Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ПРОСТОЙ  СЮЖЕТ



Рекомендовано
Рифмой.ру
 


      * * *

      Вкус шоколадной плитки
      И горечь (листья жгли...)
      В канаве у калитки
      Промокшие до нитки
      Пускаем корабли.

      И весело, и просто.
      (Такой простой сюжет!)
      И нету у матросов
      Претензий и вопросов...
      Но и ответов - нет...

      Мы тоже - не в ответе,
      Скорей - наоборот...
      ...А настоящий ветер,
      Как хочет, так и вертит
      Бумажный пароход...

      _^_




      * * *

      Вы постарели капитан
      необратимо и некстати.
      И шрамы от душевных ран
      все чаще ноют на закате.
      Мы постарели, капитан...

      В больничном стеганом халате
      неслышно бродим по палате,
      как волки, в клетке, в зоосаде
      и прячем тусклые глаза.
      Клочки исписанной тетради
      нам заменяют паруса -
      мы слышим чаек голоса...

      Жизнь утекает день за днём.
      Мы притворились, что смирились.
      Под крышу ласточки забились.
      Чернеет тополь под дождём.
      Мы это дело переждём.

      Не может быть, чтоб - навсегда
      и эта немощь, и ненастье...
      По стеклам - мутная вода.
      Часы сливаются в года.
      Привычки пакостной во власти
      мы их считаем иногда.
      ...А маятник туда - сюда...

      На лампе тусклый абажур
      из пожелтевшего плаката.
      Мы были молоды когда-то
      и даже где-то чересчур...

      Но всё проходит...
      Всё пройдет!
      Возможно, это просто снится:
      окно... больница, как гробница...
      и серый день... и ветер злится...
      Но скоро лето возвратится!
      Ведь вы - не полный идиот,
      чтоб в этом взять и усомниться?!...

      Ещё не время умирать.
      И надо пробовать бороться:
      пойти умыться у колодца,
      одеться, застелить кровать...
      Встряхнитесь, сударь... ёлки-палки...!

      Нам только - переждать туман...
      Нам только - пережить метели...
      Смотрите, окна посветлели!
      У клуба подрастают ели...

      А мы и вправду - постарели...
      ...и все же - живы, капитан!

      _^_




      ПОСОХ

      ...Будто снится мне путь земной
      с самой Пасхи до Покрова:
      только пахнет полынью зной
      да по пояс в степи трава,
      только совы кричат в ночи,
      только сосны меж звезд шумят,
      да в тумане звенят ручьи,
      как ключи от небесных врат...

      ...Будто снится мне путь земной:
      цепь заснеженных гор вдали,
      да шакалов надсадный вой,
      да пустырь на краю земли,
      только ветра в ущельях гул,
      да шуршит под ногой песок,
      да подрубленный саксаул,
      да колодец, как сон - глубок...

      И крылата ночная тень,
      и беспечен в печи огонь,
      и от посоха целый день
      так и ноет с утра ладонь...

      _^_




      ЛАЗАРЕТ

      И вытираешь кровь... и чистишь перья...
      и продолжаешь прерванный полёт...
      и привыкаешь к ясному безверью,
      как к синеве заоблачных высот...

      Свинцом насквозь (и не залечишь водкой!) -
      прошита ожиданием душа:
      так ёжатся под занесенной плеткой,
      так шея ждет удара палаша...

      так вечный раб мечтает о побеге...
      так в непогоду ноет старый шрам...
      так вереницей тянутся калеки
      на перевязку к добрым докторам...

      Пустая, словно ботало коровье,
      насущная, как вата бинт и йод,
      надежда прилетает в изголовье
      и голосом простуженным поёт -

      что скоро зарубцуются потери,
      к концу сезона встану на крыло...
      не так, как прежде, но по крайней мере...

      И пусть воздастся каждому - по вере!
      (А паче тем, кто - грудью о стекло...)

      _^_




      РАСПУТИЦА

      Хлюпает дождь в трубе.
      Глухо щемит в груди.
      Это решать тебе:
      хочешь идти - иди!

      Вертится змей, шипя.
      Ведьма сидит, седа.
      Маятник, ночь дробя,
      ходит туда-сюда.

      Гости сейчас уйдут,
      встанут из-за стола...
      Карты сегодня - врут...
      (врут, что земля - кругла!)

      Там, на другом конце
      плоской, как блин, земли
      муха жужжит це-це,
      ирисы зацвели...

      Вряд ли похож на тот
      тутошний край земли!
      Дождик - почти не льет...
      Гости - почти ушли.

      Сонно мурлычет кот.
      Колется серый плед.
      Пиво, бисквитный торт.
      Вобла, да горсть конфет.

      Тает моя свеча.
      Что тебе - этот край?
      Глупо рубить с плеча:
      хочешь идти - ступай!...

      _^_




      ОКСЮМОРОН

      Попутный ветер дует - в морду...
      Дорога в храм - уводит к черту,
      в Тмутаракань...
      Картофель фри, стакан "Столичной".
      Всё хорошо. И всё отлично.
      Но дело - дрянь...

      Опять в окне одно и то же:
      у фонаря - косая рожа.
      Но - пить так пить!
      Бекона шмат кроши до кучи:
      всё хорошо, и даже - лучше,
      чем может быть!...

      Сковорода шипит, как кобра.
      Непьющий кот глядит недобро.
      А нам-то что?
      Зеленый лук, буханка хлеба.
      Всё хорошо. И только небо -
      как решето...

      Когда-нибудь... (когда - не важно!)
      сожгу себя, как лист бумажный...
      ну а пока -
      всё исключительно отлично,
      и флюгер крыши черепичной
      рвёт облака!

      А там - луна, как Мона Лиза.
      И до неё с того карниза -
      шурши, душа...
      Всё остальное - бред поэта.
      Всё хорошо. И только - это...
      Но с этим - ша...

      _^_




      * * *

      ...Так некрасиво падает в болото
      убитый птах!...

      ...А желтый лист - тяжел, как позолота
      на образах...

      ...Светло и душно пахнет белладонна.
      И жжёт виски...

      ...Так больно превращается икона
      в кусок доски!...

      ...И гаснут разноцветные химеры
      лучом в окне...
      ...И понимаешь вдруг, что жить без веры -
      вполне... Вполне!..

      Пусть на губах чернильный привкус ночи -
      кто виноват,
      что горек яд... что сполохи пощечин
      ещё горят...
      и трудно уходить и не заплакать
      хоть краем губ...

      ...А на болоте - ветреная слякоть
      и птичий труп...

      _^_




      НА  ДЕНЬ  АНГЕЛА

      ...Мой ангел, вызревший, как репа,
      сидит на грядке, крылья чистя...
      (Там, наверху - синеет небо,
      а здесь, внизу - желтеют листья...)

      ...Осенний лист швырнет небрежно
      в пространство скрюченное тело...
      Моя зеленая надежда
      (настала осень) пожелтела...

      ...И мне осталось только это, -
      (Но мне другого и не надо!) -
      печаль линяющего лета
      и ангел мой, полоска света -
      надежда цвета листопада...

      _^_




      ХРАНИТЕЛИ

      В силу Богом заведенных правил
      справа - белый, слева - черный ангел:
      два крыла... покой и благодать...
      Черный ангел - подводил итоги,
      Белый - всякий час твердил о Боге
      (жаль, что было слов - не разобрать!)

      А меня носило и мотало
      по земной беспутице дорог.
      Ангелам, должно быть, тошно стало,
      и они смотались
      под шумок...

      И совсем никто на целом свете
      за меня отныне не в ответе!...

      _^_




      * * *

      ...Или уйти - неведомо куда,
      попутным ветром препоясав чресла?...
      Вон - из созвездья выпала звезда,
      в кромешной тьме мигнула, и исчезла...

      А кто-нибудь наивный, глядя вверх,
      подумает: явление природы! -
      мол, Боженька затеял фейерверк -
      для ангелов, по случаю субботы...

      Или решит, что это знак беды,
      и доверху нальет в лампаду масла...
      А в небе просто - нет одной звезды,
      той самой, что мелькнула и погасла...

      _^_




      ЧУДО  В  ПЕРЬЯХ

      Зимний вечер сгорит, как факел.
      Хмарь душевная сдавит грудь.
      На карнизе - знакомый ангел
      расположится отдохнуть.

