Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность


 

Дмитрий Кузьмин

Книга отзывов


ЦИТОТРОН

Лента отзывов
Общий форум в LiveJournal
Книга жалоб и предложений


Сергей Слепухин. Карантин. Стихи
Роман Смирнов. Следующая станция. Стихи
Сергей Сутулов-Катеринич. Попытка number 3, или Верстальщица судьбы. Стихи
Михаил Фельдман (1952 – 1988). Дерево тёмного лика. Стихи
Татьяна Щербанова. Стихотворения. Стихи
Сергей Петров. Эпидемия. Рассказ
Питер Джаггс. Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки". Переводы Евгения Горного
Белла Верникова. Композитор-авангардист Артур Лурье. Эссе

Поставьте себе кнопочку!
Инструкции по установке
Авторская кнопка
Имя:   
E-mail: 
Внимание! Указывая свой почтовый адрес,
Вы совершаете это на свой собственный страх и риск!
Сообщение: 
  Внимание: временно,
в целях борьбы со спамом,
нам пришлось запретить
любые web-адреса (URL)
в текстах сообщений.
Постарайтесь обходиться
без них!
Допустимые тэги: <b>bold</b>, <i>italic</i>, <u>underline</u>
<tt>моноширинный шрифт</tt>


  



Архивы: 



22.05.07 11:00:56 msk
Olga (olgasunny@inbox.ru)

ocen' xorosye i poleznye stat'i! spasibo, massa udovol'stvija


15.05.03 21:38:29 msk
Лина

После статьи Константиновой - эта мне показалась даже очень интересной. Приятно когда авторы незабывают, что пишут не для себя, а для читателя!


06.09.00 07:03:04 msk
Владимир Татаринцев

Хорошо, Дмитрий. Убедили. В конце концов литература начиналась с устных форм, которые затем худо-бедно обустраивались на "надписисодержащих" носителях и становились формами письменными. Итак, пьяный базар как жанр устного народного творчества, немного отстав от частушки и анекдота, в конце XX века таки сумел наконец "заякориться" тоже . Не на бумаге, правда, а в электронном формате.
И все же я думаю, что в своей новой ипостаси этот поселившийся в Интернете горячо любимый народом жанр обрел некоторые дополнительные черты, обломившиеся от щедрот евонного дигитального квартировладельца. И неожиданный гость может в любое мгновение нагрянуть; и каждый пьяница-автор волен клонироваться до бесконечности, а соавторы-собутыльники в это время будут его уважать (не уважать) в полном неведении; и во времени вакханалия не ограничена. Это уже не просто беседа пьяная, а какая-то белая горячка коллективная.
Но если уж она воспринимается многими столь необычно , может быть, и в самом деле проще считать гостевую книгу чем-то новым, ?


05.09.00 05:41:00 msk
Дмитрий Кузьмин

"Размытость адресата" в ходе пьянки (в т.ч. литературной) определяется исключительно тем, как далеко зашла пьянка. Существует некая пороговая точка, после которой диалог прекращается и всякий говорит в одиночку, хотя бы народу и было полно. В Сети это, зачастую, обычное положение дел. Но нового жанра тут никакого нет: мало ли что в "Русском переплете" - драматургия нынешнего века (хоть Чехова взять, не говоря уж о дальнейшем Беккете) во многом строится как раз на переплетении монологов, не образующих диалога. Все это не вопрос. Единственное новое, что есть в гостевой книге, - то, что она воспринимается и подается как нечто новое. Это, между прочим, тоже немало, - но не надо это путать с содержательной стороной дела. Что же касается почитателей, то зуб даю: у жанра пьяных бесед почитателей гораздо больше, чем у жанра гостевых книг.
Еще одну мою небольшую заметку по этому кругу вопросов см. по адресу http://www.vavilon.ru/diary/000904.html


02.09.00 16:45:08 msk
Владимир Татаринцев

> Так что когда сетевые энтузиасты (прежде всего, Дан Дорфман) говорят о гостевой книге как новом жанре, которым Интернет обогатил литературу, - я всякий раз мысленно советую им посидеть с диктофоном на любой литературной пьянке.{
Трудно согласиться. Прежде всего, на литературной пьянке нельзя играть сразу несколько ролей и нет той самой "размытости адресата... приводящей к тому, что все реплики словно выкрикиваются в воздух, в пространство". Возможно, эксперимент с диктофоном и породил бы интересный текст, но почему-то я уверен, никто этим заниматься не станет, а вот жанр гостевой уже имеет своих почитателей и немало. Другая энергетика.
Гостевая книга -- это элемент именно публичной литературной жизни. Хотя и цеховой тоже. И бытовухи. В этой неразберихе ее специфика и новизна. Большинство читателей у монитора интересует как раз регулярно обновляемая "живая книга", несмотря на низкое качество текста. Или даже благодаря ему, этому низкому качеству? Этакий поп-лит: каждый может что-нибудь ляпнуть и не выпадет из общего хора. Все-таки новый жанр налицо, красив он или уродлив.
И он развивается. Вчера, например, я нашел в "Русском переплете" страничку, составленную целиком из высказываний одного из посетителей тамошней гостевой. Организация той странички несложна, но можно выстроить и более навороченные коллажи. Сам принцип весьма интересен.


01.09.00 13:34:30 msk
Михаил Бару

Люц, а почему с таким надрывом? Попытайтесь спокойно проанализировать ситуацию (если, конечно, Вас интересует анализ) и увидите, что Кузьмин очень во многом прав. И, пожалуйста, не надо цитировать Вашего пожилого кузена - это не способствует пониманию вопроса.
С уважением,
М.Б.


30.08.00 23:14:17 msk
Дмитрий Кузьмин

По поводу поста Быкова - поясняю для непонятливых: в совершенно бессодержательной статье Быкова, на которую я ссылаюсь в начале, есть вставной абзац (никак с ее основной темой не связанный), где господин Быков от души объясняет, какой я нехороший. Я же, вместо того, чтобы объяснять ему ответно, что это он говно, а не я, почел за благо говорить о деле. Поскольку говорить о деле (а не переходить на личности) Быков органически неспособен - как ему не быть недовольным!..


30.08.00 21:59:35 msk
Люц

Копиря поста из тенетовской гостевой Быкова.
- Wed Aug 30 21:39:46 2000

До чего же неисчерпаемая тема эта "сетература"! И, главное, какая благодатная почва для гонораров! Вот и Дмитрий Кузьмин сочинил ещё одну - удивительно занудную - статью о переливании из пустого в порожнее.

Цитирую:

"То, насколько им [профессионалам] удастся удерживаться на тонкой кромке свободы, не соскальзывая в чреватую торжеством энтропии сетевую вседозволенность, - и станет подлинным показателем профессионализма, который ведь, в конечном счете, сводится к сознанию своей ответственности."

Такое количество красивых слов в одном предложении, что хочется заплакать и возложить венок - не важно, куда.
И вот ещё:

"В Сети большинство участников процесса не имеют соответствующих культурных навыков - и литературной жизни с литературным бытом различить не могут и не хотят."

Как говорит мой пожилой кузен в минуты страданий: "О, этот быт, который мы называем жизнью!.."

Короче, статья Кузьмина о сетературе существует. Но никакая.


30.08.00 18:10:02 msk
Михаил Бару

Рассудительная (если так можно выразиться в данном случае) статья. Очень импонирует спокойный тон автора.










НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность