Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


    маленькое  героическое  путешествие


    Последуем приметам...
    В эту ночь,
    на цыпочках, не тереби уснувших
    и тех, кто видит сны,
    будь осмотрительным
    и, может быть,
    в три дня достигнем мы
    холмов Аркадии...
    В сомнительных
    пейзажах за спиной
    мелькают ангелы.
    Вот - чуть...
    Порхнут и прыснут над плечом!
    Быть ангелом чудесно!
    Гирлянды не таскать,
    летать
    и увивать омелой
    деревья, яблони
    и яблоки у загорелых веток...
    Ботаника - великое искусство.
    Удачный урожай - корзин по десяти
    грешков и мелких пакостей:
    от райских кущ - не "райское" блаженство.
    И Флора Фауне подарит сто очков:
    пчела не скажет каково
    плодить деревья, в частности, ранет,
    растить и умножать несовершенство.
    Ответ,
    должно быть, рядом,
    где-то тут...
    Он бродит меж стволов,
    укутывает в листья плоды,
    последствия, начала смут...
    Он тут,
    он рядом,
    меж ветвей...
    Мой сад...
    Среди вещей
    оставленных при входе:
    от вящей истины правописанья вроде -
    "умойте руки", или до
    тех навыков любви, которые спасали
    от вещей правды "я тебя люблю",
    мы покидали:
    забывчивых людей,
    период листопада,
    вопросы "быть?" или "не быть?",
    "возможно", "может быть так надо...".
    Под цокоток копыт
    рай овцам - рай для пастуха.
    Кнута не надо, если есть рука
    погладить "против"
    или свить упрямый куделёк
    над лбом бараньим.
    И ранний гость,
    свирелью погоняемый,
    утешится,
    здесь,
    у овечьих ног.

    Но что там движется?
    Наверно, чудеса!
    В подарочной фольге
    из мишуры и фальши.
    Куда ж открещиваться дальше?
    Куда в лады и голоса кричать:
    - А ну-ка! Обнажи! печать
    стигматов. И гроши,
    что горше памяти и гадче!!!

    Мой бедный Йорик!
    здесь, в раю,
    на выселках любви,
    поближе к просторечью,
    я повторяясь повторю:
    - Мой бедный Йорик,
    я - люблю!
    Как братья всех сестер!
    И как сестра, вживаясь
    в запах тела,
    душа желала
    и старела...

    Чем ближе к телесам -
    прозрачней повод.
    Бывало сам
    наколот и распорот
    я почитал за лучшее - молчать...

    Когда бы соответствие природе
    искать вдвоем - и телу, и душе!
    В лужках бродить,
    ромашки собирать,
    в стожках увлечься... снами
    и не чужими голосами
    дебаты о погоде развивать...

    Умалчивать - отличный способ спеться.
    Пока душа торопится раздеться
    в молчании,
    у тела время есть
    обрывками стыда укрыться от погони.
    Ладони
    влажные...
    В гортани
    звук
    обездвижен...
    И памяти смешок невинен,
    хоть обижен.
    Отмерим бег по берегу реки!
    Удвоит ветер красоту бегущих,
    скользящих,
    ветреных,
    имущих
    стыд, и беглых от стыда.
    Бегляночка! беглец!,
    нас победило бегство...
    Нищее наследство -
    следы в песке.
    И яростней кнута,
    надсадней совести,
    греховней вкуса яблок
    Любовь гнала, гнала, гнала!,
    взашей,
    наотмашь,
    навсегда
    в места утраты.
    Пусть будем мы не виноваты...

    Из этих мест,
    из этих рук
    пометам на полях не лестно
    родство с листвой,
    и крону не соблазнить,
    ни щебетом чернил,
    ни мастью букв...

    ...когда отправляешься в путешествие
    на местности,
    наполненной людьми и плодами,
    где тучи - насест
    для ангелов
    и прочих, доверяющих оперению,
    неискушенному путешественнику,
    помимо привычного багажа,
    будут полезны
    компас, соль, спички,
    на случай, если ночь застанет в пути.
    Когда компас откажется
    указывать направление
    выйдите на берег реки,
    и дальше -
    вниз по течению...
    ...вниз по течению...
    Вскоре
    вам повстречаются:
    рыбацкие сети,
    хребты лодок,
    родные лица
    и птицы,
    охраняемые движением...

    _^_




          венок  поэту


          1.

