Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


 

Александр Кабанов

Книга отзывов


ЦИТОТРОН

Лента отзывов
Общий форум в LiveJournal
Книга жалоб и предложений


Владимир Гоголев (1948-1989). Зов утопающей жизни. Стихи
Юлия Долгановских. Стихотворения.
Полина Орынянская. Стихотворения.
Михаил Рабинович. ... На границе холода с теплом. Стихи
Юрий Рыдкин. Симметрия смерти. Стихи
Сергей Петров. Тонкая материя. Рассказ
Ростислав Клубков. Петрушка и Анна Эммерих. Маленькие пьесы
Анатолий Добрович. Загадки Бориса Клетинича. Статья
Литературные хроники: Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита...". Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Петербурге и Ленинградской области
Литературные хроники: Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва.

Поставьте себе кнопочку!
Инструкции по установке
Авторская кнопка
Имя:   
E-mail: 
Внимание! Указывая свой почтовый адрес,
Вы совершаете это на свой собственный страх и риск!
Сообщение: 
  Внимание: временно,
в целях борьбы со спамом,
нам пришлось запретить
любые web-адреса (URL)
в текстах сообщений.
Постарайтесь обходиться
без них!
Допустимые тэги: <b>bold</b>, <i>italic</i>, <u>underline</u>
<tt>моноширинный шрифт</tt>


  



Архивы:  15.02.06 (1)  



21.06.11 12:27:59 msk
Павел Гриценко (pg_mednet@mail.ru)

Доброго времени суток!
Вообще, стихи Александра Кабанова - это чуть больше, чем просто стихи, и даже немного больше, чем СТИХИ с большой буквы (с большой буквы "С" - так и хочется грустновато пошутить).
И гражданственность в его стихах особенная (горьковатая настойка честности по старинной рецептуре) и музыка его стихов - особенная конечно же...А еще, его стихи обладают одним свойством - там (в стихах) некоторые вещи назваются своими именами, может быть иносказательно, но называются - остро и метко порой. А это большая редкость в наше время повсеместного обмана, хамства и манипуляций с нашим сознанием. За то г-ну Кабанову большой поклон.
Павел Гриценко.
Давний почитатель творчества Александра Кабанова.

P.S. Заглядываю иногда на данный ресурс, чтобы почитать стихи. На всякий случай решил оставить комментарий.   


02.06.10 11:13:51 msk
Беднякова Наталья (n_bednyakova@mail.ru)

Уважаемый автор!

Издательский дом "Коктебель" (Феодосия-Москва) в сотрудничестве с московским
литератором, уроженцем Крыма, Виктором Бойко завершают подготовку к изданию
шеститомной антологии "Крым в поэзии" (объем каждого тома более 700
страниц). Выход издания запланирован до конца этого года. Все шесть томов
выйдут одновременно.

В антологии представлены произведения о Крыме, написанные поэтами разных
стран и эпох (всего более 1600 авторов). Составитель включил в настоящее
издание и Ваши произведения. Будем признательны, если Вы уточните свои
биографические данные и вычитаете тексты стихотворений. Корректорскую правку
просим внести в исходный текст, выделив ее красным цветом.

Будем благодарны, если это будет сделано Вами в течение 5-7 дней.

С уважением, редактор-издатель Дмитрий Лосев,

сотрудник проекта Наталья Беднякова

телефоны для справок:

в Феодосии 0660530465,
в Москве: +7-916-105-50-60; +38-050-967-80-90;

скайп: kuzneok
e-mail:
n_bednyakova@mail.ru

КАБАНОВ, Александр Михайлович, родился в 1968 году в Херсоне. Окончил факультет журналистики Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко. Печатался в журналах: “Рабоче-крестьянский корреспондент”, “Парус”, “Смена”, “Склянка часу”, “Крещатик”, в коллективных сборниках: “Ручьи”, “Вот мы какие...”,  в “Антологии русской поэзии на Украине” (т. 1). Автор книг стихов “Временная прописка”, “Время летающих рыб”. Лауреат университетской, киевской и республиканской премий. Книги А.Кабанова переведены на украинский, немецкий, английский, японский языки. Главный редактор киевской газеты “Вечерний курьер”. Стихи взяты из Сети.
Аппассионата

Море хрустит леденцом за щеками,
режется в покер, и по хер ему
похолодание в Старом Крыму.
Вечером море топили щенками -
не дочитали в детстве “Му-му”...
Вот санаторий писателей в море,
Старых какателей пансионат:
чайки и чай, симпатичный юннат
(катер заправлен в штаны).
И Оноре, даже Бальзак уже не виноват.
Даже бальзам, привезенный из Риги,
не окупает любовной интриги -
кончился калия перманганат...
Вечером - время воды и травы,
вечером - время гниет с головы.
Мертвый хирург продолжает лечить,
можно услышать, - нельзя различить, -
хрупая снегом, вгрызаясь в хурму, -
море, которое в Старом Крыму.

