Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Время падения с луны



"В  СВЕЖЕВЫМЫТОМ  ЛИФТЕ  ВСЕГДА  ПАХНЕТ  СОБАКОЙ",  -

подумал человек по имени Голубцов, бочком шагнув в лифт и, скользко потоптавшись, огляделся. "Х..! х..!.. ... х..!!." - в пубертатном захлёбе нацарапанное по периметру замыкалось в порочный "круг"-квадрат неожиданно твёрдым и веским "ЧЛЕН".

"К чему бы?" - подумал Голубцов.

- Эй, товарищ! Товарищ, задержи лифт, - пропыхтели с площадки, - у меня вещи!

"Ага, лифт один, а нас двое - значит, с незнакомцем в одном лифте. С мужчиной... Знаем такие вещи!" - Голубцов рванулся наружу, врезался в того, пыхтящего, отпрянул...

- Ты чего, товарищ?!

- ...я пешком... я спортсмен, - буркнул Голубцов не оборачиваясь и, задохнувшись, прилип спиной к стене за углом.

Лифт, сомкнувшись, утащился...

"Не электричка - по расписанию не ходит, может вообще не прийти... - подумал Голубцов про лифт, - а на улице уроды с ротвейлерами... А я?.." - и капризно топнул сандалетой.



Потолок подтекал...

Голубцов выставил челюсть: поймать каплю - не хватило. Голубцов выставил дальше - и капля, скользнув по гладкому, как у "первоклашки" подбородку, ушла куда-то в свитер, "а повезло, так в трусы бесплатно" - скривился Голубцов - но не почувствовал. Голубцов выставил челюсть совсем - и справа голову прострелила хрустящая боль. "Челюсть сломал, - подумал Голубцов, баюкая щёку, - надо крикнуть: Врач!".

Но рот не послушался.



Лифт умер где-то на верхотуре, куда надо Голубцову, где был недосягаемо-добрый Серьга с ванной и халатом нараспашку, с по-русскими водочкой под икорку и широченной "плавучей" кроватью с торшером, полной ночных шёпотков и поцелуев в пупок.

"Не приедет лифт, - подумал Голубцов снова, - не электричка... а как же я - к Серьге?"

Голубцов решился по лестнице, но шагать болела челюсть. "...ещё гадят на лестнице... и хулиганы там", - Голубцов растерялся и всхлипнул.

Он сполз по побелке на корточки, "буферами" скрестил руки под свитером, для тепла, бережно подпёр саднящую голову плечом и уснул смотреть про Серьгу.

Голубцов не заметил, как зондируют его нервными усами тараканы и обкусывают крысы...



Вместо Серьги ему привиделись лето, древня и изжаренная досуха зноем коровья лепёшка, наколотая на ивовую лозину, с маху подлетающая вверх высоко-высоко - аж солнышко тёмно!..



Следующий рассказ
Оглавление




© Анатолий Яковлев, 2003-2021.
© Сетевая Словесность, 2003-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность