Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность


Игорь Куберский

Книга отзывов. Архив 13



Архивы:  08.08.13 (152)   01.02.13 (151)   02.02.12 (150)   26.05.11 (149)   15.01.11 (148)   13.08.10 (147)   04.08.10 (146)   09.03.10 (145)   02.12.09 (144)   01.10.09 (143)   30.03.09 (142)   30.01.09 (141)   23.12.08 (140)   19.10.08 (139)   15.08.08 (138)   10.07.08 (137)   28.05.08 (136)   27.04.08 (135)   17.04.08 (134)   03.04.08 (133)   29.03.08 (132)   24.03.08 (131)   17.03.08 (130)   11.03.08 (129)   03.03.08 (128)   02.02.08 (127)   24.01.08 (126)   14.01.08 (125)   07.01.08 (124)   27.12.07 (123)   19.12.07 (122)   11.12.07 (121)   19.11.07 (120)   01.11.07 (119)   25.09.07 (118)   06.08.07 (117)   23.04.07 (116)   13.04.07 (115)   03.04.07 (114)   27.03.07 (113)   12.01.07 (112)   14.12.06 (111)   02.12.06 (110)   21.11.06 (109)   15.11.06 (108)   21.10.06 (107)   26.09.06 (106)   06.02.06 (105)   19.12.05 (104)   12.08.05 (103)   17.05.05 (102)   31.01.05 (101)   06.01.05 (100)   16.12.04 (99)   26.11.04 (98)   10.11.04 (97)   31.08.04 (96)   20.08.04 (95)   18.08.04 (94)   18.08.04 (93)   17.08.04 (92)   14.08.04 (91)   01.08.04 (90)   13.07.04 (89)   05.07.04 (88)   01.07.04 (87)   20.06.04 (86)   19.06.04 (85)   15.06.04 (84)   13.06.04 (83)   06.06.04 (82)   17.05.04 (81)   01.04.04 (80)   08.03.04 (79)   28.01.04 (78)   30.12.03 (77)   08.12.03 (76)   01.12.03 (75)   25.11.03 (74)   09.11.03 (73)   29.10.03 (72)   04.06.03 (71)   21.03.03 (70)   05.02.03 (69)   31.01.03 (68)   23.01.03 (67)   16.01.03 (66)   07.01.03 (65)   30.12.02 (64)   25.12.02 (63)   17.12.02 (62)   13.12.02 (61)   09.12.02 (60)   05.12.02 (59)   29.11.02 (58)   27.11.02 (57)   22.11.02 (56)   16.11.02 (55)   11.11.02 (54)   23.10.02 (53)   08.10.02 (52)   30.09.02 (51)   10.09.02 (50)   21.08.02 (49)   08.08.02 (48)   24.07.02 (47)   11.07.02 (46)   29.06.02 (45)   09.06.02 (44)   28.05.02 (43)   17.05.02 (42)   29.04.02 (41)   11.04.02 (40)   14.03.02 (39)   26.02.02 (38)   19.01.02 (37)   06.01.02 (36)   28.12.01 (35)   14.12.01 (34)   29.11.01 (33)   14.11.01 (32)   30.10.01 (31)   24.10.01 (30)   20.10.01 (29)   16.10.01 (28)   12.10.01 (27)   04.10.01 (26)   29.09.01 (25)   23.09.01 (24)   15.09.01 (23)   12.09.01 (22)   05.09.01 (21)   30.08.01 (20)   27.08.01 (19)   13.08.01 (18)   31.07.01 (17)   26.07.01 (16)   24.07.01 (15)   22.07.01 (14)   20.07.01 (13)   19.07.01 (12)   18.07.01 (11)   12.07.01 (10)   08.07.01 (9)   04.07.01 (8)   02.07.01 (7)   29.06.01 (6)   21.06.01 (5)   19.06.01 (4)   30.05.01 (3)   24.05.01 (2)   07.05.01 (1)  



20.07.01 18:49:25 msk
Сочинитель - в подарок тем, кто остается в его гостевой, особенно дамам

Бианка

В одну из первых командировок в Испанию по делам фирмы я добирался до Барселоны поездом. Такси доставило меня до мадридского вокзала «Чамартин». Я сел в сидячий вагон – до Барселоны было семь часов пути. Вечерело.
Я сидел в кресле у огромного окна, тихо наблюдал за входящими. Мне еще не надоело наблюдать. Жаль, что я не стал художником. Поезд неслышно, словно по воде, взял с места и потек. Пейзаж за окном мне не нравился, впервые видел в Испании такой пейзаж, или, скорее, его полное отсутствие, – как будто прошлись бульдозером по лунному ландшафту, добавив кое-где помойные кучи. Вскоре, слава Богу, смерклось – поздняя осень все-таки, – и поезд пошел во тьме. В вагоне появилась проводница в красивой форме и сама красивая. Она несла связку наушников. Телевизионный экран ожил. Крутили фильм ужасов из первобытных времен. Первобытные люди спасались от первобытных монстров, монстры схватывались между собой, обливаясь ведрами крови. За наушники полагалась плата. Но все было понятно и без слов, и я не взял наушники. Да и на экран я смотрел только время от времени. Еду не несли. В поездах, в отличие от самолетов, не кормили, хотя ехать много дольше. В поезде все-таки безопаснее, чем в самолете. Наверно, там и кормят для того, чтобы отвлечь от неприятных мыслей. Или впрок, на всякий случай, а вдруг... Хоть сытым сверзишься с небес. Второй фильм был о чем-то смешном, и я пожалел, что у меня нет наушников. В салоне то и дело прыскали, глядя на экран.
Два фильма уже проехали. Это значит – почти полпути. За окном была чернота. Экран погас, поезд стал притормаживать. В динамике раздался мужской голос. То, что он сказал, я понял только в следующее мгновение, когда все в вагоне вдруг разом с досадой вздохнули и стали подниматься со своих мест. Мой сосед-студент тоже поднялся, краем глаза проследив, понимаю ли я происходящее. Я понял. Я понял, что что-то случилось и необходимо немедленно выйти из вагона. Все брали свои вещи, и я тоже достал с полки свою сумку. Поезд остановился, и в проходе выстроилась очередь. Никто не суетился, но и не медлил. Динамик снова ожил. На сей раз я понял лучше – я понял, что в поезд заложена мина. Паники не было, мне даже показалось, то пассажиры восприняли известие без особого удивления.
Поезд стоял у темной платформы, и из открытых освещенных дверей всех пяти или шести вагонов выходили люди. Поодаль виднелось помещение станции. Станция называлась Мората-де-Халон. Никто туда не пошел, все остались на платформе, словно чего-то ожидая. В иноязычной обстановке надо делать как все. И все-таки мне хотелось знать, что же дальше. Я побрел, сумка на плече, вдоль платформы, прислушиваясь к разговорам. Это, конечно, проделки террористов. Опять чего-то добиваются. Для этого надо дестабилизировать обстановку. Террористы могут быть и левые и правые, в зависимости от того, чего хотят. Но действуют одинаково. Подонки, черт бы их подрал! Тут даже и переночевать негде. А что, если мины нет и это просто кто-то пошутил? Говорят, что есть. Говорят, позвонили по телефону диспетчеру и предупредили, что поезд заминирован. Тот связался по радио с машинистом...
На платформе появился человек со станции в полувоенной форме и попросил нас покинуть платформу, так как здесь небезопасно. С сумками, рюкзаками, чемоданами все стали спрыгивать на пути и перебираться поближе к станции. Редкие лампочки на столбах светили жидко, и местность выглядела мрачновато, хотя и знакомо – что-то развалено, но не убрано, что-то строят, но не достроили, вонь из пристанционного нужника, мусор, тоска... Вот только звездное небо. Хотя всего восемь часов. В двенадцать я должен быть в Барселоне, там меня встречает Кармен, секретарша фирмы, пышная тридцатипятилетняя брюнетка, с которой я успел завязать командировочный роман. Что же дальше?
Неподалеку от меня, расставив туго обтянутые джинсами ноги, на рюкзаке сидела негритянка. Она выходила из вагона как раз передо мной. Негритянки обязательно говорят или по-французски, или по-английски. Негритянка курила, а я позабыл зажигалку. Я подошел и попросил огонька. Мне повезло – она была из Нигерии. Уже четыре года, как она в Испании, а все не привыкнет к этому бардаку. Я кто: немец, швед? Русский? Ого, она еще не встречала русских. Да тут русским и делать нечего. Тут вообще никому нечего делать. Какого лешего она связалась с Испанией! Везде люди как люди – в Германии, Англии, Франции, в Нигерии, наконец, а здесь – одни лохи. Козлы гремучие. А эти террористы... Задолбали, заколебали. Пьешь кофе, а на дне чашки террорист сидит. Тут как-то решила сэкономить время, взяла билет на самолет из Малаги до Мадрида, уже все, трап убрали, пошли на взлет, и вдруг тормозим, на всем ходу тормозим, вещи с полок на голову, а сосед – мордой в переднее кресло, кровища, и все на ее белую юбку, а ей в белой юбке выступать! Опять террористы, бомба в багажнике. Совсем оборзели. Сама не понимает, как еще до сих пор жива. Мрак! Нет, пора возвращаться в Нигерию к родной мамочке...
– А чем вы здесь занимаетесь? – спросил я.
Она подумала и сказала:
– Танцую.
– В варьете?
– Вроде того. В ночном клубе, – она бросила сигарету и зло ввинтила ее в землю туфлей на высоком остром каблуке. – Если я сегодня опоздаю в Сарагосу...
– Тут где-нибудь есть телефон?
– Откуда в этой вонючей дыре телефон!
– Я думаю, все-таки есть.
– Если есть, то там, – неопределенно махнула она рукой в сторону слабо освещенных домов за темным павильоном станции.
– Хотите пить? – спросил я и достал из сумки банку кока-колы.
Негритянка протянула руку. Запястье у нее было длинное и тонкое. Волосы туго убраны назад. В темноте она казалась миловидной.
– Сейчас приду, – сказал я и пошел искать телефон.
Поселок Мората-де-Халон уже спал. Жителей не было видно. Только кучки пассажиров толпились здесь и там, да добрая их часть перебралась в павильон станции. Я пошел дальше. На первом этаже одного из пристанционных домов горел свет – за окнами было что-то вроде конторы. Несколько человек, по виду – с поезда, стояли в очереди к телефону. Я толкнул дверь и вошел, поздоровавшись по-английски. Иностранцу не должны отказать. Говорившие оставляли хозяйке конторы деньги. Я положил перед ней триста песет и набрал барселонский номер. В трубке раздался теплый, низкий, бархатный голос Кармен.
– Добрый вечер, – сказал я.– Это я, Борис.
– Ты где, что случилось? – удивилась она.
– На пути к тебе, – сказал я. – Только нас высадили. Говорят, в поезд заложена мина. Террористы.
– О, дева Мария! – сказала Кармен.
– Я звоню, потому что не знаю, когда мы поедем дальше, – сказал я. – И поедем ли вообще...
– Поедете,– сказала Кармен. – Ты, главное, не волнуйся. Все будет о'кей.
– Я не волнуюсь,–сказал я. – Я звоню, чтобы ты не волновалась. Встречать меня не надо. Если я приеду, я тебе позвоню. И возьму такси. Ты не выходи. Жди меня дома. Адрес у меня есть.
– Где вы сейчас?
– Мората-де-Халон...
Кармен помолчала, словно стараясь припомнить, потом сказала:
– Не знаю такого места. Это где-то до Сарагосы?
– Да. До Сарагосы мы еще не доехали.
– Все будет о'кей, Борис. Я уверена, что все будет о'кей.
– Только боссу не звони. Это лишнее, – я опасался, что вмешательство босса лишит меня ночных объятий Кармен.
– Конечно, я не буду звонить. Все будет о'кей.
– Надеюсь,– сказал я. – Только неизвестно, сколько мы простоим. Не надо меня встречать. Договорились?
Что это была за контора, я не понял. На стене висел календарь с цветными рисунками птиц из семейства фазанов. Я и не знал, что павлин тоже фазановый.
Негритянки на прежнем месте не было. Состав стоял в ночи, светя квадратами окон и прямоугольниками раскрытых дверей. Два человека, то и дело нагибаясь, медленно продвигались из вагона в вагон к хвосту поезда. Еще один человек шел снаружи, приседая и освещая фонарем колесную подвеску. Можно было себе представить их самочувствие.
На небе добавилось звезд. Было свежо, но не холодно. Я поискал глазами, где бы присесть. Неподалеку темнела трансформаторная будка, возле нее на ступеньках кто-то сидел. Я подошел ближе – это были две женщины. Они курили. В одной из них я узнал мою негритянку.
– А, это ты, – сказала она. – Ну что, позвонил? Похоже, мы здесь будем ночевать. А мне так нужно в Сарагосу...
– Мину пока не нашли, – сказал я, проверяя, правильно ли понимаю ситуацию.
– И не найдут, – презрительно усмехнулась негритянка.
Ее собеседница тоже говорила по-английски. Когда она глубоко затягивалась, огонек сигареты освещал ее высокие резкие скулы. У нее был низкий, еще ниже, чем у Кармен, голос. Он звучал интеллигентно, во всяком случае, интеллигентнее, чем у негритянки.
– Это мой знакомый, – кивнула ей на меня негритянка. – Он из России.
– Из России? – удивилась собеседница. – Русский?
Глаза мои привыкли к темноте, и я наконец разглядел ее. Она показалась мне красивой. Узкое лицо, нос с горбинкой, крутой подбородок и живой взгляд.
– Вы не шпион? – спросила она.
– Думаю, что нет, – сказал я.
– Он нормальный парень,– сказала негритянка.
– А вы откуда? – спросил я.
– Из Кейптауна.
Я только присвистнул.
– А что вы тут делаете? – спросила она.
– Путешествую, – сказал я.
– Подумать только, русский. Впервые вижу русского.
– Он свой парень, – сказала негритянка.
– Присаживайтесь, – сказала южноафриканка, отодвигая один из своих баулов. Ее звали Бианкой, а негритянку Мартой.
– Я не поняла, где ты работаешь? – сказала Бианка, возвращаясь к прерванному разговору.
Марта замялась:
– Потом скажу.
Время шло, и небо уже задыхалось от звезд. Возможно, придется под ним переночевать. Я вспомнил вагончик строителей, на который наткнулся в поисках телефона. Если даже дверь закрыта, ее можно чем-нибудь поддеть. Там и скоротаем время. А утром поедем дальше. К утру уж точно что-нибудь придумают.
Тут прямо к нашим ступенькам подкатили две машины – автофургон и микроавтобус – прибыла из Сарагосы специальная команда по борьбе с террористами, точнее – с их минами. У команды была овчарка, натасканная на мины. Она вытянула своего хозяина из микроавтобуса, повизгивая от нетерпения. Хозяин, молодой невысокий парнишка, одетый не в полицейскую форму, как остальные, а в спортивный великоватый ему костюм, строго прикрикнул, и пес разом послушно оцепенел, потом на пробу коротко взвизгнул и лег возле колеса, положив голову на лапы. Но глаза его продолжали следить за хозяином. Что-то напевая, парнишка поковырялся в своем освещенном внутренней лампочкой хозяйстве, захлопнул дверь, заметив нас, вежливо поздоровался и, на лету подхватив поводок рванувшегося вперед пса, поспешил за ним к составу.
– Ни хрена они не найдут, – проворчала негритянка Марта. – А у меня в Сарагосе выступление накрывается...
Вслед за командой народ потянулся к платформе.
– Не подходить, не подходить! – замахал кто-то руками, и пассажиры выстроились вдоль железнодорожного полотна как зрители.
Хозяин собаки, присев на одно колено, отстегнул поводок, и пес, порыскав, уверенно побежал вдоль вагонов. 3а ним на расстоянии следовал его хозяин – теперь он не отрывал взгляда от пса. Вдруг пес остановился у моего вагона, сунулся носом туда-сюда, в нетерпении подскочил и, присев на лапах, полез мордой под вагон.
– Ап! – страшным голосом крикнул ему хозяин и высоко бросил в сторону пса что-то вроде легкой палки. Пес мгновенно развернулся, подпрыгнул, на лету поймал палку, а хозяин быстро подошел к тому месту, возле колесной подвески, и, нагнувшись, вытащил из-под вагона какой-то плоский предмет в полкнижки величиной. Он пошел по платформе навстречу остальным полицейским, держа перед собой то, что было, видимо, пластиковой миной, а пес бежал рядом с палкой в зубах.
– Нашел! – первым очнулся кто-то в толпе, и вдруг все зааплодировали, все, кто стоял и смотрел. Это было как цирковой номер.
– Уф, теперь, кажется, поедем, – поднялась Бианка. – Вы поможете мне с моими баулами? Я их сюда еле дотащила. Тут мои костюмы. Мне тоже выступать, как и Марте. Только в Барселоне.
Бианка оказалась высокой и стройной. На ней был тонкий свитер и цветное трико. Волосы у нее были черные, прямые и на вид жесткие. Втроем мы подошли к освещенному составу. Я нес два баула Бианки.
– Я вон там, – кивнула она на предпоследний вагон.
– У меня крыша едет, – сказала Марта. – Они сунули мину под наш вагон...
– Все хорошо, – сказала Бианка. – Теперь все хорошо. Встретимся в баре, выпьем за то, что мы живы. За наше знакомство. – На свету она оказалась смуглой.
Я помог ей разместить баулы и пошел в свой вагон.
– Встретимся в баре, – сказала Бианка мне вслед.
Я сел на свое место и закрыл глаза. Мой сосед исчез.
Возможно, для безопасности перебрался в другой вагон. Платформа неслышно потекла назад. Мы опаздываем на два с половиной часа, значит – приедем около трех ночи, если не подорвемся. Бедная Кармен... Интересно, почему они решили, что это единственная мина? Я попытался расслабиться, но без особого успеха.
Поезд неслышно вошел в респектабельный вокзал Сарагосы. Мимо меня прошла к выходу Марта, волоча за собой рюкзак. Ее ягодицы играли, как ядра в руках у циркового силача. В дверях она обернулась и махнула мне рукой. Я кивнул в ответ. После Сарагосы народу в вагонах почти не осталось, большинство посчитало за лучшее выйти, чем еще два часа испытывать судьбу. На их месте я бы тоже вышел, но в Барселоне меня ждала Кармен. В Сарагосе меня никто не ждал. Я встал, взял свою сумку и пошел в бар. Бианка в наш вагон так и не заглянула, хотя я почему-то ждал ее. Чувство опасности объединяет, а безопасности – разъединяет. Надо выпить за безопасность движения разъединенных душ. В баре Бианки тоже не было, а одному мне пить не хотелось. Я прошел еще один полупустой вагон, открыл двери в следующий и в салоне увидел ее. По телевизору крутили американский мюзикл, и она сидела с наушниками. Что американцы умеют, так это мюзиклы. Тут они всем дадут сто очков вперед. Впрочем, «Иисуса Христа» и «Кошек» написал англичанин. Англичане ставят себя выше американцев. Но это неважно. Бианка увидела меня и улыбнулась, кивнув на кресло рядом с собой. В ее вагоне вообще было пусто – только по парочке впереди и сзади. Я подошел и сел. Бианка сняла наушники.
– Хороший фильм, – сказал я. – Я его не видел, но музыку знаю. До-ре-ми... До-ре-ми... Ты слушай, я посижу и пойду.
– Я его сто раз видела,– сказала Бианка. – Лучше поговорим.
– Может, пойдем в бар?
– Может. Так ты правда путешествуешь по Испании? А где ты еще был?
– Нигде. Вру... был. Во Франции был, в Западном Берлине...
– У меня отец немец, – сказала Бианка. – Отец немец, а мать индианка.
– Теперь все понятно, – сказал я. – А то я гадаю, на кого ты похожа... Так твои предки индейцы?
– По матери.
– А у меня испанцы. По отцу. Я думал, у нас с тобой ничего общего, а оказывается, мои предки воевали с твоими. Поэтому мы и встретились. Чтобы заключить мировую.
– Мне это нравится, – сказала Бианка и переместилась в кресле, чтобы удобней на меня смотреть. У нее были узенькие бедра, в кресле им было просторно. – Ты веришь в переселение душ?
– Не знаю.
– А я верю. Наши предки – это мы сами. Мы вечны. Я знаю, что я уже была. Я знаю, что в другой жизни я была любовницей Распутина, мне было восемнадцать лет. Это я его убила.
– Распутина убил Феликс Юсупов. А Распутин хотел его жену – Ирину Юсупову, красавицу.
– Я была Ириной Юсуповой.
– А сейчас ты танцовщица?
– Да. В варьете. Но я не танцую, я хожу – гарцую. Надеваю перья и гарцую. Могу тебе показать. В этих баулах все мои наряды.
Она встала, чтобы достать сверху одну из своих сумок, и коснулась меня стройным бедром
– Вот смотри! – Бианка стала дергать молнию сумки своими худыми длинными наманикюренными пальцами. Кисти у нее были сухие – кисти тридцатилетней женщины. В сумке была куча-мала из тряпок, перьев, коробочек с гримом и фотографий.
– Это я! – выгребла она одну из еще не очень помятых цветных фотокарточек. – Это я на сцене. А это она, – вонзила она наманикюренный ноготь в свою соседку, дебелую, сильно разрисованную блондинку, тоже в перьях.
– Кто?
– Любовница моего дружка. Разве она лучше меня?
– Нет, – покачал я головой. – Ты лучше.
– Он ничего не понимает. Он изменяет мне с этой бледной коровой. Что мне делать? Я не знаю, что мне делать...
– Измени ему тоже.
– Ты прав. Я ему изменю. Он свинья. Но я его люблю. Правда, я лучше?
– Гораздо.
– А ты мне нравишься.
– Ты мне тоже.
– Ты правда не шпион?
– Правда.
– А кто ты?
– Поэт. В свободное от работы время.
– Ты похож на поэта.
– В России все сочиняют.
– Прочти что-нибудь.
Я прочел ей из Гамлета: «Тo be or not to be…»
– А свое?
– Я пишу по-русски.
– Прочти.
Я прочел: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты…».
– Красиво. Я хочу побывать в России. У вас есть варьете?
– Сколько угодно.
– Я хочу побывать в России.
– А я хочу тебя.
– Я тоже...
Я положил руку ей на бедро и провел до колена. Под тонкой материей была теплая упругая плоть.
– Дай мне свою руку,– сказал я.
Она протянула. Я взял ее двумя руками и положил себе на бедро. Рука ее поползла наверх, нашла замок молнии и с ним поползла вниз. Рука ее проникла ко мне, ласковая и нетерпеливая.
– Подожди, – сказал я, застегнулся и встал.
Парочка впереди и парочка сзади смотрели телевизор.
– Я жду тебя в дабл'ю си, – сказал я и пошел к туалету.
Так уже было. Не со мной. Так было в нежной французской кинопорнухе под названием «Эммануэль». Только в самолете. Дабл'ю си был под стать салону. С зеркалом в полстены и всякими белыми блестящими подробностями. В дверь постучали. Я открыл. Это была она. Целуя, я свободной рукой опустил ее трико. Она порывалась встать на колени, чтобы помочь мне, но в этом уже не было нужды. Для двоих здесь было тесновато, и она сама повернулась ко мне своим маленьким смуглым задом. У нее были точеные шелковые ягодицы. И узкая талия. Она была очень удобной. И так тоже уже было. У Бунина в рассказе «Визитные карточки». Он его, конечно, не выдумал. В выдумке не было нужды. И такая же поза. Только там молодой известный писатель, а тут немолодой и никому не известный поэт. Внутри она была горячей. Она была как вялое пламя. Она откинула голову, и я услышал хриплый животный стон. В зеркале она отражалась в профиль. Она и я. По ее воздетому подбородку текла струйка слюны.
– О-ооо-оо... – хрипло стонала она и, в истоме повернув голову, вдруг глянула в зеркало, прямо мне в глаза. Ее брови ошеломленно взлетели, будто я позволил себе запретное. Но про зеркало она ничего не сказала. Она сказала о другом.
«Я не знала, что русские такие страстные».
Бианка, Бианка, страсть за собой не наблюдает.
«Such an experience... повторяла она чуть позже, в салоне, приходя в себя. – Such an experience»1.
– Дай мне свой мадридский телефон, – сказал я. – Я тебе позвоню. Я могу тебя увидеть в Барселоне?
Она покачала головой:
– В Барселоне я буду у друзей. Позвони в Мадриде. Я вернусь через три дня...
– Я тоже через три. Я тебе позвоню.
– Such an experience, Boris...
В Барселоне она вышла на остановку раньше. Поезд стоял полминуты, и я едва успел вынести все ее баулы и вскочить обратно. Она осталась на подземной платформе, высокая, смуглая, растерянная, на стройных длинных ногах, и все смотрела на меня. Следующая остановка была моей. Я взял сумку и вышел в тамбур. После черноты туннеля снова оранжево высветилась станция подземки. Было полтретьего ночи. На пустой платформе я увидел Кармен.
– Ну вот, – подставила она щеку для поцелуя, – я же сказала, что все будет о'кей.
Мы поднялись по ступенькам и вышли на улицу. Ночная Барселона была тихой и теплой. И нарядной, как Париж.
– Мы не возьмем такси? – спросил я.
– Зачем? Я тут живу недалеко, – сказала Кармен.
Она шла рядом, спокойная, добрая, уверенная, друг и товарищ, и я понемногу стал чувствовать, что я с ней. Мы свернули с широкой, в ночных акациях, улицы в узкий переулок.
Ее квартира была на третьем этаже. Мы выпили слабого чаю, приняли душ и легли. Кармен была большой и мягкой. И голос у нее был добрый, миротворящий. Голос бабушки, матери и жены. В ней было не горячо, а просто тепло. Как дома. Я оставил руку на ее груди и заснул.
Ночью я проснулся. За окном плакала собака. Так уже было. Это мне приснилось. Я чуть не проспал свою остановку. Я выскочил в тамбур и увидел на платформе Кармен. «Я же сказала, что все будет о'кей».



