Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Время падения с луны



ПО-ЛЮДСКИ


В холодильнике, похмельным будильником вприпрыжку дребезжащем "Полюсе", должно, обязано было оставаться. Аркаша распахнул щербатую дверцу, пошуршал в глубине, в дохленько набирающемся холодке.

Не было.

- Шпизнул... пидалавр... - решил Аркаша и вразвалочку - не от выпитого, а от непогрешимой правды обманутого, прилившей в волосатые кулаки-ходуном, шагнул к с Соседу, тихо распластанному по полу, и пнул его накрытый фуфайкой череп. Сосед был тощ, казённая, "хозяйская" ещё, фуфайка сурова, и казалось ни хрена нет под ней - одна тыквообразная черепушка. Аркаша пнул крепко, так, что голова Соседа откатилась к батарее, треснулась о неё, но Сосед не проснулся.

- Ну ты, хрен-подосиновик. - сказал Аркаша медлительно, но не без интереса. - Ты встаёшь, или мне тебя так пердолить?

Сосед смолчал.

"Крепко надоился, под кадык, халявшик... - подумал Аркаша - ...спиртяги в кровищи, небось..."

На минуту Аркашину извилину заняла мысля о кухонном ноже: взрезать, как овечью, соседову глотку и "из горла" - Аркаша ухмыльнулся - напиться "шпизнутой" халявы, разболтанной сердишком в красное и солёное по краям языка...

"Блудливая Мери, тоже... коктейль..." - подумал Аркаша, но за ножом прошаркал.



Аркаша упал на корточки перед Соседом, отвалился на ледяную решётку радиатора, пихнул Соседа локтем.

- Ну ты, сосед, прочухался бы... уже прочухался бы, а то не дело... ведь...

Мысли в Аркашиной голове путались, как просмолённые верёвки, покуда не свились и не вздёрнулись одной тяжёлой петлёй. Аркаша тупо, похмельно разозлился и высунув сухой пупырчатый язык ножом три-четыре раза ударил за фуфайку, где был Сосед. Фуфайка оказалась прочнее того, что за ней, и то, что за ней - не шелохнулось... Аркаша закусил губу и заколотил ножом, не след куда, истыкивая фуфайку, выскальзывающую из-под лезвия голову-"тыкву" и половицы вокруг...



- Да ты, соседушко, отвалил никак?.. - сказал Аркаша глядя на чёрные, как из пальца, пятна и куски крови, на выдранном ватине... - и давно отвалил, кровь-то скоченела подчистую, а?

Аркаша сдёрнул фуфайку.

Сосед, скорченной восковой куклой, уставился разинутыми жёлтыми глазами на запертую в долгопалом кулачке бутылку. Ни фланелька в клеточку, ни домашнее трико "адидаска" здорово не кровили.

- Точно, давно отвалил...

Аркаша вытянул из глиняных пальцев порожний "пузырь", поглядел на просвет - осталось? долго держал над криво выставленной челюстью, маня языком каплю. Капнуло - и Аркаша, облизнувшись, поморщился.

- "Палёная", верняком - денатурат... подсунут же блидомудию... - проворчал Аркаша и в упор глянул на соседа.

- Так, получается, спас ты меня, опёздл. Раз сам выжрал... Получается, что оно так. На том - спасибо... Хотя, что схалявничал - ты не прав. Понимай.

"Понимаю" - нехорошо отозвалось в голове и Аркаша мотнул патлами, прогоняя.

- Значит и я тебя - за дело... хотя бы и дохлого... По справедливости. По-людски, значит... А я тебе говорил, философ, не прав ты, - и работёнка твоя философская - говнень.

Аркаша усмехнулся, - Коли философ прав, то он - Бог!.. - Аркаша погрозил Соседу синим перстнявым пальцем, - И вся уха... Оба вы с ним... - Аркаша витиевато и протяжно выругался на невнятном стороннему уху наречии.



Аркаша подумал, что надо бы волочиться в ларёк - похмеляться, потом трезвонить в "скорую" и "мусорную" - а там такое веретено завертится... Потом хотел подумать ещё и даже сказать, потом решил, что словесами день добрый не замаслишь - оперся о Соседа и аккуратно, но верно, как учили "у хозяина", закатал штанину и облизнув нож "вскрылся"...



Следующий рассказ
Оглавление




© Анатолий Яковлев, 2003-2021.
© Сетевая Словесность, 2003-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность