Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



        НАБОКОВ




          путешествие из петербурга в монтре

          и родился по реомюру
          и умер в эмиграции

          в промежутке была литература
          и шахматные абстракции

          белые: Кра7, Фb6, Лf4 и h5,
          Се4 и h8, Кd8 и е6,
          пп. b7 и g3

          черные: Кре5, Лg7, Сh6, Ке2 и g5,
          пп. е3, е6 и d7

          мат в два хода

          природа
          логической спешки
          отсылает к иллюзии
          b8K

          бледный К
          бывший только что пешкой
          ржет с насмешкой

          из тупика
          варианты ответа ложатся
          на размер менуэта

          d6, c5, король d6 или d5
          3/4, 3/4, реверанс
          не удержать

          3/4, 3/4,
          закружилась голова
          выступает слон с2

          наставляет на врага
          бивней белые рога

          солнца два на небосклоне
          по-над морем мчатся кони
          на другие берега

          Mme de V.

          мадам де ви
          мы будем с вами
          говорить о седлах
          или о любви
          о бабочках
          с бобровой спинкой
          о бомбейском свами
          или о варварской москве

          или лучше
          мы с вами купим книжку

          о чорт ее возьми тоске
          по родине
          (ужасно холодно
          должно быть
          лежать закопанным
          в песке
          сырой балтийской дюны
          скажем
          с дыркою в виске)

          ну нет уж
          если тратить деньги
          так на что-нибудь получше

          смотри на арлекинов!

          мы гуляли в окрестностях
          bellefontaine
          наши пальцы гуляли
          a quatre mains
          в застежках нехитрой одежды

          ты отдернула руку
          воскликнув debauche!
          я был тоже хорош
          прошептав в эротической сноске
          - j’ai froid...

          выбирая одну
          из размеченных троп
          лезть по лестнице плоти
          нехитрое дело

          порассуждаем теперь о любви

          ада, или радости страсти

          от рук ее веяло холодом
          шея пылала
          мальчик почтмейстера звонил у дверей
          розовощекий лакей
          отпрыск дворецкого
          летел через залу
          и по звучным плитам сеней

          и сердце ее обмирало

          в умелых руках
          все счастливые семьи
          несчастны по-своему

          . . . . . . . . . . . . .

          вдавлено дуло в нежную кожу
          кость разлетелась в осколки
          сюита для флейты
          жив - кто это? - штатский -
          сочувствие - жажда - дочка с кувшином -
          черт - это же мой пистолет

          он ласково поцеловал ее
          и они поехали обедать

          . . . . . . . . . . . . .

          светская дама
                    вульгарная старая стерва
          мерзкая морось дождя
                    холодит точно жаба

          время для морфия? нет пока еще рано
          черно-белая бабочка села
          на поле мраморного романа

          теряясь в его живописных деталях
          в его ледяной перспективе
          в его естестве

          solus rex

          в пятистах лиловых верстах
          от столицы
          в кустах
          спрятан университет
          в нем полувзрослые дети
          их также пятьсот
          и их лица
          большей частью так же лиловы
          поскольку
          им в наставники выставлен труп
          сравнительной истины
          ах

          перламутровым утром
          оттуда выходит король
          solus rex
          сухонький стук ноготка
          по воротам
          скромной каменной дачи
          коих столько в округе
          ненастойчивый секс
          гигиена разврата
          поцелуйчик
          протянутой ручки
          случайной подруги
          прост и пуст
          точно долг без отдачи

          может
          сладок и густ
          он и будет когда-то
          но фрагмент неокончен
          увы

          лолита

          далеко
          как только можно

          в некотором княжестве у моря
          например
          где юные русалки так смешливы
          а водяной царь-царь так одинок
          и в этом так печален
          на самом берегу
          стоит обычный венский стул

          на стуле этом байрон
          сидит и вспоминает дочку аду
          говоря
          легко и осторожно
          на коленях
          тебя держать
          и поцелуй отцовский
          на нежной щечке
          запечатлевать
          под грохоток
          игрушечного смеха

          так легко
          так осторожно

          прозрачные вещи

          огонь
          вскормленный поначалу
          промасленным тряпьем
          подброшенным в подвал
          ободренный горючей
          жидкостью
                     добротно
          разбрызганной
          и там и сям по стенам
          и лестницам
          помчался по отелю
                    беззаботно
          словно бы
          по европейским сценам
          прелестница
          балетная порхала

          (черный 313-й номер
          на белой двери
          мнемонически
          можно представить
                                         вот так
          арестант в капюшоне
          меж двух сгорбленных стражников
          сзади и спереди
          движется справа налево
                                         в костер)

          подлинная жизнь себастьяна найта

          а до этого было такси
          поезд с тесным и душным купе
          и еще четверть часа
          спотыкливой прогулки
          по темным проулкам
          и вот он уже здесь
          в сен-дамье

          по лицу хлещет ветер
          дождливая взвесь
          будто маска
          ландшафт остывающей рампы
          вянет медленный свет
          и подходит к концу маскарад
          и безмолвный суфлер
          моет руки
          в синем отсвете лампы
          сен-дамьенской больницы

          и сестра
          круглолицая женщина
          с очень маленьким носиком
          заливаясь румянцем
          произносит слегка нараспев
          и с акцентом:

          господин
          так смешно говоривший
          по-английски
          I have seized a cold
          и по-моему
          он был все-таки русский
          так вот он уже умер вчера





          © Амир Ваддах аль-Амири, 2002-2020.
          © Сетевая Словесность, 2002-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность