Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Александр Филиппов


ФАРШИРОВАННАЯ ЛУНА


Это когда в теплую безоблачную ночь маленькие человечки карабкаются, проминая собой жесткие скалы, вверх, когда несут туда на своих спинах воду и еще что-то. Да, именно тогда все и начинается.

Они срываются со скал один за другим, ломая ногти и впиваясь губами в шершавые макушки камней. Лунный свет подхватывает их и на тонких серебряных паутинках, тихо покачивая, относит вниз. Там и засыпают они, маленькие герои, незаметные среди травы. Вот.


А в моем доме появился маленький желтый шарик. Маленький и дырявый. Мне всегда его очень хотелось, а теперь, когда он наконец появился, я не знаю, что бы с ним такого вытворить. Это, как хотеть ламинированную женщину... В общем сижу сейчас и катаю своего желтого ламинированного друга по полу. Не знаю даже, как это все назвать...

Дырки да и только.


Мы сидели на серых изгибах гномьих колпаков и обсуждали топологию лунной поверхности. Я никогда не замечал улыбающейся морды на этом восковом блюдце.

- ты бываешь так хороша, когда бежишь, стягивая трусики на ходу, в соленые объятья морских глаз.

- вон там - глаза, здесь - усы, здесь - рот...

- да, здесь язык, вот он на твоих глазах, вот на шее...

- разве это похоже на Каина и Авеля? Это просто веселая сырная мордочка. А по лунной дорожке можно уплыть навсегда, в смерть.

Я провожу языком по ее ногам. Долго, медленно - от щиколоток к коленям, от коленей по бедрам выше. И тишина наступает вокруг. Все эти скрипучие ночные насекомые замолкают, замолкают, чтобы я мог слышать. И я слышу скользкое трепыхание языка на ламинированной поверхности.

Но это еще не конец, хотя уже поздно.


Фарш делают из мяса. Густо изрубленные мышцы раскладывают здесь и там. В самых неподходящих местах. Тарелки, кастрюли, холодильники... Стоит кого-нибудь изрубить помельче - он сразу съедобен и может валяться всюду где ему вздумается. Нет, не то чтобы я завидовал, но как-то бывает не по себе. Особенно, когда открываешь платяной, по всем признакам, шкаф и находишь там эту гадость... весна... среди ртутной чистоты зеркал.



© Александр Филиппов, 1999-2019.
© Сетевая Словесность, 1999-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Анна Долгарева: Утопия (оммаж компьютерной игре "Мор.Утопия") [Мятежный март сродни моей природе. / Я слышу всё отчётливей весной, / как тает снег и как в бутылках бродит / не выпитое за зиму вино... / ...] Поцелованный ветром [Вечер памяти Александра Сопровского в Подмосковном литературном клубе "Стихотворный бегемот".] Айдар Сахибзадинов: Обгон: и Казанские вруны: Два рассказа [Ну, не хочешь сам, не мешай врать другому! Может, это потреба! Тем более, если честно, человек тут не врет, ибо сам верит. Он рядит себя в героя. Разве...] Владимир Алейников: В семидесятых [..В дымке призрачной. Там, в Царицыно. Там, совсем далеко. Далече. Там, где наши звучали речи. Где беседы мы встарь вели. Там, давно. Так давно! Когда-то...] Александр Немировский (1963-1986): Мы пришли, вы нас звали [...И всё равно полночное шоссе / И первый светофор на Кольцевой, / Хоть не желай того, вернутся все. / Куда тебе, куда ещё домой?] Галия: Мышиный горошек [Кто-то когда-то / придумал любовь, / сочиняя стекло / из тумана]
Словесность