Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        ЗИМА


        * ВОЛШЕБНИК
        * Татарское войско заемных снегов...
        * Гербарий: ива, бересклет...
         
        * МОСКОВСКИЙ ВАЛЬС
        * Романтика столба, собачьего Бродвея...
        * ПРИЧИТАЛЬНАЯ


          ВОЛШЕБНИК

          На падали листвы следы предзимья.
          Редеет свет. Растет продажа шуб...
          Давай на пять минут вообразим - я
          Маэстро снов. Творю зеленый шум
          В отдельно взятой области жилища -
          Весна у нас почти не занята.
          Дыши смелей и воздух станет чище,
          Когда в окне распустятся цвета
          Опальной акварели. Лесостены
          Сметут с пути стремительной листвой
          И в контурах плетей дверных растений
          Останется бессонный образ твой.
          А ты лежи на свежем, хрустком, белом,
          Почти что брачном девственном снегу.
          Угрюмым петербургским корабелам
          Продам твои браслеты, а серьгу
          Оставлю - трогать, пробовать губами
          Черненый очерк прочного ребра...
          Истикали минуты. Снова с нами
          Предзимье, вечер, привкус серебра.
          Мы - здесь.

          _^_




          * * *

          Татарское войско заемных снегов
          Отступит к рассвету в Сибирь.
          Под грохот оваций, под свист батогов,
          Под карканье птицы снегирь,
          Весна подведет орудийный расчет
          И выстрелит в наше окно.
          И ты улыбнешься и скажешь "Еще",
          А я промолчу все равно.
          День кончился ночью. Фартовый февраль
          Продулся в очко на Сенной.
          Бес продал Россию маркизу де Сталь,
          Смеясь над нелепой страной.
          Мой ангел-хранитель твоих сигарет
          Ушел в гастроном за травой,
          Крылом прикрывая подбитый портрет
          И нимб над седой головой.
          Кто строит земной мандариновый рай,
          Кто тянет впотьмах канитель?
          Последний автобус уплыл в Мандалай,
          Последний журавль улетел...
          А я остаюсь королевой ресниц,
          Твоей колыбелью, малыш.
          И капает, капает, капает вниз
          Сусальное золото с крыш.

          _^_




          * * *

          Гербарий: ива, бересклет,
          Кленовый лист, листок бумаги.
          Простой троллейбусный билет
          Чуть сероват от старой влаги.
          Симптом осенней суеты:
          Окурок, курица, корица.
          Плывут по улицам зонты,
          Под ними тлеют чьи-то лица.
          Линяет радуга витрин,
          Дожди идут к Москве походом.
          И в синей сумке мандарин
          Звеняще пахнет Новым Годом.

          _^_




          МОСКОВСКИЙ  ВАЛЬС

          Из бумаги лодочка - как рука...
          Бренность гардеробного номерка,
          Телефонный шепот, звонок в окно -
          Так у нас, газетных, заведено,
          Так у нас, придуманных, повелось -
          Разговоры вместе, а ночи врозь.
          И вперед - по стоптанной мостовой
          В город всемятежный, беспутный, твой.
          Что ему гранит, что чугун и медь -
          Ведь старуха жизнь и девчонка смерть
          Вместе бродят в сумерках по дворам,
          Тополиным кланяясь веерам,
          Собирают судьбы и дарят дань.
          А в колодцах звезды - поди достань!
          И - чужим уставом в родной обряд -
          Станция метро "Неохотный ряд"...
          Где найти того, кто тебя поймет?
          Чувствуешь на пальцах кирпичный мед?
          Видишь - на носочках сквозняк сырой
          Побежал по лестнице на второй...
          Да, к тебе в квартиру. Открой, не трусь!
          Забери себе невесомый груз,
          Сохрани, таясь в четырех стенах,
          Мертвое, как бабочка, "Гуте нахт".
          Ночь добра к юродивым и ворам,
          Рассыпает счастье по всем ветрам.
          На седой асфальт, на холодный наст,
          Но по счастью, кажется, мимо нас.
          Полежи без просыпу, не зевай,
          Даром за окошком звенит трамвай,
          Даром завалялось с дурных времен
          Сморщенное яблоко "Гуте йорн".
          Подожди - спешит, о часы стучась,
          Наш двадцать пятый час.

          _^_




          * * *

          Романтика столба, собачьего Бродвея.
          Крапленые купе, ключи чужих квартир.
          И ты, во всей красе, фаллическая фея.
          Стада своих свиней ведешь в пустой сортир.
          На кафельном полу, среди зеркал и кранов,
          Ты вешаешь меня на сердце, как медаль.
          Из ваньки-дурака я становлюсь ИвАнов,
          В нечищеной душе живет себе миндаль.
          Роди двойное "да" и я построю башню,
          А может быть и храм, смешной, тебе под стать.
          Мне дорого одно - бессмысленно и влажно
          Пронзительным цветком в тебя навек врастать.
          Закончится весна, растает снег на лицах.
          Луна в твоем окне опять навеселе.
          Ты спишь, едва дыша... А я учусь молиться,
          Целуя след колес святого "Шевроле".

          _^_




          ПРИЧИТАЛЬНАЯ

          Осень небо вымыла добела,
          Плакали к заутрене колокола,
          Выли псы без просыпу и от нас
          Ехал биться с ворогом светлый князь...
          Конь гарцует по снегу вороной,
          Следом скачут латники за войной
          От семей по совести до судьбы
          Нарубившись досыта лечь в гробы.
          Так ведется от веку - каждый год
          Собирают отроков - и вперед!
          Шепчет совесть горькая, кривя пасть:
          "В поле окровавленном с честью пасть
          Подобает воину на Руси.
          Помолись святителям - и рази!
          И, врагов бесчисленных одолев,
          На погосте ласковом спи в земле.
          А потом, как водится на Руси,
          Меч из рук натруженных примет сын,
          За дедов, за прадедов, за страну,
          В свой черед отправится на войну!"
          ...А княгиня плакала у дверей,
          Целовала волосы дочерей,
          Повторяла князю вслед, как во сне:
          "Слава тебе, Господи, - сына нет!"

          _^_



          © Ника Батхен, 2002-2021.
          © Сетевая Словесность, 2002-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия [Кто жил на нашей улице в пору моего детства, их уже нет. Как несметная стая птиц, поднявшаяся от старых тополей, их имена-образы зависли над памятью,...] Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации [В Культурном центре академика Д.С. Лихачёва 15 июня 2021 проект "Вселенная" в рамках цикла "Уйти. Остаться. Жить" представил сборник стихотворений и эссе...] Артём Козлов: Стансы на краю земли [Здесь земля не круглая, а плоская, / Что не поцелуй, то сцена Оскара. / Каждое молчание загадочно, / В книге мы - бумажные закладочки...] Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка [Мы жили с ливнем, как соседи. / Я довела его до слез. / Умчался на велосипеде, / Мелькая спицами колес...] Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" [Как воздействует (да и воздействует ли) на человека невидимое: неосознаваемое им, скрытое и ускользающее от его сознания - и что изменяет (да и изменяет...] Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы [Создание безошибочных схем - это еще не творчество, творчество начинается именно с ошибки...] Евгений Орлов: Четыре стены [И поэтому - имеющий уши да развесит их, имеющий глаза - да развесит и их. Перед вами - "Четыре стены", дорогой мой читатель..] Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна [острова собираются в стаи, ломая камни / о течение вод, отражающих бесконечность: / наклонилась и шью по ее васильковой ткани / письма иглами по...]
Словесность