расстрельною статьёй..."
      ...Умер дед, когда над стрехами
      Закружился первый снег...
      Попрощаться с ним приехали
      Три десятка человек.
      Шли к нему, кто выжил в адовых
      Жерновах тех лагерей.
      Каждый деду в гроб укладывал
      Серый корж из отрубей...

      _^_



© Владимир Коркин, 2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Борис Кутенков: Важен идеал, ради которого ты готов терпеть несвободу [В рамках видеоподкаста "Разговор максималиста" состоялась встреча с поэтом, критиком, культуртрегером, редактором отдела культуры и науки "Учительской...] Александр Чернов: Ирония, граничащая с цинизмом [В подмосковном литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и прозаик Ася Аксёнова.] Елена Севрюгина: L - файлы [вы - чьё имя за гранью последнего дня - / не шепчите меня не звоните в меня / не кричите меня миллионом имён / пусть останется слова не собранный...] Татьяна Чеброва: Мчастье [откладывать цветенье до завтра до весны / садовник и растенье - мы все обречены / но завтра будет лето вослед - зима-весна / разлившаяся Лета в...] Владимир Алейников: Силуэты и тени [Генрих Сапгир, Игорь Холин, Генрих Худяков, Овсей Дриз, Геннадий Цыферов, Геннадий Распопов, Дина Мухина, Лариса Галкина, Соня Губайдулина...] Хелена Томассон: По осенним киевским улицам [Он сейчас придёт! Я его люблю! Только чувствую, что сегодня - это не восклицательные предложения, а простые повествовательные, с переходом в вопросительные...] Надежда Жандр: Даже если не... [А жизнь прекрасна, даже если не / наступит время дольки шоколада. / Капель секунд в ментоловом окне, / витражных луж осколки, листопады...] Юлия Пикалова: Песни ветра [Проулками, мостами, берегами, / Бульварами в сиреневом дыму... / Хожденье без Вергилия кругами / Не близит никого и ни к кому...]
Словесность