20.07.01 17:18:05 msk
КШ

(тупо) дык, где-где... а застенчивая в кожаном пальте? Или вы полагаете, там 90-60-90 ???


20.07.01 16:48:45 msk
Диффчонка

И где это вы тут видели "унылых прыщавых интеллектуалок с острыми коленками и возвышенными чувствами".

????


20.07.01 15:01:46 msk
КШ

Надеюсь также, что осенью в моей гостевой будет меньше дурно воспитанных молодых людей
----------------
Со своей стороны, надеюсь, будет больше дурно воспитанных молоденьких дифченок. Вот, что люблю - то люблю. Гораздо зажигательнее унылых прыщавых интеллектуалок с острыми коленками и возвышенными чувствами.


20.07.01 14:42:49 msk
Сочинитель, вернувшийся якобы за оставленными очками

Только что мне позвонила по телефону Маша, реальная, не виртуальная, но та самая, с которой я много и увлеченно общался в гостевой, спросила, что случилось, почему я покинул Сеть. Я понял, что плохо объяснил. У меня действительно больше нет на Сеть свободного времени. Я собирался покинуть ее в августе (о чем говорил Аглайе), но обстоятельства заставляют меня сделать это сейчас. Может, я буду иногда вешать новые байки, чтобы уж совсем меня не забыли.
Надеюсь также, что осенью в моей гостевой будет меньше дурно воспитанных молодых людей.
Всем привет,
И. Куберский.


20.07.01 13:01:15 msk
КШ-Застенчивой

. Только вам самому не видно, насколько он отвратителен
--------------
Обижаете, мадам. Что же, по-вашему, я не вижу, что пишу? Именно от-вра-ти-те-лен до омерзения, что и вдох-нав-ля-ит!

---------------

Иначе бы вы отшатнулись в ужасе и никогда бы больше не появлялись в Сети.
------------

Пожалуйста не путайте причины и следствия: отшатываться в ужасе должны куберские и компания, трупоеды, скотоложцы, некрофилы и... синие чулочки. Видити ли, я взял на себя нелегкую, но почетну где-то ношу утилизации. Где-то как-то. Вопросы?


20.07.01 12:55:27 msk
Застенчивая - КШ


КШ, ваш портрет составила я из ваших же постов. Только вам самому не видно, насколько он отвратителен. Иначе бы вы отшатнулись в ужасе и никогда бы больше не появлялись в Сети. Я думала, вы из Словесности,-хотелось посмотреть.


20.07.01 11:04:10 msk
КШ (на прошщанье Сочинетелю)

Молодец Сочинитель, сам ушел, без пенделя. Потому - мудрый человек. Но не таков его одноягодичный близнец Анатоль!


20.07.01 08:29:48 msk
Сочинитель (на прощание)

Сетевая словесность 1995
Игорь Куберский. Книга отзывов 1871
Лента авторских гостевых книг 1780

Я и не думал ни на кого обижаться, Просто со временем - труба. А мудаки тоже нужны, без них в жизни нет драматургии.


20.07.01 08:23:47 msk
Народ ( вослед уходящему сочинителю гневно скандирует):


- Хлеба! Хлеба! Зрелищ! Зрелищ!


20.07.01 00:41:06 msk
россиянин

Ушли, и трупиков, чтоль забрали? А уж я было сподобился припасть к живительному источнику, так сказать, приобщиться к новизне:(


20.07.01 00:37:57 msk
Георгий

Анатолий, не расстраивайтесь, назначьте Куберскому тайное свиданье, он ответит Вам взаимностью. Вы похожи, как две ягодицы одного лица.


20.07.01 00:35:19 msk
мудак мудака узрел издалека

Жаль, что вы ушли. Вы мне интересны. (с) Анатолий


20.07.01 00:32:48 msk
СПР

Дамы и господа, люди! Кто-нибудь знает имя этого КШ, этого чуда в перьях, что сюда приходит? Если знаете, назовите, пожалуйста. Дайте адрес. Хочется на него взглянуть.Спасибо!
----------

ГЫ:)

Видать, откликнулись на призыв люди злые. Взглянул, и спешно исчез.


20.07.01 00:29:34 msk
Анатолий - Куберскому.

Жаль, что вы ушли. Вы мне интересны. Не нужно было обращать внимания на этого придурка и все дела.
Даже не надейтесь, я так точно не разбредусь. До встречи в финале US Open.


20.07.01 00:16:31 msk
И. Куберский

Да, чуть не забыл главное. С этой минуты я ухожу на месяца три. Много дел и вообще... Те, кому я интересен, могут найти меня по электронной почте. Остальные, надеюсь, вскоре разбредутся по другим гостевым.
Счастливо оставаться. И берегите русский язык.


19.07.01 23:53:38 msk
Сочинитель — ПМС


Дорогая ПМС!
На мой взгляд, стихи ваши слабее вашей прозы, не столь индивидуальны, сколь она, и лишены ее самобытности. Хотя, как человек весьма чуткий к слову, со временем, думаю, вы овладеете и стихосложением должного уровня. Однако прежде всего я бы посоветовал вам развивать свой прозаический дар — он безусловный.


19.07.01 23:49:23 msk
Анатолий - Сочинителю

Тут меня обвиняли в том, что я плюю в колодец (подразумевая Родину). Возражаю. Патриотичен до полного отторжения эмиграцией. Только у меня своеобразное проявление патриотизма. Я действительно плюю на многое. В частности на языковые географические нововведения. Казахам остро захотелось, чтобы в русском языке город Джамбул отныне и присно именовался Жамбылом. Мы не только это проглотили, но и другую их дикую фантазию: город Чимкент теперь надлежит оформлять письменно под видом Шымкента. Вопреки русской грамматике и физиологии, присущей славянам (нижняя челюсть никак не хочет выдвигаться вперёд, произнося это вот ШЫ). Итальянцам нет дела до того, что их Рому именуют Римом. А вот вспыхнувшее национальное самосознание бывших братьев по Союзу…
Господин Куберский, я прощаю вам вашего “Третьего лишнего”. Я прощаю вам “Американочек” и, даже, “Маньяка”. Мне очень трудно это сделать, поверьте. Я поступлюсь принципами, плюнув на Нину Андрееву. Но Таллинна я вам никогда не прощу. Только дуэль. На “Лепаржах”, круглыми пулями. На шести шагах, “…среди берёзок средней полосы…”


19.07.01 23:14:55 msk
пиздит чего-то куберский

12.07.01 22:01:00 msk
МНС

Пока народ, сцепив руки на чреслах, переминается с ноги на ногу в гостевой, не зная, то ли что-нибудь свое поведать, то ли послушать, я расскажу еще одну маленькую историю. Должен предупредить, что все истории правдивые..


19.07.01 01:08:26 msk

Женя, Бог с вами, проведите по лбу кусочком льда. Неужели в Киеве так же жарко, как в Питере (+32 градуса по Цельсию)? То, что я пишу, это игра, литературная игра (об этом я то и дело твержу в гостевой).


19.07.01 23:13:43 msk
Анатолий - фЕМЪи

Не грустите. Я не хотел вас обзывать. Я - Весы.
Помните великий рассказ, начинавшийся словами:"...Господа, может ли мужчина - я имею ввиду, джентльмен - назвать женщину свиньёй?" (цитата по памяти). Автор повествованием доказывает, что да, может. Прямо не говорит, конечно, но даже я это понял. Это не тот случай. Просто вы так свободно бросаетесь определением "мудак". Молодая девушка, с чувством слова. Ну подумайте сами, ну вот зачем вам это напускное? Какие-то постоянные сальности в постингах. С ума все посходили…
А шторка мне не угодила “колебанием”. По мне “колеблющаяся шторка” – топорная словесная поделка. Уподобьте её (шторку), развеваемую, белому плащу монаха-капуцина. Колыхните лёгким, как дыхание Оленьки Мещерской, дуновением. Только не "колебайте" как нравственные устои строителя коммунизма.
Почему бы мне ни привести то, что мне нравится?
Это в тему, о шторке - учитесь:


“… Во дворе, где радиола на конце иглы держала
Нить мотива и луны лимонный диск,
Пробивал гитарой-соло какофонию квартала
Такт за тактом ливерпульский гитарист.

А потом игла чихала, открывалась дверь балкона
Дом полночный пестрой шторой делал вдох.
В послезвучьи возникала темноглазая икона
И отскакивали пальцы от ладов…”

Простите недостающие и лищние знаки препинания - цитирую тоже по памяти.


19.07.01 22:46:09 msk
МНС

Совершенно правдивая дорожная история о том, чего не было и не могло быть, с дополнительными мерами безопасности для участников действия
Однажды я возвращался из Риги (надеюсь, читатель уже догадался, что на самом деле из Таллинна). Дело происходило уже в постоветском (советском, царском) пространстве, потому охотников ехать из Риги в Питер оказалось маловато. В моем четырехместном купе почти до самого отправления было пусто, а потом вошла высокая стройная девица, обратившая на себя мое внимание какой-то не по-русски горделиво выпрямленной спиной да шляпой, какие в Питере еще не носили – большая такая шляпа, в стиле ретро. Девицу сопровождал некто очень смуглый, я видел только его косичку и каштановый отлив щеки. Я полагал, что мы поедем втроем – я, она и ее метис-мулат, но, когда поезд тронулся, и девица наконец переместилась из узкого коридора в купе, оказалось, что она одна. Дело было под вечер, но к разговору и знакомству почему-то не тянуло. Я, как водится, читал Владимира Соловьева – я его всегда читаю в поездах, а она, по моим наблюдениям, читал Генри Миллера, а именно «Тропик Рака». Поскольку мы читали совершенно разнонаправленные произведения, то наши мысли, чувства и взгляды не пересекались. Меж тем сгустились зимние сумерки, явился вечерний чай, а затем пришла пора разбирать постели, что мы и сделали по очереди, деликатно выходя, чтобы не мешать друг другу. Да, молодая эта женщина (лет 22-х, мой любимый возраст) имела имя Оксана, и говорила по-русски, хотя и с латышским певучим прононсом. Когда я вошел после разбора постелей, она уже лежала с тем же Миллером в руке, причем одно ее плечо было обнажено и мне настолько понравилось, что я, улегшись, перестал читать Соловьева, а стал смотреть на это плечо, благо, глаза моей попутчицы были уставлены в книгу.
Наконец она, учуяв мое внимание, подняла их, наши взгляды встретились, и я спросил:
— Нравится?
Она кивнула, тут же показав лицом, что вообще-то читать ей надоело, и она не прочь поболтать. Что мы и начали делать, с каждой минутой все успешнее – факт, лишний раз подтверждающий мое коренное убеждение, что жизнь поинтересней самой блестящей прозы, буде даже с эротической закваской. Мы поговорили за литературу, которой Оксана оказалась прилежной читательницей, и перешли на ее собственные дела. Она была в каком-то бизнесе, и ехала в Питер на три дня, чтобы просто отдохнуть и потратить доллары. Долларов было много, и в «Астории» для нее был заказан номер-люкс. Поднялась она после студенческой бедности на челночных поездках в Польшу и другие сопредельные с бывшим СССР государства. Но особенно в Польшу. Что-то они увозили, кажется, ювелирные изделия, и чего-то привозили – кажется, всяческие шмотки. Там было дешевле это, здесь – то, первые месяцы горбачевской экономической свободы, когда и были сколочены из ничего, просто из перепродажи, первые состояния. О Польше у нее не осталось никаких воспоминаний, кроме огромного вытоптанного пространства рынка в каком-то приграничном городке, где все это обменивалось, на краю которого длинной полосой, шире государственной границы, лежало и прело человеческое дерьмо (туалетов в зоне свободного экономического предпринимательства тогда не было)
И вот, она, бывшая челночница, стала компаньонкой в каких-то новых делах с латвийской недвижимостью. Короче, мы подружились, и довольно скоро, хотя и не так, как в случае с партийной мамкой, я без водки и других горячительных напитков оказался в Оксаниной постели. Было тесновато, но приятно, к тому же без всяких там глупостей, потому что Оксана просто и ясно, как своему, сказала, что сегодня она этим заниматься не намерена, и вообще любит сначала принять хороший душ и т.д., что в дорожных условиях невозможно. Я не стал ни на чем настаивать, решив, что, может, у нее ЕЕ ДНИ, и ничуть, между прочим, не был этим расстроен – даже наоборот, чувства мои приняли, как в ранней юности, возвышенно-романтическое направление. Да, она позволяла мне ласкать свои красивые груди, но это, как вы понимаете, для взрослых людей занятие вполне нейтральное. Параллельно с дружескими ласками я слушал ее любовные истории, которые, к счастью, не запомнились (чем лишаю оппонентов повода обвинить меня в том, что я раззваниваю о них на всю Ивановскую). Запомнилось мне лишь одна многократно повторенная ею фраза, что она умеет делать в сексе такое, что не умеет никто, и что после нее мужчины уже не могут вернуться к своим женщинам. У меня хватило ума не спросить, что же именно она умеет, а она не стала уточнять. Кстати, еще вопрос – решитесь ли вы на близость с женщиной, после которой все остальные перестают для вас существовать. В общем, можно догадаться, что же такое она умела, — это действительно редкий дар, встречающийся разве что у каких-нибудь полинезиек или галапагосянок, однако его может у себя при желании развить и цивилизованная женщина. Но хватит об этом. Меня она ласкать не стала, но был такой момент, когда мы, полуобнаженные, то есть только в трусиках, обнялись в проходе между нашими лавками, и помню ее какой-то совершенно божественный выгиб, породивший во мне дрожь, которую я тут же постарался унять. Нельзя — так нельзя. Для настоящего мужчины это свято. Настоящий мужчина не только не рассказывает ни о чем, но и ни на чем не настаивает, услышав приветливое женское «нет».
Да, ночью нас довольно долго терзали сначала латышские, а потом уже наши пограничники с таможенниками, почему-то девицами, которые не без зависти. смотрели, как мы тут, голубочки, устроились. Незадекларированные доллары Оксаны лежала в ее косметичке, напоминая баллон с дезодорантом. Одна из таможенниц попросила эту косметичку, и Оксана отдала – притом в ее лице не дрогнул ни одни мускул, и, отреагировав на это, таможенница, не раскрывая, вернула косметичку. Да, из Оксаны вышла бы великолепная латышская разведчица, а, может, она ею и была.
Утром она отправилась в апартаменты в «Астории», а я — к себе, на Васильевский остров.
И все? — спросит меня раздосадованный читатель. А где же копуляция, для чего надо было огород городить? Копуляции не было. Ни тогда, ни на следующий день, когда я приехал к Оксане в «Асторию», чтобы вместе провести вечер. Она сама меня позвала, сказав, что у нее болит спина, которую хорошо бы помассировать – я же еще раньше представился ей лучшим в мире массажистом. Я приехал и, забравшись на ее огромную, как танкодром, постель, всю в белой пене кружев и шелков, действительно довольно долго массировал ей спину, любуясь ее красивым телом топ-модели, с сильными ягодицами, длинными ногами, высокой грудью, прямой, гибкой спиной. Правда, на мой вкус у нее был чуть длинноват нос – но это придавало ее облику исключительную породистость. Да, выпей мы тогда водки или сделай еще какой-нибудь теплый шажок навстречу друг другу, и, возможно, до сих пор были бы вместе, но в том момент нам это почему-то не было нужно. Нам и так было хорошо.
Через три дня я провожал ее на рижский поезд. Она снова оказалась одна в четырехместном купе, и мы посидела до отправки, болтая о том, о сем. И только когда по радио объявили, что граждане-провожающие должны покинуть вагон, и я встал, прощаясь, она порывисто поднялась с лавки, закинула руки мне на плечи (она была выше меня) и впилась мне в губы жгучим, страстным поцелуем, вкус которого до сих пор на моих губах. Больше мы с ней не встречались.


19.07.01 22:25:22 msk
КШЖЕ

Кто нибудь знает аналог термина "мудак" применительно к женщине?
--------------
Мне известен аналог, применимы к эстетствующим тайным эротоманам. Только он (аналог) непечатный. Сказать?


19.07.01 22:22:51 msk
КШ

Дамы и господа, люди! Кто-нибудь знает имя этого КШ, этого чуда в перьях, что сюда приходит? Если знаете, назовите, пожалуйста. Дайте адрес. Хочется на него взглянуть.Спасибо!
---------------

Не совсем понятно, отчего Вам нужен какой-то еще адрес, когда вот он я, прошу любить и жаловать:)

Или Вас домашний интересует? Москва, Новый Арбат 30/9

Да я теперь к Вам в гостевую частенько буду наведоваться, ну, относительно, конечно. Все в мире относительно, а Вы меня пока еще знаете только с хорошей стороны - это про автопортрет. Будем добавлять штрихов:)

А меня многие в хулинете знают:)


19.07.01 22:16:15 msk
фЕМЪ(грустно)

Изо всего этого потока вычленяю единственную ценную информацию - Анатолий - не Козерог :) Ну и ладно. Козерогов в Сети предостаточно:))))
Анатолий, да чего там стесняться, обзовите меня мудаком. (Еще более грустно). Это будет остроумно. (Проливая оптимистические слезы) В кои-то веки...

(С любопытством) А чем вам шторка на ветру не угодила? Расскажите же!


19.07.01 22:08:35 msk
Ан - ПМС

А можно у вас попросить лучшее? На ваш взгляд, конечно. Одно. Самое.


19.07.01 22:05:05 msk
Анатолий

Ах, ну зачем я не писатель!
Нанизывал бы себе бусинки слов на ниточку повествования, радуясь их ладности и разноцветности...
Нет. Можно позволить себе неделю не бриться, но нельзя себе позволить конструкции типа: "...И шторка на ветру колеблется...".
Любите Козерогов, Носорогов, чёрта лысаго...
Кто нибудь знает аналог термина "мудак" применительно к женщине?


19.07.01 22:02:06 msk
ПМС

попавшееся


19.07.01 21:46:06 msk
Анатолий - ПМС

Дорогая ПМС, стихи получил, спасибо. О них - утром. Почему не вечером? Вечером - Куберский, Анатолий - утром. Утром Куберский - Анатолий вечером. Полдень не рассматриваю - для поэзии не годится ("..и в окнах слишком много света, конец июля - царство дня..."). В полночь буду занят. Нет-нет, не этим. Серьёзный пласт бытия фЕМЪи в моём настоящем истончился до прозрачности. Банальная трансляция "супердевятки" из Штутгарта. Кроме того, просто интересно сначала прочесть мнение мэтра, сопоставить со своим. Скажите только: вы выбрали лучшее, худшее или первое попавшееся?


19.07.01 21:11:06 msk
Портрет КШ, написанный им самим

«Ага, вот один клиент есть, типа матерый вуаерист. Сегодня уже некогда, а завтра будем вас тренировать, Анатоль, а то вы, я гляжу, подраспустились, дисциплинка хромает на обе конечности, морального обика нет вообще и так далее.
Ладно, специально для вас введем строевые занятия - чтоб слюнями на клаву не капали».

«04.07.01 06:48:06 msk
КШ

«Так, ну че, кто тут типа самый крутой? ЖЖ? Давайте, пацаны, не будем пудрить друг-друг мозги и терять драгоценное время на чтение архивов, ОК?! Заводилы, есть? Официрен, политокомисарен и сами знаете кто - отзовись!
Заодно можете расчитаться по порядку номеров.
С сегодняшнего дня начинает функционировать летняя газовая камера, приглашаются все желающие.»

«Насчет моих умственных способностей, чтож, не буду отрицать - нетути даже в зачатке, равно как и образования. Но! Речь ведь идет о нравственности, и о репродуктивных способностях, а уж здесь-то я вне конкуренции:) И никакая застенчивая особь с томиком Бодлера под мышкой не смутит меня своими синими чулками, подслеповатым очами и костлявыми ключицами настолько, чтобы я перестал иметь тех, кого желаю:)»

«Я с Вашим творчеством не знаком, но в контексте цитаты с Вашей знакомой абсолютно согласен: человеку со здоровой психикой детализированное описание некоторых явлений (или "темы" по-вашему) попросту недоступно. Даже подразумевая негативную оценку.
То есть, фокус весь в уровне детализации; если с подробностями - дурдом по автору плачет. Надеюсь, Вас поймают до того, как Вы начнете воплощать фатазии в жизнь. Типа, ради Вашего же блага.»

Дамы и господа, люди! Кто-нибудь знает имя этого КШ, этого чуда в перьях, что сюда приходит? Если знаете, назовите, пожалуйста. Дайте адрес. Хочется на него взглянуть.Спасибо!



19.07.01 20:39:51 msk
фЕМЪ

В известном аспекте не надо, чтоб лучше, а надо...(вздыхаю)... надо, чтоб как раз. Мне Козероги нравятся. Я когда-то в детстве раскрыла гороскоп, прочла про Козерога и влюбилась. Все мне в них нравится! Когда Никитина в первый раз увидела - это было на литературной студии, вижу - ну, КОЗЕРОГ сидит! КОЗЕРОГ!!! Подхожу к нему, спрашиваю: "УЖ не Козерог ли вы?". Оказалось - он самый. До сих пор нравится. А Рыбы - это такой лирический вариант мудака. Они мне, в общем, как мужчины, не нравятся. Скорее, как антураж:) Да и притерпелась - папа у меня Рыбы, этот придурок - Рыбы, племянник (он же - крестник)- Рыбы...

Что касается Тельцов, то это - не для ленивых. А я - ленивая:))))Что ж получается - проснешься утром, крепатура по всему телу, кофе никто не несет...потому что уже все было...фи... Это еще в лучшем случае. А в худшем - ты просыпаешься, крепатура, в голове - дырка, а кто-то еще сверху напирает, рекорды устанавливать лезет.

По мне уж лучше и вправду Рыбы какие-нибудь. Просыпаешься, часть постели возле тебя застелена, цветы, фрукты, бутерброды рядом на тумбочке, записка: "Милая, любимая, спасибо за доставленные сладкие минуты.". И шторка на ветру колеблется... красота:))))


19.07.01 19:55:15 msk
Сочинитель - фЕМЪи

Между прочим, Тельцы в известном аспекте ничуть не хуже Рыб. А накала как раз не чувствуется. Ну, ничего, поужинаю и ...
В Питере гроза и молнии.


19.07.01 19:54:31 msk
Сочинитель - Дафне

Дафнушка,
блин, наконец вы объявились! Хоть вы скажите два слова этим поборникам земляничной нравственности. Я же, как и вы, предпочитаю клубничную. Помните, я вас хвалил в вашей гостевой, очень удачно сравнивая вашу блестящую прозу то с горячей, то с холодной водой, или как-то так...


19.07.01 19:31:07 msk
Сочинитель

Дорогой россиянин с маленькой буквы. Тембр вашего российского голоса я с удовольствием различаю среди тысяч других таких же российских голосов. Ну, да ладно. Должен вас огорчить - маньяк не умер и девушка его тоже жива. Ну, ошибся, блин, с кем не бывает. Да и что хорошего вы сами сказали бы об авторе, который в первой же серии убивает своих дорогих заглавных героев. Нет, они рассчитаны надолго, как всякий коммерческий проект. Как только получу денежки за первую серию, тут же опубликую вторую. Ждите, следите за анонсом. Вам экземпляр - бесплатно.


19.07.01 19:28:05 msk
Дафна

Ну все, теперь я повесилась
буду мудак висячий
все


19.07.01 19:27:27 msk
Анатолий - ПМС

alsion35@hotmail.com
Присылайте. Буду признателен. Квитанции об отправке сохраните. Для краеведческого музея (в переписке, мол, состояли) :))


19.07.01 19:25:53 msk
фЕМЪ про Бунина

фЕМЪ и Бунин... фЕМЪ и Бунин... ебунин... ебунин...не будем...не будем:)))
Не знаю, Бунин - это что-то типа женской прозы, только для мальчиков;)
А как язык показать? Есть значок какой-нибудь?


19.07.01 19:22:51 msk
фЕМЪ

Что касается Дафны...м-да. Мой любезный братец - это чистейшей воды мудак. Аж лоснится весь. Но надо сказать, что он принадлежит к другой породе - не удивлюсь, если он кому-нибудь рассказывает, что он девственник:)))) Его фантазии всегда настолько далеки от реальности...Чаще всего я узнаю в его эротических персонажах себя, и меня это каждый раз аккуратно бесит! Но вот за что люблю Рыб - они-то как раз блюдут конфиденциальность, это у них в природе. У них просто нет потребности никому ничего рассказывать, наоборот - норовят напустить туману.

Поповича постоянно бъют за то, что он все время врет, причем, вранье у него такое отча-а-аянное!

Игорь, я же для вас стараюсь:)))Как атмосфера-то накалилась!


19.07.01 19:12:49 msk
Дума

Думаю, переписывайся Бунин с фемью, не читать бы нам «Темных аллей».


19.07.01 18:05:50 msk
россиянин

Господин сочинитель, дайте ссылочку на рассказец, где у вас трупиков трахают. Очинно интересуюсь новыми веяними.


19.07.01 16:53:16 msk
ПМС

Анатолий, да там так... могу прислать, если адресок скажете.


19.07.01 16:14:19 msk
Анатолий - ПМС

Самая разнообразная. Диапазон вкусовых пристрастий широк. Не печатать же мне, в самом деле, список любимых авторов и их творений. Да и что вам во мне? Я среднестатистический читатель, разве что палец перед тем как перевернуть страницу не мусолю.
Читайте гостевую Куберского. Я иногда копирую сюда понравившиеся мне отрывки, правда, справедливости ради вынужден признать, что они кроме меня никого не вдохновляют. Видимо, потому что в них нет ничего про “трах” и “душистые лона”, что по нынешним и здешним меркам пресно и скучно.
Слышал, вы стихи рассылаете? Что же меня обнесли?


19.07.01 15:59:39 msk
Сочинитель - ПМС

Дорогая ПМС, стихи получил, спасибо. О них - вечером.


19.07.01 15:46:12 msk
ПМС

Анатолий, какая проза вам близка?


19.07.01 15:24:34 msk
Анатолий

Нужно перечитать "Американочек". Видимо, я пропустил что-то очень важное. Попробую теперь с конца. Пока у меня впечатление от этой повести "самое ровное". Идеальная проза для мягкого переплёта и перелёта из Пулково в США. Настраивает на калифорнийский лад, когда бы ни приложился - как к бутылке с пивом, лишь бы шипело - последующее от предыдущего не отличается. Оторвавшись на минуту от страницы (посмотреть в иллюминатор или на колени соседки),а потом найти строку, на которой остановился - трудно. И прекрасно, чего её искать - газета формата "Спид-Инфо".
Конечно, милые.


19.07.01 15:17:31 msk
Вопрос

А не позвать ли нам Дафну, которая только и знает, что молчит о вещах, о которых мужики только и знают, что п….т? Вдруг в ее гостевой уже побывала ее учителка и, прочтя про свое душистое лоно, повесилась?


19.07.01 15:03:33 msk
ПМС

Анатолий, ну что вы, право дело. С удовольствием исправила. Я ж не волшебник, и все такое прочее. И не обидно, отнюдь. А вот Куберского не трожьте. У него славные "Американочки" и вообще, Куберский милый.


19.07.01 14:59:05 msk
Анатолий.

Милая ПМС, я устал повторять, что я не критик! И вас не критиковал. Почему все так болезненно реагируют на то, что в их текст вкралась нелепица или то, что просто "занозит глаз"?
Бывает и у меня шнурок развязывается. Я не обижаюсь на встречного за то, что он мне об этом говорит. Сам-то я знаю, что не неряха! :))
Другое дело когда есть такие, которые их и не завязывают.
Кстати, вы одна из немногих, которые послушно "полезли в Ворд" и исправили (вот вам карамелька!).
Куберский признавался, что этого делать не стоит. Что-то там про "холодный нос" и прочее. Так и бродят его проза под руку с его поэзией, словно мужик, в бороде которого арбузные семечки и крошки хлеба, с бабой, у которой пятна кетчупа на блузке.


19.07.01 14:48:48 msk
Маша

ФемЪ,
я от Вас балдю! :)))))


19.07.01 14:48:15 msk
Сочинитель

Уф, жарко… где-то за тридцать.
Да, требовать СЕГО ДНЯ адекватного понимания и поведения - это непростительная роскошь. Девиз: делай, что хочешь, и пусть все делают, что хотят. В том числе и на тебя.
Только что рядом со мной в вагоне метро среди изнывающих от духоты полуголых пассажиров ехал человек в черном толстом плаще и шляпе. С черным портфелем. И ничуть не изнывал. Подумалось - спортом занимается. А по выходе из метро спросилось – каким же? И в глазах закипели слезы восторга. Далее был солнечный удар, переходящий в уже известный обморок. Напротив вырос новый дом, и пора сменить на кухне занавески.










НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Спектор: "Жизнь была еще вся впереди"... [Все хотели домой. В мирную жизнь. Которая была ещё вся впереди...] Ирина Жураковская: Михайловна [Через какое-то малое время Федька просочился через всю эту закрытость больничную и спрятался в тёмном углу под кроватью. Он впервые вышел из дома. Михайловны...] Николай Милешкин: Конечная, как и всё [станция "Юго-Западная", / конечная / / как и всё] Татьяна Костандогло: Венок сонетов [И макромир томится в микромире, / А будущих планет бессмертный хор / Лишь с теми заключает договор, / Кто Музу прописал в своей квартире...] Виктор Афоничев: Хождение через три границы или воспоминания о Советском Союзе [В те годы если и происходили случаи надувательства, то это исходило от отдельных элементов, относившихся к категории несоветских. О, славные времена...] Литературно-критический проект "Полёт разборов", 30 июня 2019 [Стихи Николая Милешкина рецензируют Евгения Риц, Татьяна Грауз, Мария Маркова, Валерий Отяковский.] Ольга Вирязова: Золотая муха памяти и отвращения [Море к тебе спешит, / выпрашивает подачки: / фантики, косточки, стаканчики, / отворачиваешься - берёт само...] Владимир Спектор: Эпоха непонимания [Завтрашний воздух - в отсеках стальных облаков, / Завтрашний мир - как дыханье воздушной эскадры. / Завтра узнаем, возможно, расскажет Песков, / ...]
Словесность