Крымская ночь

Мой милый друг! Такая ночь в Крыму,
что я - не сторож сердцу своему.
Рай переполнен. Небеса провисли,
ночую в перевернутой арбе,
И если перед сном приходят мысли,
то как заснуть при мысли о тебе?
Такая ночь токайского разлива,
сквозь щели в потолке, неторопливо
струится и густеет, августев.
Так нежно пахнут звездные глубины
подмышками твоими голубыми;
Уже, наполовину опустев,
к речной воде, на корточках, с откосов –
сползает сад - шершав и абрикосов!
В консервной банке - плавает звезда.
О, женщина - сожженное огниво:
так тяжело, так страшно, так счастливо!
И жить всегда - так мало, как всегда.

***
Час неровен, и бес - не в ребро,
                                                     а в Рембо!
Ум за опиум крымских акаций…
Удивление Ли или нежная Бо…
Кто на что в этой жизни Гораций?

Из письма Андрею Полякову

Тесна - славянская кровать
и жидковаты в ней пружины:
кацап, хохол, бульбаш… Терять
свои свободы и режимы, -
не девственность… И потому,
подернуты слезой вакханки
кусты подмышкой ПТУ
и там - мяучат лесбиянки.
Какая злоба на дворе!
И посылают в первородный…,
там - Путин, баловень безродный,
там - член в промерзшей кобуре!
там - сам Бальзак. Де Оноре!!!
Пересекли отрезок водный,
и оказались на горе…
И вот опять гремят там-тамы,
опять богат китаевед.
Вот - черножопые ван-даммы
уводят барышень в Тибет.
Все минет, или все - минет?
И наступив в сомненьи ентом
на граблю, или на граблю,
Ты, с каждым новым президентом,
Все веришь в старое: “Люблю!”

P.S.
Чтоб в метрополии, в Крыму,
на пенсии, скукожив пейсы,
читать Шевченко и “Му-Му”
и напевать блатные песни?…

***
    Лесе
Сбереги обо мне этот шепот огня и воды,
снегириный клинок, эвкалиптовый привкус беды…
Я в начале пути, словно Экзюпери - в сентябре,
где Алькор и Мицар, где иприт в лошадиной ноздре.

Далеко обними, пусть ведет в первобытную синь,
где Алькор и Мицар, твой мизинчик династии Минь.
Над звездою - листва, над листвою - трава и земля,
под землею - братва из космического корабля.

Я за словом “кастет” - не полезу в карман кенгуру:
вот и вышел поэт, танцевать золотую муру!
Вот смеется братва, и бессмертную “Мурку” поет,
и похмельное солнце над городом детства встает!
Сбереги обо мне - молоко на хозяйской плите

(здесь любой виноград - бытовая возня в темноте).
Сбереги о любви - бесконечный, пустой разговор,
где лежит у воды с перерезанным горлом Мисхор.
И тогда ты поймешь, задремав в жигулиной арбе,
что я - зверь о тебе,
что я - муж о тебе,
что я - мысль о тебе…
***
Фиолетовой, густой сиренью Таврии
я весной заправлю ручку наливную.
В этом воздухе - по-женскому - кентавровом,
столько нежности и прыти! Я ревную.
Я ревную в лошадином знаменателе,
ты - кокетливо смеешься надо мною,
Обещаешь быть послушной и внимательной,
Я не руки умываю - ноги мою.
Мы поскачем, но, до первого издателя,
от которого (которой) я не скрою –
нелегко быть в лошадином знаменателе,
оставаясь половиною мужскою.

***
Вновь посетил Одиссей милую нашу дыру:
пил - за Отчизну. ua, плакал - о Родине. ru.
Вот бы и нам, Поляков, взять поощрительный приз:
выиграть проклятье богов, как - кругосветный круиз!
Морзе учить назубок, лыбиться в даль: “Повезло…”,
морю в серебряный бок - всаживая весло.

Выползло крымское солнце, а под глазами - круги:
словно, не похмелившись, или не с той ноги…
Щуримся, ака японцы (верные наши враги).

Снилось: меня разбудят, выведут за жнивье,
родины больше не будет, и не отыщешь ее!
Море вокруг. Страницы вырваны из дневника.
В полночь слетелись птицы. Белые. Без языка…

Пахнет подгнившей вишней. Йодом и солью полн
воздух. Вокруг затишье, шорох радиоволн….
Новости : мир в Европе… Прибыл третьего дня
Симонов к - Пенелопе. Помните: “Жди меня…”?

Знаешь, Андрей, собака, парус под ветер. com.
Нам не нужна Итака. Рында звонит по ком?
Тянут пустые сети пьяные рыбаки.
Плаваем в Интернете. И не подать руки…
                                                        18.03.03
Из южного цикла

Дождь отшумел, полусухой красный ампир,
вновь о любви музыкальная плачет шкатулка.
Шлюха у входа в отель. Окаменевший сатир -
вдруг оживает и тащит ее в глубь переулка.

Ранее, статуя римской богини без головы
всех постояльцев встречала взором сердитым.
Новые моды: шлюха визжит, и, увы -
плачет сатир над своим, безнадежно отбитым...

В серых колготках, надетых на стрелки часов,
Время не может найти утешительных слов
для андрогинной природы...
Вот и рифмуешь: лесов-парусов-небесов.
Хочется кушать? Добавишь еще - колбасов,
и завершишь - бутерброды.

Думы о Родине здесь превращаются в чат,
но иногда, позабыв закипающий чайник,
ты вдруг почуешь: “На штурм!”, - янычары рычат
и окропляется кровью крымский песчаник.

Стихотворенья - бумажное пьют молоко
и оставляют школьные наши тетрадки,
запах цветущей акации и рококо
Черного моря, слегшего от лихорадки...

На цыпочках цикад…

Весенний Крым, вздыхает море в темноте,
и на террасе не отыщется огня.
Мечтай о славе и не спрашивай мате:
- Зачем ты пьешь через соломинку меня?

В Москве, на рынке - ассирийский виноград,
да фестиваль во всю рифмованную прыть.
А здесь - бессмертие на цыпочках цикад
к воде спускается, боится разбудить.

Из перехваченного письма

Крымские твои сумерки, узник пансионата -
в красных и фиолетовых буковках от муската.
У Партенитской пристани - ветрено и скалисто,
некому переписывать книгу о Монте-Кристо.

Море чихает в сумерках контрабандистской лодкой
и Аю-Даг с похмелья цепью гремит короткой.
Скрылась луна в серебряном шлеме мотоциклиста:
некому переписывать книгу о Монте-Кристо.

Знаешь, не все мы умерли или умом поехали.
Нас заманили в сумерки дудочкою ореховой.
Мы опускались в адские, брошенные котельные,
и совершали подвиги маленькие, постельные.

Местные долгожители нас называли крысами,
и полегли от ящура, в небо под кипарисами.
Пишем тебе, последнему брату, однополчанину:
- Не перепутай в сумерках - золото и молчание.

Обороняй вселенную в светлой своей нелепости,
у Партенитской пристани,
возле Кастельской крепости.

***
Корицей - укоризненно, лавровым
листом - высокопарно, чесноком,
лукавым луком, редкостным уловом,
из Партенита - птичьим молоком:

так пахнет август, королевский ужин,
в мечтах коньячных - кофе на плите,
и старый Крым, чей краешек надкушен -
любовью, ясен перец, в темноте.

Пусть Аю-Даг во сне идет к пророку,
а ветер - гонит волны в марш-броске,
читает Грина, сочиняет хокку
и переводит стрелки на песке.

Из коктебельского цикла

Мы с тобой по крови - постояльцы
коктебельских пляжей и холмов.
Как пловцы – облизываем пальцы
и опять заказываем плов.

И в который раз, неотвратимо
солнце погружается во тьму.
Пахнет морем. Жизнь проходит мимо
и никто не знает - почему?

Нам не умирается от скуки.
Постояльцы будущих времен -
мы с тобою, мысль о разлуке,
мы с тобою, мыс Хамелеон.
***
                                                 Андрею Коровину
Там, где утром режет волны - волнорез,
темно-красным проступает соль-диез.
У чайханщика - аптечка без креста
и спасательная станция пуста.

Пахнет йодом - осень ранняя в Крыму,
жизнь – прекрасна и не больно никому,
просто ей необходимы иногда -
острый берег и соленая вода,
после чая – карамболь и карамель.
Как тебе такое утро, Коктебель?

(колыбельная для книги)
Крымско-татарское иго
вновь из бутылки хлебнешь.
Рядом раскрытая книга –
душно. И вряд ли уснешь.

Воблы сушеная фишка
в черном квадрате окна.
Спи, моя старая книжка,
пусть тебе снится весна.

Винница, пьяная Ницца,
все, что угодно судьбе…
Только не с мясом страница,
только не пепел в трубе.

Гул пролетевшего МИГа,
утра зазубренный край…
Спи, моя старая книга,
больше меня не читай.
Шиповник
(змеиное)

(на пути к могиле М.Волошина)

                                            К.П.
Татарскую покинув халабуду,
преодолев волошинскую треть,
я сам себя в шиповнике – забуду:
как хорошо в шиповнике шипеть!

И пусть другим - поскрипывают скрипки
и пахнет медом траурная медь.
Хочу, мон шер, я сквозь свои ошипки,
на щиколотки женские глядеть!

Когда-то здесь ушли в песок монголы,
теперь – мангалы, кладбище столов…
Похолодало. Пляж нудистский - голый.
Над пляжем реет музыка - без слов.

Куда спешить? Присаживайся рядом.
Ответь поэт, картежник и гусар,
я жизнь люблю, но - что поделать с ядом?
Меня совсем измучил этот дар.

Прости за то, что я тебя тревожу.
(О, Чингачгук, твоя змея – глупа!)
Смотри, как в море - сбрасывает кожу,
ползущая к Волошину, тропа.

Попробуй из шиповника - варенье,
вернись домой в заслуженных прыщах.
Пусть ангелы из камеры храненья
копаются в потерянных вещах.


Кастельская
(подстольная)

Наш проводник заглушает моторочку,
виден сиротский приют.
Крымского берега черствую корочку -
чайки никак не склюют.

Песня гитарная, грустная, длинныя…-
кто бы тебя приструнил?
Небо Кастеля – из розовой глины и
море - из школьных чернил.

Вечер покажет плавник фиолетовый,
фыркнет дельфин у скалы.
Вот оно, тихое счастье поэтово -
чтобы ломились столы!

Милая девушка, может быть, гения
выпадет сделать с тобой?
Там, где прекрасные бродят мгновения
в роще бамбукововой…



12.12.09 00:08:18 msk
ВамдАнт ПендАль

За хребтом ненасытной ебли,
Бил отметился на Уэмбли:
Бил-не бил, получился гол,
Просто Билу помог бигболт.


09.10.09 07:59:10 msk
Борисов Юрий Михайлович (Borisovuri@mail.ru)

В который раз перечитал книги А.Кабанова "Айлавьюга" и "Крысолов", хочется ещё прочесть и иметь в своей библиотеке книги "Аблака под землёй" и "Весь" А.Кабанова.
Дай,бог, ему здоровья, а нам поболе его новых книг.С наступающим Днём рождения
Александр Михайлович.-С уважением Ю.Борисов.


27.09.09 18:15:57 msk
Эль

..."челобитная флешка" меня тоже прибила, помню. Как и множество других простых вещей, по которым, благодаря Кабанову, когда-нибудь будут в школах проходить наше долбаное время - по его, блин, стихам.
И хорошо, что Кабанова перевирают, пародируют, хвалят-ругают. Это уже социальный маркер.
А встретится лично мне очередной ругатель кабановских стихов - набью морду.
О стихах - только так.


27.09.09 14:02:14 msk
Марина

Как собрать кубик-любик?

Каждый поэт, создавая цикл стихов, заново творит мир. "Кубик-любик" Александра Кабанова - мир одновременно смешной и страшный, вывернутый наизнанку. Смех и ужас соседствуют: они стороны одной медали.

Все здесь соткано, кажется, из цитат, но это только на первый взгляд, потому что даже самые избитые образы, цитаты и аллюзии приобретают в поэзии Кабанова абсолютно новое,  не свойственное им ранее звучание. Всё это усиливается мастерской языковой игрой, где каждое слово, как звено в цепочке, тянет за собой другое и накрепко к нему припаяно.

Цикл открывает стихотворение, начинающееся ключевыми словами для понимания всей структуры: "Всадники Потешного Суда":

Всадники Потешного Суда -
клоуны, шуты и скоморохи,
это - кубик, это - рубик льда:
не собрать, ни разобрать эпохи.

Аллюзия на "Откровение Иоанна Богослова" здесь однозначна и очевидна: конец света предрекают  четыре всадника апокалипсиса, персонифицирующие собой различные катастрофы и катаклизмы.. Однако слово «Потешного» снимает впечатление ужаса. Мир оказывается обманчивым и «не складывающимся» в единую картину, так как некоторые пазлы или потеряны или не подходят именно к этой мозаике: «ни собрать, ни разобрать эпохи».. Здесь присутствует ужас, но не настоящий – цирковой, балаганный (наверное, как у А. Блока в «Балаганчике», где марионетка умирает, истекая клюквенным соком):

Сахар-сахар, что же ты - песок,
и не кровь, а кетчуп на ладони?
Вот архангел пригубил свисток,
и заржали цирковые пони.

Бог и человек в этом мире почти на равных: Бог – портье, человек – постоялец.

Следующие стихи раскрывают мысль, предложенную в первом: «Господь не выполняет план», люди, выключенные из мировой гармонии живут без любви («вот и любовь – аренда, птичьи мои права»), без надежды («всё быстрей и ближе слышится серебристый свист косы»),  без счастья («на земле у счастья -  никакого шанса, улетай на небо и не возвращайся!»)… Каково живётся человеку в таком мире со знаком «-», со знаком «без»? Человеку, который менее божьей коровки, в мире, который умер:

Старый почтовый ящик, соросовский ленд-лиз
для мертвецов входящих и исходящих из
снежного полумрака этих ночных минут,
Что ты глядишь, собака? Трафик тебя зовут.

Раненый Босхом в спину («вишнёвый и седой наполовину»),  живущий в сотворённом Николаем Васильичем Големом (аллюзия сразу и на самые страшные гоголевские образы, и на персонаж из еврейской мифологии, сотворенный из неживой материи) хороре, не просящий ничего у «давно бастующего Бога», - человек в художественном мире Александра Кабанова всё-таки центр Вселенной. В которой есть «запотевшие windows.» бессмертия, и странная любовь, изуродованная, искалеченная («и любовь в шутовских ярлыках - вот и режут ее по кусочку и уносят в своих рюкзаках».) , но все-таки не плотские утехи, а ЛЮБОВЬ, когда невозможно расстаться:

Вот и любят друг друга они,
от восторга к удушью,
постоянно одни и одни,
прорисованы тушью.

Я глазею на них, как дурак,
и верчу головою,
потому, что вот так, и вот так
не расстанусь с тобою.

И вера, наверное, тоже есть.

Последнее стихотворение замыкает цикл. В нём нет шутовских интонаций. Оно напевно и проникновенно. Говорение в нем сопоставляется с горением фонарей (у света свой язык), и в этом горении-говорении призыв к состраданию, как к благодати («и нам сочувствие даётся, как нам даётся благодать»). Недаром в последнем четверостишии появляется образ слепой девочки, рисующей на снегу чёртика (не чёрта). И поэт, увидевший его и запечатлевший в своём стихотворении , таким вот ЗАПЕЧАТЛЕНИЕМ помогает миру выжить.

Стучаться с «челобитной флешкою» к Богу страшно, да и смешно. Но можно попробовать…


21.09.09 10:18:17 msk
ЖЖ - Марине

Можно :)


19.09.09 11:16:46 msk
Марина (mar21015194@yandex.ru)

Ух, как! Тихо, даже напевно, а страшно то как, прочитала - потом выдохнула! Посижу, почитаю, а потом, если можно, напишу подробно!


17.06.09 12:54:31 msk
Кабанов

Владимиру (albion-53@rambler.ru)

Привет! Видимо, в текст прокралась опечатка. Спасибо!
Всем хорошим алма-атинцам - поклон!


16.06.09 11:16:00 msk
Владимир (albion-53@rambler.ru)

Привет, старик! Извини, что не пишу о стихах - они замечательны и только. Просто маленькая поправка: в стихе "Грешно увесистый том Сократа..." есть слово "оББитый" - так вот в нем одна Б лишняя. Если писать так - то оББитый будет означать нечто и впрямь оББитое, например, чайник от эмали.

С уважением к творчеству, Владимир из Алма-Аты. Привет Бахе!


29.04.09 17:37:59 msk
Кабанов

Куберскому и Кривоносу: спасибо большое на добром слове!


24.02.09 17:47:03 msk
И. Куберский

После длительного перерыва вернулся к стихам Александра Кабанова. Прочел цикл "Облака под землей".
Ну что, они стали еще лучше!


24.02.09 14:56:55 msk
Сергей Кривонос (novini.svt@mail.ru)

Стихи прекрасные, не знаешь даже кого рядом с вами поставить. Наверное Вы, в смысле значимости Ваших стихов, одиноки


03.04.08 10:00:38 msk
Валентин Глод (wglod@mail.ru)

Ну что молчиш? Крысолов! Пиши звони.
80982453588 - Мой мобильный


20.02.08 17:26:27 msk
Алексей Сомов

Интересный ход критической мысли. Не то, что конем, скорее даже раком. Значит, Кабанов виноват в том, что эпигоны эпигонят. То есть одно то, что они эпигонят, подтверждает, что стихи Кабанова "нецелостны" и т. д. А отсутствие в отзывах неких "условных мэтров" (ху из ит?) обязательного, по мнению критика, набора: глубина образа-свежесть мысли-чистота чувства - видимо, ьдолжно окончательно сравнять бедного поэта с землей.

Я, собственно, чего хотел сказать-то: а ну-ка цыц!


20.02.08 11:56:17 msk
Иван Иванов -Кабанову

  Не правда ли, Александр, ниже приведённые стихи Е.Чигрина насковозь пропитаны вашими интонациями? Хочу задать вопрос, - он имеет к вам прямое отношение: какая поэтическая ценность в подобного рода текстах? "О чём?" и "что?" - здесь и поставить-то некуда . Набор сочных абстракций и -ёк!То что Чигрин эпигонит пустоту, ясно с первой строфы.Да Бог с ним и иже с ним!
  Дело в явлении, которое неимоверно ширится.Я не возьму на себя смелость утверждать, что именно вы породили стихотворное сообщество Алкабостов-мистификаторов, но обилие необязательных слов в ваших текстах, которые отаукиваются в эпигонских поделках, говорит о вашей ключевой роли.
  Обратите внимание на отзывы,условно говоря,мэтров, которые вы помещаете в своих сборниках. В них нет даже оговорки на то, что ваши стихи потрясают глубиной образа, свежестью мысли, чистотой чувства... Но есть набор ахов и вздохов по поводу того или иного куска (вроде:"Ах, как вы славненько оттопыриваете мизинчик!") т.е. ваши стихи не целостны, а значит не являются Поэзией.
  И,судя по тому, как вы боитесь даже малой критики в свой адрес, дела ваши плохи.

  * * *

Весёлые бессовестные дни,
И мы одни, мы так с тобой одни,
Что, в лихорадке счастья утопая,
Слагают нас воздушные стихи,
За глянец глаз отпущены грехи,
И "Раковая шейка" - капля рая.

Винил поёт армстронговой судьбой,
Завинчивая ноты над собой,
Внутри трубы ему не одиноко?
Вот вермут в баккара, вот фуа-гра,
Кружись-катись, амурная мура,
Соединяй, как молоко и мокко.

Прости, что я - извечное вчера,
Сегодня здесь, а завтра фраера-
Архангелы пошлют с мешком по ямбы.
Какой тогда завяжешь узелок?
Я от любви в какую даль ездок?
Я от неё, как абажур без лампы.

_^_

               Пендаль


16.11.07 17:44:35 msk
Игорь (ntri@ukr.net)

  "Уха" - накрыло и очаровало. Вообще всё здорово! Хочу книгу. Где взятьесли живу в Сумах?


27.11.07 03:49:36 msk
Кабанов

Спасибо! Книжку (новая "Аблака под землей", вышла в Москве несколько месяцев назад) можно будет купить в Украине в сети КС ("Книжный супермаркет"). Вот, правда, не знаю, есть ли КС в Суммах.


07.03.07 12:10:42 msk
Кабанов

Ренату

Рад слышать и читать:)


05.03.07 13:05:17 msk
Ренат

Александр, тронуло)
хорошо так


07.09.06 10:51:25 msk
Бедричук (bedrychuk@bigmir.net)

Привіт.

Ти не поміг би знайти Вітю Левданьского, або Вітю Віхраня. Ми жили разом у гуртожитку.

За допомогу з мене вдячність і пиво.


18.07.06 20:37:02 msk
Andrey (peacedeathe@yandex.ru)

zdravstvuyte. mne nuzhno naiti dmitri burago. esli zdes' est' lyudi, kotorye ego lichno znayut, to proshu otkliknut'sya na moy pros'bu.


11.06.06 13:53:45 msk
Екатерина Полянская (Zvonnitsa)

Александр. у Вас совершенно замечательные стихи. Мне очень жаль, что я не смогла попасть на Ваш вечер у нас в Питере во время фестиваля. Зато теперь я могу читать в Интернете. Удачи Вам!


11.06.06 13:53:08 msk
Екатерина Полянская (Zvonnitsa)

Александр. у Вас совершенно замечательные стихи. Мне очень жаль, что я не смогла попасть на Ваш вечер у нас в Питере во время фестиваля. Зато теперь я могу читать в Интернете. Удачи Вам!


14.05.06 16:15:32 msk
фЕМЪ

А! Я поняла! Нужно 16-го подойти к Родионову и попробовать с ним договориться. 


14.05.06 11:45:47 msk
фЕМЪ

Вот-вот, я слэма в виду и имею. А как это сделать? Перчатку ему в морду или как?


14.05.06 05:20:25 msk
Кабанов

Женя, Родионов выступает на вечере
"Ультра.Культура" с Кормильцевым
и Витухновской. Давно запланированное мероприятие.

Это почему же с ним никто не хочет выступать? Видимо, ты меня не правильно поняла или же это говорил не я. В смысле боятся с ним выступать?
Ты, как и говорил Жадан, можешь
спокойно выступить на слэме. На нем должен быть и Родионов.


13.05.06 11:06:29 msk
фЕМЪ

Саша, что-то я запуталась в твоем журнале, не могу найти, где и как оставить коммент. Пишу сюда, авось.

Ты говорил о Родионове, с которым выступать никто не хочет. Я изучила вопрос, посмотрела стихи, прослушала записи. И загорелась против него выступить. Если все так, как я себе представляю, то я его, пожалуй, размажу.
Только не понимаю, к кому обратиться, чтобы обеспечить себе возможность с ним послэмовать? Ну, чтобы я зря черную кофту не надевала, мне не очень идет этот цвет.










НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Петрушка: и Анна Эммерих. Маленькие пьесы [И как - что ты хочешь - это должно быть все таки хорошо, человеконенавидеть здесь, и - человеконенавидя - хочешь чего - умереть в другой стране, как будто...] Анатолий Добрович: Загадки Бориса Клетинича [Его недавно опубликованные в Нью-Йорке стихи меня ошарашили. Почему он не показывал нам их раньше, если они были написаны в Израиле лет 15 назад?..] Владимир Гоголев (1948-1989): Зов утопающей жизни [И зов утопающей, тонущей жизни опять... / Недвижимость пищи и вечера дивного след. / Внимай, о народ, отворяя молитвенный рот, / Не меньше, чем...] Михаил Рабинович: ... На границе холода с теплом [То ли табличку повесили: "Переучет" - / там, на окошке божественной вечности дальней, / то ли убрали ее - вот и время течет, / и протекает, как...] Полина Орынянская: Стихотворения [Пока нам не роют окопов с траншеями, / Пока среди ночи не газует под окнами воронок, / Ты можешь спокойно бросаться на шею мне. / Всё ОК...] Сергей Петров: Тонкая материя [Рана, нанесенная мечом, заживёт, нанесённая языком - нет. Главное: оставайся самим собой, не изменяй себе и будешь жить в душевном покое...] Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита..." [Презентации двухтомника Антологии Литературных чтений "Они ушли. Они остались" и "Уйти. Остаться. Жить" в Санкт-Петербурге и Ленинградской области...] Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва [В Культурном центре академика Д. С. Лихачёва в Москве, в литературном клубе "Стихотворный бегемот", руководимом поэтом Николаем Милешкиным, прошел...] Юлия Долгановских: Стихотворения [но я плыла - а что мне оставалось? - плыть / Офелией, рекой, отцом, ребёнком, / зеркальным шаром - быть или не быть - / звучащим жалобно и тонко...] Юрий Рыдкин: Симметрия смерти [так исчезло то / чего никогда не было / но как же всё-таки существенна / и болезненна / эта тоска по отсутствию...]
Словесность