      Я рукой помашу в окошко,
      улыбаясь во всё лицо.
      Он ещё повисит немножко
      и опустится на крыльцо,

      у дверей оботрёт калоши,
      тихий, вежливый, неземной...
      Я березовых дров подброшу,
      тапки дам, угощу "Волной",

      выну чашки, подвину кресло,
      карамельки на стол метну.
      Он расскажет про рай небесный,
      я, расчувствовавшись, всплакну...

      ...А потом он, такой крылатый,
      приносящий благую весть,
      скажет что-нибудь виновато
      и внезапно растает весь...

      И когда в ледяном проёме
      встанет солнце, растопит мглу
      обнаружу, что пусто в доме -
      только фантики на полу...

      _^_




      * * *

      Но и в унынии божья благодать!
      Душа, томясь, осознаёт, быть может:
      святое дело - нищему подать
      и улыбнуться зеркалу в прихожей...

      окликнуть уходящего... Пустяк,
      что несуразно выглядишь при этом...
      (пощечина - не повод пить мышьяк,
      но перспектива - сделаться поэтом!)

      А ты себя роняешь носом в грязь -
      в который раз, надолго и серьёзно,
      отчаянью предаться торопясь,
      как будто послезавтра - будет поздно...

      _^_




      НА  БЕСКРЫЛИИ

      От беспросветности ночной родятся призраки на свет...
              (те самые, что не выносят света!)
      Зато - желанье умереть стихает, как зубная боль
              от анальгина.
      Потом - заплещется заря... как рыбка, пойманная в сеть...
              как бедная душа поэта,
      дверь отворившая туда, где исцеляют от тоски...
              И, может статься, гильотина -
      как бормашина... как щипцы...
              (в известном смысле - панацея!)
      Но ангел, пущенный с небес, порожняком вернется в рай
              (чтоб доложить, что я за птица)
      Мол, если каюсь - то слеза течет по бледному лицу
              не инока, но - лицедея,
      и даже в небо-де гляжу с мечтой бесовскою - летать
              (нет, чтобы просто - помолиться...)

      _^_




      НЕСТРОЙНЫЕ  СЕНТЕНЦИИ  НА  ТЕМУ

        ...Но, может быть, я где-то - потеряла
        на праздник жизни пригласительный билет...?

      1.

      В трёхслойный плед укутываю тело,
      но истина - бессовестна нага:
      четыре дня подряд душа болела,
      теперь болит лишь левая нога!

      Ах, праздник, на который не позвали!...
      (Коварство звезд и лунный беспредел! -
      астрологи всю ночь силки вязали,
      но тонкие материи едва ли
      важны для выживанья грубых тел:

      чуть потянул и - лопнуло, где тонко...)
      Но я сейчас немного о другом:
      душа, как заполошная болонка,
      блажит, пока не пнули сапогом!

      Душа... её ж пощупать - невозможно,
      как мыльный шарик... радужная взвесь...
      И всё-то в ней напыщенно и сложно:
      привычка лезть в бутылку... лезть из кожи...
      и ни в какие рамки, блин, не лезть!..

      2.

      На жизнь свою прилаживаю латки,
      но то ли нитка чересчур груба...

      (Опять я у фонарного столба
      всю ночь сама с собой играю в прятки!)

      В потоке света - лучше о высоком:
      мой оптимизм, как шарик - невесом! -
      скулит душа, оставленная Богом,
      болит нога, укушенная псом...

      Не хочется опять - незваным гостем:
      ни звания, ни имени...
      Смешно...
      (Как будто грязный бомж своею тростью
      скребётся в приоткрытое окно...)

      Нелепо, сознавая в полной мере
      тотальное могущество пурги,
      стучаться в нарисованные двери,
      из вежливости скинув сапоги...

      Зачем я здесь? И для какого черта,
      не веря в самоценность болтовни,
      пить истины сомнительного сорта,
      как воду из небесной полыньи?...

      Но, Господи, спасибо за то,
      что губ коснется тихая прохлада...
      что мне - светло... и ничего не надо...

      ...Как будто на истлевшее пальто
      положена парчовая заплата...

      _^_




      ПАЛАТА  БЕЗ  НОМЕРА

          ...Столько стали... Смотрю и трушу:
          добрый, ласковый айболит
          пассатижами лезет в душу,
          что ночами, как зуб - болит...

      Какой печальный день! Я - расстаюсь с друзьями,
      что были мне - равны... (хоть я - равнее всех!)
      вон - плачет Робин Гуд, прикованный цепями...
      а рядом - Гуинплен с лица стирает смех...

      В углу - Наполеон суконкой трет медали...
      А старый Чингачгук собрался помирать.
      Тот, у окна - молчит: его вчера пытали...
      И с ним его жена - Христа младенца мать.

      (Ей лучше б - не рожать... ведь ясно, чем чревато...
      но мы - безумцы, все... за то и приговор!)
      А вон, за ширмой - тень от Понтия Пилата:
      он хочет по нужде и ищет коридор.

      Апостолы поют из Моцарта и Верди -
      их голоса звенят, как треснувший хрусталь.
      А где-то за стеной с медперсоналом черти,
      тасуя козырей, играют на Грааль...

      ...Но слышу стук шагов и скрип чугунной двери:
      дежурный айболит, печальный, как палач,
      с оплавленной свечой крадется по шпалере ...
      (Не плачь, мон шер ами!... пожалуйста, не плачь!)

      _^_




      КАССАНДРА

      Ангел делает знаки с высот эмпирея,
      или дёргает черт за язык?
      Светлый Феб-Аполлон, над притонами рея,
      огрубел, как колхозный мясник...

      Если дали мне боги всезрящие очи -
      пусть бы смазали мёдом уста,
      но вплетается в гвалт вальпургиевой ночи
      ледяное молчанье Христа:

      там, в космической тьме, зажигаются свечи
      на помин обреченных планет...
      Захлебнулся набат. И кликушечьи речи
      заглушаются звоном монет.

      Как змея на груди - притаилась надежда.
      Выплеск боли приняв за протест,
      мне отпустит грехи раздобревший невежда,
      лобызнув позолоченный крест...

      Чудотворному лику слепили улыбку,
      гаснет плач у пылающих стен...

      Дай же, смилуйся, Боже, хоть шанс на ошибку -
      бесполезного дара взамен!...

      _^_




      НАУТИЛУС

      День настаёт - выхожу их тумана,
      пью ядовитую воду из крана,
      тихо (в душе) ненавижу соседей,
      в грязном зверинце на белых медведей
      мрачно смотрю: я такого же цвета...
      Астры на клумбах. Кончается лето.
      Тянут ладони кленовые ветки.
      Люди и звери засунуты в клетки.
      Бочка, где пиво дают... И - народу!...
      Дед-водовоз подгоняет подводу.
      Возле кафе продаются котята.
      Кофе урчит в глубине автомата.
      Смотрит плакат, вдохновенно и строго.
      Туча похожа на тень осьминога.
      Дамочка хочет купить помидоры.
      И - разговоры кругом, разговоры...
      Кто-то мечтает удачно жениться
      или без мыла залезть в заграницу.
      Кто-то надысь получил по затылку...
      ...Дед в бескозырке прикончил бутылку.
      Старый подводник (подводовладелец!)
      ляжет на дно и уснет, как младенец:
      может, приснится семь капель в стакане,
      жирная вобла и шторм в океане.
      Ночь и огни. Якоря и гитара.
      Пестрая клумба и зелень бульвара.
      Девочки смотрят восторженно вслед...
      ...Сон - ещё есть, а матросика - нет!
      Нету нигде. И искать бесполезно.
      Всё - исчезает. Куда - неизвестно.
      Дама с авоськами, поп без гармошки,
      астры, медведи, котята и кошки...
      Клен. Осьминог, притворившийся тучей.
      Бочка с толпой. И Голландец летучий -
      тот, ниоткуда... напрасно, нелепо
      мачты вонзающий в низкое небо.
      Скачут по волнам слепящие блики.
      Тихо. И жаль, что никто не окликнет.
      Не подойдет, и "здорово!" не скажет.
      Не подмигнет и рукой не помашет.
      Пусто совсем. И погода ни к чёрту.
      Осень болезненно льется в аорту.
      Хочется чаю. Не хочется грязи...

      ...Я возвращаюсь. К себе. Восвояси...

      _^_




      * * *

      ...Этой ночью по венам простуженных рек
      разольётся туман, будто сонное зелье,
      и опять на осеннюю чёрную землю
      до рассвета сквозь ветер просеется снег.

      Встанет колом душа (как белье на балконе),
      и, цепляясь копытами за облака,
      запряженные цугом крылатые кони
      в золочёных санях унесут седока.

      Вдоль скрипучих шкафов, мимо дремлющей кошки,
      за ночными портьерами - дверь в никуда:
      ни на Млечном пути, ни на лунной дорожке
      безымянная тень не оставит следа.

      И висит тишина на границе Нирваны,
      и сплетается сказка про бабу-ягу.
      (Лебедой и русалками пахнут туманы
      далеко-далеко на зеленом лугу)

      ...Я уйду босиком, по росе, не спеша:
      так под утро, неслышно, уходит обида,
      так в осеннее небо уходит душа,
      так на дно океана ушла Атлантида...

      _^_




      * * *

      В малахитовой долине
      шут играл на мандолине.
      Скверной девочке Мальвине
      Объяснить пытался он,
      что душа его - как птица,
      в клетке бьется и томится...
      И вообще, как говорится,
      Весь он пламенно влюблен!

      Только струны слишком тонки
      для бесчувственной девчонки.
      "У меня, - шипит, - в печенке
      эти ваше па-де-де!
      Если птичка залетела
      не туда, куда хотела,
      я видала это дело...
      говорить не буду - где!"

      Он бы мог легко и сразу
      рифмовать за фразой фразу.
      Но не трогает заразу
      мысли творческий полет:
      мол, настаивать - не стану,
      только мне на вашу рану
      глубоко по барабану:
      поболит и заживет!

      Вышло так, что у Мальвины
      вместо сердца - ломтик льдины:
      пудра, бантик, пелерины...
      Ну на кой она сдалась?
      Вот уйдёт - и ради бога!
      Вот и скатертью дорога:
      в нашей пьесе кукол много-
      в штабеля устанешь класть!...

      А луна - шального цвета.
      Под луной в разгаре лето!
      Но влюблённого поэта
      больно мучают мечты:
      подарить ей иммортели,
      сделать соло на свирели,
      и к концу второй недели
      перейти уже на "ты"!

      _^_



© Надежда Герман, 2018-2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018-2019.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сезариу Верде, Лирика [Именно благодаря Сезариу Верде (1855-1887) в португальскую поэзию вошли натурализм и реализм; более того, творчеству Верде суждено было стать предтечей...] Александр М. Кобринский: Версия гибели Домбровского [Анализ <...> нескольких вариантов возможной взаимосвязи событий приводит к наиболее правдоподобной версии...] Ян Пробштейн: Из книг "Две стороны медали" (2017) и "Морока" (2018) [Соборность или подзаборность, / совознестись или совпасть - / такая в этом благодать / и единенья иллюзорность...] Сергей Рыбкин: Между словом двоящимся нашим [и гасли фонари и ночь чернела / мелькали руки теплые - / огни / изломанного нами чистотела / на грани окончания земли] Максим Жуков: За Русский мир [Я жил в Крыму, где всяк бывает пьян, / В той части, где является он плоским... / Но я рождён на торжище московском, / Переведи меня через майдан...] Алексей Смирнов: Тайный продавец [Гроза персонала фирменных салонов и магазинов, гордость Ведомства Потребления, мастер перевоплощения и тайный покупатель Цапунов неуловимо преобразился...] Елена Крадожён-Мазурова, Легче писать о мёртвом поэте?! Рефрен-эпифора "... ещё живой" в стихотворении и творчестве Сергея Сутулова-Катеринича [Тексты Сергея Сутулова-Катеринича не позволяют читателю расслабиться. Держат его в интеллектуальном тонусе, кого-то заставляют "встать на цыпочки", потянуться...] Сергей Сергеев, Знаковый автор [В Подмосковном литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступил Александр Макаров-Кротков.] Алексей Борычев: Оранжевый уют [О чём же я!.. ведь было лишь два дня: / День-гробовщик и подлый день-убийца. / А между ними - чья-то воркотня, / Которая нам даже не приснится!...] Соэль Карцев: Истина [Я когда-то был со страной един: / ералаш в душе, но хожу ухоженный. / Наша цель - дожить до благих седин, / стырив по пути все слова расхожие.....]
Словесность