          Не перемена
          смысла на слова,
          но воздуха на
          застывающий в пределах сути.
          Век скоро кончится...
          Имперского Орла,
          зависшего в уюте
          напевчих птичек,
          пташек,
          домашних
          соловьев и желтых канареек
          на жердочку руки выманиваю,
          впаиваю
          острее
          в обнаженную плоть
          обнаженный коготь.
          Рвать
          полагающий принцип свободы,
          помогающий
          осколкам тела множится,
          размозжится
          о твердь перемененного места.
          К сожалению,
          сожаления Императорского Дома
          не лишены смысла,
          но лишены сожаления...



          2.

          Наследство правящей Династии
          охраняет части света
          отчасти
          от возможности соединяться,
          отчасти
          от невозможности ответа,
          что полюс там,
          где я возвышаю голос.

          Молюсь и маюсь...

          В северной точке столблю приметы:
          полярная ось -
          это санный полоз,
          это снежинок эхо,
          вбитых в поверхность снега.
          Цепочка следов -
          это моя походка,
          прямая линия
          вплоть до
          разреженного вдоха
          из
          под
          лап
          пресса.

          Перемена -
          времени занавеса.
          Складки голоса
          мнут холода крайнего мыса,
          где стою я,
          сочетая части стран
          и происки смысла.

          _^_




          элегии  отвергающие  грусть

                200 - летию А.С.Пушкина
                посвящается

          1.

          Для осени немного слов: "багрец"
          и "золото", и комары в отлучке
          до лучших из времен.
          Все средства хороши в сезон:
          все помочи, все тучки
          из памяти до здешних мест,
          где текст
          откалывает штучки.
          Румянец
          зрелого плода
          туманит щечки,
          множит точки.
          На пятна белые листа
          кружатся, опадают строчки.
          И вновь чернилам невдомек,
          что желтый цвет царит в природе.
          Одутловатость облаков
          напоминает о погоде.
          И ветер мечется в лесах,
          от паники листвы шалея...

          Все скоро сбудется. Пустяк -
          минута. Шалость - время.
          И наши правила не в счет,
          попытки жить и возвратиться....

          Публично,
          выбивая влет,
          жизнь молодая
          может быть смутится.



          2.

          ну как там все слова? молчат?
          они удвоили усилья
          но вряд ли снег перекричат
          и вряд ли синеву осилят
          и вряд ли новым небесам
          склоняться новою бедою
          судьбою
          ластится перо
          опору
          растеряв в полёте
          над глобусом
          по голосам
          на пару слов
          без знаков препинанья
          вот здесь был лес
          а здесь припомни сам
          гнездились сойки
          возвращусь в изгнанье
          ну как там? без?
          страна без берегов
          линяет
          путая квадрант и ординату
          наверно мелковат масштаб
          а может быть неловкий почерк
          а впрочем кто там виноват?
          а в прочем
          между чем? и где?
          без имени
          заподлицо
          с изнанки
          порхает бабочка
          порхает соловей
          вдоль прутьев
          и ветвей
          в садах у мандарина
          и где-то там
          в невнятном вне
          китайской грамоткой
          неистово и длинно
          безкрыльями душа
          безвоздух мнёт
          взбивая в облачную пену
          ничто иль нечто
          кто там разберёт?
          в потёмках вечно хороши все кошки
          лишь бы были серы
          без бремени
          без пут
          без дна
          без поводов
          поводыря
          из ранки
          сочится
          яростно душа
          нетерпеливо теребя останки

          _^_






          1.

          Жара. И праздник Рождества
          среди песков
          ошпаривает веки.
          На европейский взгляд
          природа в человеке
          переборщила с признаком родства
          со смертью. Будем умирать.
          От градусов,
          в отсутствии ли оных...
          Ну что за прихоть -
          удержать
          в объятьях воздух!
          Вот здесь был я.
          Окрестный натюрморт
          перебегает дичь, и вьются реки,
          паломников,
          уверенных в успехе,
          торопит дым.
          Как облак яростен
          и не-движим!
          Его дыханье выдувает мехи,
          и ветер, путая огрехи,
          следит пунктир...



          2.

          Пустыня. Праздный пешеход
          скрипит песком и надрывает ухо.
          Фальшивит...
          Теребит си! - до!
          Соловушка! Ни зычности, ни слуха.
          Какая прелесть! - все слова
          по замыслу,
          в ранжир,
          за бусиною - бляха,
          и нитка тороватая спешит,
          снуёт
          за призраком и страхом...
          Он дрогнет.
          Подпружинит шаг,
          поверхность, пробуя на прочность...
          И понесётся...
          Как в стихах...
          Навстречу холодам...
          Теряя почву...

          _^_



          © Надежда Южанина, 2000-2018.
          © Сетевая Словесность, 2000-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность