Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Александр Филиппов


ФАРШИРОВАННАЯ ЛУНА


Это когда в теплую безоблачную ночь маленькие человечки карабкаются, проминая собой жесткие скалы, вверх, когда несут туда на своих спинах воду и еще что-то. Да, именно тогда все и начинается.

Они срываются со скал один за другим, ломая ногти и впиваясь губами в шершавые макушки камней. Лунный свет подхватывает их и на тонких серебряных паутинках, тихо покачивая, относит вниз. Там и засыпают они, маленькие герои, незаметные среди травы. Вот.


А в моем доме появился маленький желтый шарик. Маленький и дырявый. Мне всегда его очень хотелось, а теперь, когда он наконец появился, я не знаю, что бы с ним такого вытворить. Это, как хотеть ламинированную женщину... В общем сижу сейчас и катаю своего желтого ламинированного друга по полу. Не знаю даже, как это все назвать...

Дырки да и только.


Мы сидели на серых изгибах гномьих колпаков и обсуждали топологию лунной поверхности. Я никогда не замечал улыбающейся морды на этом восковом блюдце.

- ты бываешь так хороша, когда бежишь, стягивая трусики на ходу, в соленые объятья морских глаз.

- вон там - глаза, здесь - усы, здесь - рот...

- да, здесь язык, вот он на твоих глазах, вот на шее...

- разве это похоже на Каина и Авеля? Это просто веселая сырная мордочка. А по лунной дорожке можно уплыть навсегда, в смерть.

Я провожу языком по ее ногам. Долго, медленно - от щиколоток к коленям, от коленей по бедрам выше. И тишина наступает вокруг. Все эти скрипучие ночные насекомые замолкают, замолкают, чтобы я мог слышать. И я слышу скользкое трепыхание языка на ламинированной поверхности.

Но это еще не конец, хотя уже поздно.


Фарш делают из мяса. Густо изрубленные мышцы раскладывают здесь и там. В самых неподходящих местах. Тарелки, кастрюли, холодильники... Стоит кого-нибудь изрубить помельче - он сразу съедобен и может валяться всюду где ему вздумается. Нет, не то чтобы я завидовал, но как-то бывает не по себе. Особенно, когда открываешь платяной, по всем признакам, шкаф и находишь там эту гадость... весна... среди ртутной чистоты зеркал.



© Александр Филиппов, 1999-2022.
© Сетевая Словесность, 1999-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность